Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

На злобу дня. Про памятник и про Дзержинского


Идёт оживлённая общественная дискуссия на тему о том, восстанавливать ли памятник Дзержинскому в Москве на Лубянской площади, где он стоял с 1958-го по 1991-й год. Я сама видела по телевизору, как на шею Дзержинскому накинули петлю и стащили его с пьедестала под радостные крики огромной толпы. И теперь вдруг такая дискуссия, даже не оживлённая, а оживлённейшая, тема памятника Дзержинскому чуть ли не затмила тему Навального. Я как-то прозевала, как эта тема возникла, и признаюсь, она меня удивила. Я уже как-то цитировала, может, не раз, некоего подростка, который в телепередаче сказал такую фразу: «Раньше красные были хорошие, а белые плохие, а теперь красные плохие, а белые хорошие». И действительно это так. Поэтому меня не удивляет, что кто-то, возможно, коммунисты, предложили вернуть памятник Дзержинскому на Лубянскую площадь, но удивляет дискуссия. Значит, у этой идеи, кроме коммунистов, есть сторонники. А я хочу просто бессовестно воспользоваться этим поводом и написать о Дзержинском, что мне давно хотелось сделать.

Во времена моего детства и отрочества Дзержинский был, может быть, самым популярным из революционеров и занимал особое место. Его называли рыцарем революции, и слово «рыцарь» к его облику очень подходило. Вы знаете, что моего брата назвали Феликсом в честь Дзержинского, и Феликсов тогда появилось очень много. Кроме нашего Феликса я знаю ещё трёх. Двух в Москве и одного в Красноярске.
Collapse )

В дополнение ко вчерашней реплике на злобу дня. Концовка

Дорогие мои, по недоразумению во вчерашний пост не вошла концовка. Я помещаю ее отдельно.

Реальный срок тюремного заключения Навальному, конечно, нужен, нужен позарез. Те, чьим ставленником он является, его хозяева, таким образом делают ему биографию. Потому что действительно странно получается… Навальный несколько раз был под судом, но не сидел ни разу. В 2013 году по делу Кировлеса Навальный и Офицеров были приговорены к 5 и 4 годам лишения свободы, соответственно, а через несколько месяцев суд заменил лишение свободы на условный срок. По делу «Ив Роше» брат Алексея Олег был приговорен к 3,5 годам колонии общего режима, а Алексей Навальный, проходивший по тому же делу, был приговорен к 3,5 годам условно. Отбывая условный срок, он против всяких правил получил возможность баллотироваться в мэры Москвы.

Это все немножко странно, непонятно, может вызвать подозрения, бросить тень на светлый образ «оппозиционера». (Кстати, оппозиционность его какая-то очень однобокая. Она заключается в том, что Навальный отыскивает у людей власть имущих какую-то собственность, которую они скрывают. Это, конечно, очень популярно. Люди этим очень возмущаются, но это возмущение у меня создает почему-то такое впечатление, что они просто завидуют богатым.)

Нам рисуют такую картинку: Навальный героически вернулся в Россию, зная, что его посадят, а вдруг бы не посадили – тогда геройства никакого не было бы. Он должен посидеть в тюрьме, а кончится все должно тем, что народ вынесет его из тюрьмы на руках, как Нельсона Манделу.

В дополнение ко вчерашней реплике на злобу дня


Я в своём ЖЖ никогда не помещаю чужих текстов. У меня не бывает перепостов. Но сегодня в порядке исключения я хочу это сделать. Я хочу поставить фрагменты текстов, написанных Дмитрием Шушариным, я уже как-то в нашем ЖЖ давала ссылку на его тексты:

«…его [Явлинского] высказывания о Навальном – гражданский подвиг. Что же до Шендеровича и прочих навальнят (Пархоменко и все ЭМ, Альбац, Рогов, прочие), продвигающих кандидата в фюреры, то они этим занимаются еще с московской мэрской кампании-2013, когда несли чудовищную ахинею, оправдывая его шовинизм. Тогда я сказал, что если это отработка гонораров (Кремль, Сечин, Альфа-банк, вот предполагаемый круг спонсоров), то это хоть как-то их оправдывает. Но если они от всей души и чистого сердца, то дело совсем дрянь».

«А всем, кто лепечет, что в Русском марше Навальный участвовал давно, что после его антигрузинских и антимигрантских выступлений прошло много лет, что он переродился и очистился, скажу одно: подобное срока давности не имеет».
Collapse )

Про Веру Инбер. Продолжение-3



Немного почитаем стихи Веры Инбер, те, которые наиболее для неё характерны, отражают особенности её личности, для чего и существует лирика, и которые я при этом знаю наизусть.

Будь для меня учителем и другом,
Распредели мой день по солнечным часам.
Расчисли отдых мой по звездным дугам,
По птичьим голосам.
Мечтай со мной под яблоней цветущей,
И в свежий полдень виноград дави;
Но лишь не говори о бывшей или сущей
Любви.
Не лучше ли, подобно мудрым пчелам,
Средь золотых медов окончить век.
Любовь же явится - и в бешенстве веселом
Разрушит улей топором тяжелым,
Как дровосек.
Collapse )

Ответы на комментарии. Продолжение-3



Дорогие мои, я продолжаю болеть, состояние не улучшается, поэтому ничего нового и интересного я не могу. И чтобы не нарушать график выхода постов, я решила поставить ответы на комментарии, написанные давно. Я тогда их почему-то не поставила, считала, что этот текст незаконченный, и ставлю теперь таким, какой он есть.
Collapse )

Про себя

Наша старая любимая читательница elena_sheo специально связалась с Юрой, чтобы спросить у него, почему он больше не помещает напоминание о пожертвовании? Она сказала, что всегда переводила пожертвование на Яндекс кошелёк, а теперь переводить туда почему-то не получается, а номер моего счета в Сбербанке она не знает. И она попросила Юру дать ей этот номер. Юра сказал ей, что не помещает больше объявления о пожертвовании потому, что я не велела их помещать. Я действительно не велела – и объясню почему. Я считаю, что в связи с пандемией все обеднели, а мое финансовое положение осталось прежним, оно стабильно. Мой единственный доход – пенсия, а пенсия не уменьшилась. Правда, цены выросли чуть ли не в полтора раза на продукты, а что самое главное – на лекарства. А я пью лекарства горстями, четыре горсти в сутки. Одну горсть до и после завтрака, вторую – до и после обеда, третью – до и после ужина, четвертую – перед сном. А цены на лекарства растут буквально с каждым днем. Рубль падает, а лекарства заграничные. Ну ничего, я как-то укладываюсь, не голодаю. Голодаю, конечно, но не потому, что денег нет, а потому что мне есть ничего нельзя. При панкреатите показаны голод, холод и покой.

А уж как подорожала косметика – это страшное дело, а без нее мне никак нельзя, в моем возрасте кожу необходимо поддерживать. Я стараюсь поддерживать – и все равно похожа на Кикимору Болотную. Я уже об этом говорила. Марлен Дитрих последние чуть ли не пятнадцать лет своей жизни в дом никого не пускала и из дома не выходила. Ее видели только несколько человек, которые ее обслуживали, они же были ее друзьями. Я бы хотела теперь жить так же, как она, но не получается. Ко мне приходят – и все, кто приходит, непременно хотят со мной сфотографироваться. Марина «яблочная» пришла и со мной сфотографировалась, да еще выложила эти фотографии в интернет, и в интернете были отклики, писали, что на некоторых фотографиях я вполне себе ничего и хорошо, что она их выложила, а на других фотографиях я выгляжу ужасно и не надо было их выкладывать. А на прошлой неделе приходил мой духовник, мой любимый отец Джованни, он меня исповедовал, причастил, мы с ним помолились, а потом он, несмотря на свою невероятную занятость, потратил более получаса времени на то, чтобы со мной сфотографироваться. Он сделал множество фотографий, на которых мы с ним плечом к плечу, головка к головке. Надеюсь, публиковать он их не станет.

Collapse )

История моей жизни. Заключение


Я уже писала, что история моей жизни – это история моих отношений с Игорем Тареевым. Все, что было до этого, это предыстория, а то, что после – это период изучения истории, которая закончилась, ее исследования, анализа и всяких разборок с ней. В этом периоде я и сейчас нахожусь. Я начала писать эту историю моей жизни в нашем ЖЖ, причем рассказывала о ней очень подробно. Написала множество постов. Рассказала о нашем знакомстве, о четырех годах наших сложных и трудных отношений до того, как мы поженились. О замужестве, о свадьбе, последний пост назывался «начало семейной жизни», а дальше меня отвлекло что-то, что казалось мне более актуальным. Я собиралась вернуться к истории моей жизни и продолжить рассказывать ее так же подробно до конца, до того, как мы расстались, но как-то так случилось, что я к этой теме так и не вернулась, о чем сожалею. Но нельзя сказать, чтобы вы не знали этой истории, в постах вроде бы на другие темы она как-то была изложена. Я написала несколько постов о моих отношениях со свекровью, и Игорь там, конечно, фигурировал. И когда я писала о сносе Зарядья, о переезде на новую квартиру к Северному Речному вокзалу, о жизни на Войковской, о жизни на Большой Ордынке – это все было и про Игоря, и про наши отношения.
Collapse )

На Большой Ордынке. Продолжение


В прошлом посте я писала о районе, в который мы переехали с Войковской. Продолжу эту тему. Я хочу написать о Пятницкой улице… Пятницкая – это торговая улица, другой такой нет в Москве. Не улица, а сплошное шумное торжище. В каждом доме магазин, а то и два или три. Магазины всякие, трудно назвать товар, который нельзя было бы купить на Пятницкой. Причем все эти магазины расположены на первых двух кварталах Пятницкой от набережной до Климентовского переулка. В первом доме от набережной по левой нечетной стороне улицы большой кондитерский магазин – в него ездили со всего города. Считалось, что в этом магазине лучшие пирожные в Москве. Рядом – большой магазин «Рыба», тоже общегородского значения. Чуть поодаль, в доме в стиле модерн, – роскошный магазин «Меха», шубы в нем висели так, что каждую шубу можно было рассмотреть. И шубы мне казались драгоценными, уникальными. Я ходила в этот магазин как в музей. Я в нем купила только рыжую лисицу на воротник для зимнего пальто. И в том же доме был магазин «Семена» – туда тоже ездили со всего города. На другой стороне улицы – на углу Пятницкой и Черниговского переулка, куда выходит наш двор, был большой магазин мяса. Он был замечателен тем, что там продавались сырокопченые окорока. За всю свою долгую жизнь в Москве в разных районах города я таких окороков больше нигде не видела. Стоили эти окорока недорого, 2 руб. 60 коп. килограмм, когда курица стоила 2 руб. 20 коп. килограмм. Весь окорок весил немногим больше 2,5 кг – это была передняя нога, и мы покупали обычно целый окорок. Когда у нас были гости, мы, к их удивлению, вынимали из холодильника целый окорок, тоненько нарезали и подавали как закуску. А еще можно было с ним печь пиццу, варить гороховый суп с копченостями, варить борщ. А из кожи, ее там было много, и костей, с добавлением мяса конечно, можно было сварить прекрасный холодец. Холодец тогда стал нашим увлечением.
Collapse )

Еще о жизни на Войковской и об обмене



В прошлом посте я рассказала о жизни на Войковской, хочу немного дополнить мой рассказ. Лена не интересовалась мальчиками, совсем не интересовалась. Нас это несколько удивляло, но не огорчало. Педагоги считают, что любовь – их главный враг. Есть такой стишок:

Любви на свете нет,
Есть только увлеченье,
Оно бывает с юных лет
И вредно для ученья.

Вот учебе Лены ничто не вредило. Психологически она оставалась ребенком. Однако, когда мы отдыхали втроем в Гудауте на каникулах после Лениного девятого класса, Лена на короткое время оказалась на пляже одна, мы с Игорем отошли купить воды в киоске. Мы увидели, что к Лене подошел какой-то мужчина и сел рядом с ней, о чем-то поговорил и ушел. Мы спросили у Лены, о чем с ней разговаривал этот человек. Лена сказала, что он хотел познакомиться и приглашал вечером куда-то пойти. Лена сказала: «Он подумал, что я взрослая». Вообще-то она лежала на пляже в одном купальнике, и какая она – он хорошо видел. Мы спросили у Лены, что она сказала незнакомцу, Лена ответила, что она сказала: «Вот идут мои родители». А он сказал: «Ох уж эти родители!» Встал и ушел. Как-то мы были втроем в кафе, и какой-то парень проявил к Лене внимание, как нам показалось, избыточное. Мы вмешались, парень сказал: «Какое ваше дело?» Мы объяснили, что Лена – наша дочь. А Лена ничего не поняла. Другие посетители кафе обратили внимание на эту сцену, и один из них сказал нам: «Ваша дочь не понимает, что она уже взрослая».
Collapse )

Наконец, мы все вместе!


У меня частенько бывают проблемы с названием. Не знаю, как озаглавить пост, и это плохой признак. Говорят, как корабль назовешь – так он и поплывет. И если я сама не знаю, как назвать мой корабль, то от плаванья ничего хорошего ждать не приходится. А уж в этом посте, мне кажется, как-то особенно нет ни складу, ни ладу. Ну уж будь что будет. Вы у меня добрые – и я надеюсь, что и на этот раз вы будете ко мне снисходительны, как всегда.

Теперь у нас с Игорем была квартира, и можно было подумать о том, чтобы съехаться с мамой. Я сказала маме, что поеду в бюро обмена, опубликуюсь в бюллетене, который выпускает это бюро, повешу объявление на доске в бюро обмена, словом, начнем процесс обмена. Мама сказала, что, конечно, начнем обмен, но не сейчас, а немного позже. Так она все откладывала и откладывала, к нашему великому огорчению. Я понимала, что это связано с маминым старшим братом и моим дядей Пинхусом, который жил с мамой. Он был старше мамы на двадцать лет и тяжело болел. Я понимала, мама боится, что, когда мы съедемся, в большой семье дядя будет чувствовать себя некомфортно, его положение станет неопределенным, он почувствует себя приживалом. К тому же для тяжелобольного человека наша шумная жизнь с гостями и застольями будет трудна.
Мы подали заявление об обмене, только когда дядя умер, и почему-то очень долго не могли найти желающих с нами обменяться. Наконец, нашли, но обмен этот нельзя было назвать удачным. Все наши друзья и знакомые, мои сослуживцы из ЦНТБ отговаривали нас от этого обмена. Нашу двухкомнатную квартиру на Смольной улице, малогабаритную, но все же общей площадью около 40 кв. м, и мамину комнату площадью 24 кв. м, мы обменяли на квартиру, хотя и трехкомнатную, но маленькую. В трех комнатах было 37 кв. м – 10, 18 и 9 кв. м. Кухня 4,5 кв. м, правда, плита четырехконфорочная. Совмещенный санузел и крошечная прихожая. За наши с мамой 64 кв. м мы получили квартиру площадью около 50 кв. м, причем в самом дешевом доме. Дом был пятиэтажный, без лифта, из силикатного кирпича. Полы в квартире дощатые, крашеные (потом мы настелили паркет), потолки низкие.
Collapse )