Category: философия

Ответы на комментарии.

Дорогие мои, последнее время ко мне никто не ходит, помогать некому, и некому даже прочесть мне комментарии. Позавчера мне позвонила с дачи моя подруга Наташа и сказала, что комментарии к последним постам такие трогательные, что прямо слеза прошибает. А потом мне позвонил мой друг из другого города и по моей просьбе прочёл мне комментарии, правда, очень добрые и лестные для меня. Большое вам за них спасибо. Вы мои друзья, мой круг общения, моя семья, и я убеждена, что именно вы – причина и источник моего долголетия.

А теперь я немножко поотвечаю на комментарии, которые запомнила. В комментариях к «Случаю из прошлого» меня спрашивают, что же всё-таки это было, кто был этот человек и что ему от меня было нужно. Конечно же, я думала об этом, и есть у меня на этот счёт некоторые соображения. Офицеры спросили у Яши, что он об этом думает, и Яша сказал – думает, что это именно то, о чём они сейчас говорили. Капитан спросил у меня, говорил ли этот человек как западный украинец, как восточный украинец или как русский. Так вот, он говорил, как человек, проживший жизнь в России. Вот я попыталась себе представить, о чём офицеры с Яшей говорили, сопоставила это с тем, что человек, «захвативший» меня, был русским, и в голову мне пришла такая идея… Тогда бродили банды наших солдат. То ли это были дезертиры, то ли демобилизованные солдаты (массовая демобилизация уже началась), которым некуда было возвращаться, или не хотелось возвращаться домой, в свои колхозные деревни. Война – это особый образ жизни, и тем, кто привык к нему за несколько лет, не так просто вернуться в мирную жизнь. В жизнь, где один день похож на другой, где нужно ходить на неинтересную работу, тянуть лямку, жизнь бедную, голодную. Вот я думаю, что человек, который вёл меня куда-то под дулом пистолета, был одним из таких солдат и что он вёл меня в какую-то берлогу, где он жил со своими товарищами. И хотя в том, как он держал меня под руку, я не почувствовала мужского интереса к себе, но там скучали его товарищи, и девочка была бы им очень кстати. Наверное, это и имел в виду капитан, когда сказал, что не хочется даже думать, что было бы со мной, если бы они не оказались в этой парикмахерской. Мне сильно повезло, что они там были. Эти банды для обычного горожанина, для обывателя были страшнее бандеровцев. В отличие от идейных бандеровцев, эти были чистые уголовники и были опасны для каждого.
Collapse )

Московские эпизоды.

Я хочу описать несколько эпизодов, мне кажется, в них чувствуется московский характер и особая московская интеллигентность, которая была свойственна москвичам, независимо от того, к какому сословию они принадлежат. У Аристотеля в «Поэтике» много посвящено эпизоду. Аристотель не любит эпизод. А я - наоборот, люблю. Из эпизодов складывается ткань жизни, но у нас сейчас нет возможности вдаваться в литературоведческие дискуссии с Аристотелем.

Я ехала в трамвае. Я тогда была на первом курсе и совсем недавно в Москве. А на ступеньках открытой двери трамвая, держась за поручень и, подставив лицо летнему ветру, ехал пожилой человек, то, что называется «простой человек», рабочий. И с упоением не слишком громко читал Есенина. Он сказал: «Я вам не кенар…», и остановился огорченный, забыл продолжение. Я пожалела его и подсказала: «Я вам не кенар! Я поэт! И не чета каким-то там Демьянам». Человек благодарно кивнул мне и продолжал всю дорогу, уже не сбиваясь.
Collapse )

Воспоминания. Киев 1935-1941 гг. (11)

 Я не знаю, как судили моего отца. Приговор был «Десять лет без права переписки». Мы тогда не знали, что эта формулировка означает расстрел и надеялись, что через 10 лет мы увидимся с папой. Он был здоровый, сильный человек, никогда ничем не болел, у него даже ни одной пломбы в зубах не было, и мы считали, что он сможет выдержать 10 лет, тем более, что никто и вообразить себе не мог, что надо было выдержать.
Collapse )