Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Сегодня началась война


Войну я помню даже не с первой минуты, а с первой секунды, я уже писала об этом. Первая бомба этой войны разорвалась в двух троллейбусных остановках от нашего дома в Киеве, и мы слышали взрыв. Бомба упала на киностудию им. Довженко. Тогда она не носила имени Довженко, а называлась просто “Кинофабрика”. Я написала о войне в нашем ЖЖ подробные воспоминания. Написала о Киеве под бомбежкой, дороге в эвакуацию, о жизни в эвакуации и возвращении в Киев, о Дне Победы. Я не собираюсь писать об этом еще раз. Я хочу написать совсем о другом. Людей, которые пережили войну уже взрослыми, в сознательном возрасте, осталось мало. Сегодня живут люди, которые войну вообще не застали либо во время войны были детьми. И у них от войны остались детские воспоминания. А детские воспоминания - это дело особое. И вот эти люди сегодня создают свою историю войны, соответствующую их сегодняшним убеждениям, я хочу подчеркнуть, именно сегодняшним их убеждениям. Эта создаваемая ими картина войны не имеет ничего общего ни с реальностью того времени, ни с убеждениями людей того времени. Этим грешат и читатели нашего ЖЖ, даже doc_rw. Это то, что называется искажением истории. Мне это не нравится, и, пока я жива, я буду с этим бороться, рассказывать, как все было на самом деле.

Например, doc_rw связывает отступление первого периода войны, позорные полтора года “драпа” до самой Волги, с тем, что советские люди не хотели воевать за колхозы и поэтому просто не сопротивлялись немцам. Это чушь собачья, вот нисколько правды в этом нет, ни капельки. С первого дня войны в Киеве в военкоматы выстроились очереди желающих добровольцами идти в армию. Никто не хотел дожидаться повесток. В этих очередях было много женщин, я не встала в очередь, потому что мне три недели назад исполнилось 16 лет, а в 16 лет в армию не брали. После войны в Станиславе в редакции армейской газеты “За счастье Родины” я познакомилась с бывшими ифлийцами, и они рассказали мне, что с первого же дня войны все ифлийцы, включая женщин, пошли добровольцами в армию. Подали такое заявление и преподаватели ИФЛИ, но их по возрасту в армию не взяли, а взяли в ополчение - они защищали Москву. Один из друзей моих знакомых ифлийцев был одноглазым, вернее, у него было два глаза, но видел только левый, а правый не видел совсем. Кстати, по происхождению этот парень был английский лорд. Кажется, лорд Таунлей, но его предки переехали в Россию уже в конце XVIII века. Так вот, этот парень сумел обмануть медкомиссию. Когда стали проверять зрение, велели рукой закрыть один глаз и посмотреть на таблицу. Он правой рукой закрыл правый глаз, а левым глазом он все видел. Велели закрыть рукой второй глаз, и он левой рукой закрыл опять правый глаз, а врачи не заметили его уловки. Таким образом, в армию его взяли. И он погиб на войне.
Collapse )

Всем спасибо!


Дорогие мои, спасибо вам за поздравления, за добрые слова, за хорошее отношение. В этом году, наверное, в связи с юбилеем, и на сайте Яблока поставили некий текст, содержащий поздравление и очень лестную оценку моей скромной особы. 30-го и 31-го с утра до поздней ночи телефон не умолкал. Я не успевала положить трубку на стол, как раздавался новый звонок. В выпавшую минуту молчания я разогрела тарелку супа и надеялась съесть его горячим. Но не получилось, съела три ложки, раздался звонок… Я доедала суп совершенно холодным. В 0 часов позвонил яблочник Илья Холодняк и сказал: «Извините за столь поздний звонок, но все время было занято». И после Ильи был еще один звонок. Казалось бы, все это должно меня только радовать – я и радуюсь, но при этом еще испытываю большую неловкость, огромную. Я чувствую себя самозванкой. Это всё не про меня. Получается, что я всех обманула. Не хотела обманывать, но обманула. Я совсем не тот человек, за кого вы меня принимаете. Это вообще удивительно… Моя мама всегда говорила, что мне свойственна «неуместная откровенность». Что нельзя так о себе все рассказывать, что люди так не живут, кишками наружу, да это и неприлично. Я доверяла маме: раз она так говорит, значит, так оно и есть. Но я не могла себя изменить. А потом я прочла у Ромена Роллана… Я хочу вам объяснить, что в мое время Ромен Роллан был очень популярным и очень любимым писателем. Он был другом Советского Союза, и поэтому его всего перевели и много издавали. Мы его знали не хуже, чем русских классиков, и любили. Так вот, Ромен Роллан сказал, что искренность – это дар, такой же редкий и ценный, как художнический дар. Я прочла это, маме прочла вслух – и успокоилась. Значит, мне не нужно в себе ничего менять. В следующий раз мама начала было мне выговаривать, сказала: «Лина, ну зачем ты рассказала… Ах, да, у тебя же дар!» И вот с этим даром неуместной искренности я все-таки ухитрилась всех обмануть. Я всегда считала, что в собственном тексте спрятаться невозможно. Если даже человек захочет выдать себя за кого-то другого, будет очень стараться, то все равно правда вылезет. А у меня, получается, не вылезла, хотя я обманывать не старалась.
Collapse )

Хочу, чтобы вы прочли

В пятницу на радиостанции «Эхо Москвы» в течение часа был Григорий Алексеевич Явлинский, и речь шла, в частности, об его новой статье, которая называется «После карантина». Судя по тому, что говорилось в передаче, статья показалась мне очень интересной. Назавтра, 30 мая, мне позвонил Игорь Яковлев, пресс-секретарь Явлинского и мой друг, и поздравил меня с днём рождения. А я попросила его сделать мне подарок на день рождения – прочесть по телефону статью Явлинского. Он человек очень занятой, но всё-таки нашёл время и прочёл мне статью. И как только мы с ним разъединились, позвонил Григорий Алексеевич, поздравил меня с днём рождения и произнёс длинную прочувствованную речь. Говорил, как он всегда говорит,- что я «национальное достояние» и что он по мне сверяет курс, если я ещё с ним, значит, он всё делает правильно, словом, что-то в этом роде. А я была, прочитавши статью, в теме, и мне было о чём с ним поговорить. Статья состоит из небольших главок, последняя главка посвящена ситуации в сегодняшней России. Там всё правильно и очень точно сформулировано, как это может только Явлинский. И я решила перепостить эту главку в моём ЖЖ, чтобы вы её прочли.
Collapse )

Юбилейное


Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
Из него раздаваться будет лишь благодарность.

Иосиф Бродский

Эти строчки, которые я использовала в качестве эпиграфа, Иосиф Бродский написал про меня. Он, правда, думал, что пишет про себя, но к нему это не вполне подходит. Его жизнь не оказалась длинной, он умер на 56-м году жизни, как мой муж. А вот ко мне это подходит точно, и про солидарность с горем, и про благодарность. И моя жизнь действительно оказалась длинной. Сегодня у меня не просто день рождения, а юбилей. Мне исполнилось 95 лет. Вот чего никогда от себя не ожидала – так это что проживу так долго. Для этого не было никаких предпосылок. В нашем роду никто так долго не жил, а моя жизнь была ничуть не легче, не благополучнее, чем жизнь моих родителей, бабушек и дедушек, дядей и тётей. «Колесо истории» проехалось по нашей семье со всей тяжестью. После 1937 года мы стали ЧСВН (члены семьи врага народа) со всем отсюда вытекающим. А вскоре началась война. Война для всех была тяжёлым испытанием, но не для всех одинаково. На фронте была прямая угроза жизни. Многие мои сверстники погибли, в тылу, на трудовом фронте, где прямой угрозы жизни не было, тоже в основном было не менее трудно, чем на фронте, но не везде одинаково. Моя главная школьная подруга Люся была в эвакуации в Омске и рассказывала, что не голодала и не работала. Правда, её отца не взяли на фронт, он был строитель и руководил большой стройкой. А я тяжело работала, и голодала наша семья по-чёрному, мы пухли с голоду. Известно, что у тех, кто перенёс тяжёлый голод и дистрофию, нормальное отношение к еде не восстанавливается.
Collapse )

История моей жизни. Родня мужа



Я хочу рассказать про старшую сестру Александры Ивановны Марию Ивановну, Муру, тётю Муру. Это интересная история, в ней отразилось время. Я уже писала, что после смерти отца Муру, которой было 17 лет, приняли в богатую купеческую семью в качестве воспитанницы и отчасти компаньонки. Мура была красавицей, и в неё влюбился сын хозяев, Юра, студент математического факультета Московского университета. Хозяева очень испугались, что их сын женится на бесприданнице, и быстро выдали Муру замуж за друга и ровесника хозяина, тоже очень богатого купца. Брак этот длился недолго, муж Муры вскоре умер, и на ней женился его друг и ровесник, опять же очень богатый купец. Это мне напоминает пьесы Островского, например, пьеса «Последняя жертва», где на героине, вдове купца, женится друг её мужа, Фрол Федулыч, спасая её от возлюбленного, которому от неё нужны были только деньги.

Второй брак Муры тоже продлился недолго. Произошла революция, и второго мужа Муры не стало, не знаю точно, как. Возможно, он умер от огорчения, когда у него забрали всё, чем он владел, человек ведь был очень немолодой. Мура второй раз стала вдовой. А Юрий, так сильно её любивший, в 1917 году окончил университет и ещё до того, как она овдовела, сразу после революции уехал на юг и там вступил в добровольческую армию Деникина, в которой воевал в течение всей Гражданской войны, дослужился, кажется, до чина капитана. После окончания Гражданской войны Юрий вернулся в Москву. Разыскал Муру, которую любил по-прежнему, сделал ей предложение, и она согласилась стать его женой. Белогвардейское прошлое ему в вину не поставили, я думаю, просто потому, что никто о нём не знал. Юрий стал преподавать математику в ВУЗах, когда организовали МАИ (Московский авиационный институт), он стал преподавать в этом институте, кажется, даже заведовал кафедрой. Институт дал ему квартиру в институтском комплексе, это называлось «жить на маях». У них было двое детей. Старшая дочь Валерия и сын Слава, не знаю его полного имени. Юрий всю жизнь любил свою жену такой же сильной и всепоглощающей любовью, как в юности, время ничего не изменило. Как-то Игорь зашёл к ним в гости, он часто у них бывал, и у него с собой был однотомник Блока. Он положил книгу на стол, дядя Юра её увидел и сказал: «Блок…». Он произнёс это слово так, как будто вспомнил о чём-то прекрасном и давно забытом. Полистал книгу и сказал: «Мура, здесь про тебя:
Collapse )

История моей жизни. Ещё о свекрови. Продолжение

В одном из прошлых постов про свекровь я писала, что Александра Ивановна сказала мне, что, выйдя замуж за Игоря, я совершила большую ошибку: Игорь никогда не будет много зарабатывать. Я спросила, почему она думает, что для меня это важно, что мне нужны деньги. Она сказала, что я привыкла к красивой жизни, а Игорь такую жизнь обеспечить мне не сможет. И интересно, что как выяснилось, так думала не одна она. Как-то, дело было, кажется, в 1975 году, мы с Игорем в магазине «Динамо» выбирали рюкзак. Мы собирались в отпуск и хотели купить рюкзак поудобнее. Наш старый рюкзак Игорю не нравился. В магазине мы неожиданно встретили Лёню Емельянова, главного друга юности Игоря. Я о нём рассказывала, Игорь даже жил у Лёни несколько лет, когда мама Лёни вышла замуж и переехала к новому мужу. Игорь жил у Лёни, пока тот не женился на Гале. Когда мы с Игорем поженились, я очень хотела, чтобы дружба между Игорем и Лёней сохранилась, очень старалась. Но это не получилось из-за Гали, она была партийным функционером, секретарём парторганизации на большом заводе. И мировоззрение у неё было соответствующее. Они с Лёней приходили к нам в гости, и Галя говорила то, что мы с Игорем не могли принять. Возражать ей было бессмысленно и бесполезно. Лёню политические взгляды жены не очень волновали. К тому же она была человеком властным, и он предпочитал ей не возражать. Так постепенно дружба Игоря и Лёни как-то отмерла, что ли. Но сейчас, неожиданно встретившись в магазине, мы все трое обрадовались. Но Лёня сказал: «Вы вместе? Вы, значит, не разошлись? А говорили, что вы разошлись». Мы спросили, кто говорил. Он сказал: «Да разные люди говорили». Я спросила: «Может быть, эти люди объясняли и причину развода?». Лёня сказал, что «Да, объясняли». Говорили, что мы разошлись потому, что Лина привыкла к красивой жизни и любит её, а Игорь для красивой жизни недостаточно зарабатывает. «Но теперь я вижу, что эти слухи неверны. Вы вместе, в отпуск собираетесь, рюкзак выбираете». Вот как это так бывает, что о человеке, в данном случае обо мне, создаётся устойчивое общественное мнение, совершенно не соответствующее действительности. Но это я так, это лирическое отступление совершенно не в тему поста. А теперь вернёмся к моей свекрови.
Collapse )

Первый канал ТВ к юбилею Победы

В связи с 75-летием со Дня Победы Первый канал ТВ четыре дня подряд показывал передачи на весьма пикантные темы. Первая называлась: «Маршал Рокоссовский. Любовь на линии огня». Вторая – «Маршал Баграмян. Любовь на линии огня». Третья – «Маршал Конев. Любовь на линии огня». Четвёртая – «Маршал Казаков. Любовь на линии огня». Оказывается, у наших маршалов во время военных действий, в разгар военных действий были бурные романы с красивыми женщинами. Я целиком или почти целиком посмотрела только передачу о романе Рокоссовского, потому что к Рокоссовскому я хорошо отношусь и про него мне всё интересно. У него был роман с врачом-хирургом, назвали её имя, но я его забыла. Передача была очень длинная и довольно скучная, несмотря на то, что про любовь. Эта женщина родила от Рокоссовского сына, которого, кажется, назвали Костей в честь отца. Были там и внуки. Рокоссовский всю жизнь продолжал любить эту женщину, её детей и внуков, жил на две семьи. Я не ханжа и не хочу его за это осуждать, хотя хорошего тут мало. Человек слаб, любовь зла, сердцу не прикажешь… Но хвастаться здесь особо нечем. Бывает, что люди живут на две семьи, но обе семьи от этого страдают. У мусульман мужчина может иметь несколько жён, но сколько бы жён у него не было, это всё равно одна семья. Все жёны знают о существовании других жён и воспринимают это как норму. У нас же двоеженцы стараются от каждой семьи скрыть существование второй семьи. Скрыть чаще всего не удаётся. Все от этого страдают и воспринимают такое положение как что-то постыдное. Я считаю, что настоящий мужчина, когда женится и заводит детей, берёт на себя ответственность за семью. Он должен сделать так, чтобы его близкие, жена и дети, были счастливы. Если он и сам при этом будет счастлив, это благо. А если он не будет испытывать полного яркого счастья, то ничего страшного, можно прожить и без него. Счастье его близких и сознание выполненного долга могут заменить ему счастье. А если жена надоела, и захотелось чего-то новенького, то на этот случай есть русские поговорки «На всякое хотение есть терпение» и «Хочется-перехочется-перетерпится». Тешить свой эгоизм, причиняя страдания близким – мне кажется, это недостойно мужчины. Не знаю, зачем я это написала, в роли моралиста я, наверное, выгляжу смешно. Но мне в истории с романами наших маршалов интересно то, что это происходило во время военных действий. Я хочу объяснить, почему.
Collapse )

История моей жизни. Свекровь и не только.

До сих пор я писала об Александре Ивановне времени нашей совместной жизни, а теперь хочу написать то, о чём рассказал мне Игорь, начиная с её детства.
Отец Александры Ивановны служил на железной дороге. Железная дорога тогда была самой передовой отраслью, аванпостом прогресса. Как-то Ахматова, Раневская и не помню, кто была третья, возможно, Щепкина-Куперник, говорили о романе «Анна Каренина», и Ахматова сказала, что всё-таки нехорошо со стороны Льва Толстого, что он бросил Анну под поезд. А Раневская ответила: «Что вы, милочка, ведь поезд – это было так модно». Так вот, отец Александры Ивановны был железнодорожным чиновником довольно высокого ранга. У них с женой было четверо детей. Первенец сын и три дочери. Старшая Мария, её называли Мура, средняя Александра – Шура, и младшая Аня. Отец семейства умер не старым. Когда это случилось, сын был уже взрослым, самостоятельным человеком, Муре было 17 лет, Шуре 12-13, а Ане 8. Муру взяли в богатую купеческую семью в качестве воспитанницы и компаньонки. Младшую, свою любимицу Аню, мама оставила дома, а Шуру отдали в воспитательный дом для детей чиновников. Словом, из четырёх детей только Александра Ивановна оказалась в детском доме, так что, возможно, у неё были некоторые основания считать, что мама любила её меньше, чем других детей. В детском доме была школа, Шура оказалась способной, любознательной, училась очень хорошо. Когда вышла из детского дома, учительница хотела продолжать с ней заниматься, сказала, что будет заниматься бесплатно. Но жила учительница далеко, к ней нужно было ездить на конке, а денег на конку мама Шуры давать не захотела. А если бы мама не поскупилась на копейки на конку, Александра Ивановна могла бы получить образование, и жизнь её могла бы сложиться иначе.
Collapse )

Ответы на комментарии к мартовским постам

Тему свекрови я далеко не исчерпала, но я решила чередовать посты о том, что касается меня лично, с постами на неличную тематику. Чередовать, так сказать, приятное с полезным.

semenspokojnyj написал: “Одноклассника моей мамы в присутствии Берии били палками”. Я верю, что так и было. Но хочу вам напомнить, а может, вы про это даже не знаете, что и сейчас в любом районном отделении полиции людей избивают и насилуют - и женщин, и мужчин. Я не хочу сказать, что все работники силовых структур - садисты, но все садисты стремятся служить в силовых структурах, потому что там насилие - законная часть работы. Всем известен случай, произошедший в Казани, и он освещался в СМИ. Там мужчину в отделении милиции насиловали бутылкой так, что повредили какие-то важные внутренние органы и он скончался. Недавно по телевидению рассказали о таком случае: в Москве ночью в отделении полиции дежурили три полицейских и женщина-дознаватель. И вот трое коллег изнасиловали эту дознавательницу. Насиловали всю ночь так жестоко, что утром она пошла к судмедэксперту и получила справку об изнасиловании. Ну вот как такое может быть - изнасиловать свою коллегу? И я знаю еще более страшный случай, его мне рассказала моя подруга и однокурсница Эмма, вы ее знаете, я о ней много писала, она умерла в марте прошлого года, я до сих пор ее оплакиваю. Так вот Эмма рассказала мне про свою соседку... У нее соседка старая женщина, которая жила с внуком-десятиклассником. Бабушка и внук - они были семья, и больше у них никого на свете не было. Как-то их соседи позвонили в милицию и пожаловались на то, что после 11 вечера у них звучит громкая музыка. Музыку слушал внук. Милиционеры приехали и забрали мальчика в отделение. Утром бабушка получила труп. Что они делали с мальчиком всю ночь, как они развлекались...

Collapse )

Ответы на комментарии к постам про свекровь.

Мне прочли комментарии к постам про свекровь и я хочу на них ответить. Читательница esya спрашивает, неужели я ни разу не заплакала, ни разу ни сказала свекрови резкого слова. Не заплакала. Свекровь говорила про меня: «Из нее слезу не вышибешь», верно ставила себе такую задачу, но решить ее не получилось. Говорить свекрови резкие слова – значило бы встать с ней на один уровень, а для меня это было невозможно. Вы, дорогие читатели, меня давно знаете, неужели вы можете себе представить, что я участвую в перебранке на бытовой почве.

К антисемитизму я отношусь не так нетерпимо, как Семен Спокойный. При мне обычно мои знакомые антисемитских речей не произносили я их антисемитами не считала, но Игорь сказал мне, что 99% русских, а может чуть больше антисемиты и я думаю Игорь знал, о чем говорит. А.П. Чехов говорил о евреях: «мне жабу хоть сахаром обсыпь, все равно есть не стану». Правда Чехов, как известно, начал: «выдавливать из себя по каплям раба». Если эта операция прошла успешно, то он и антисемитизм должен был выдавить, хотя уверенным быть нельзя. То, что Чехов хорошо относился к Левитану ни о чем не говорит. У каждого антисемита есть свой любимый еврей, для которого он делает исключение. Был ли исключением Левитан? Прообразом художника в рассказе «Попрыгунья» многие считают Левитана и для этого есть основания. И нельзя сказать, что этот художник – персонаж уж очень положительный. О нем сказано, что он огромного дарования художник, но как человек он особой симпатии не внушает. Известно, что после публикации этого рассказа Левитан с Чеховым чуть ли не поссорились. Когда у Льва Толстого спросили, что он думает о еврейском вопросе, он сказал, что в череде его интересов еврейский вопрос на 81-м месте. Нельзя это высказывание считать антисемитским, но все-таки обидно, что 81-м. Еврейский вопрос в России стоял достаточно остро: черта оседлости, процентная норма в учебных заведениях и т.п., но Льва Толстого это не интересовало. Вот о польском вопросе он написал повесть «За что», о войне на Кавказе написал «Хаджи Мурат», о крепостном праве написал «Утро помещика», но еврейского вопроса нигде не коснулся, ни в художественных произведениях, ни в статьях. Пушкин писал: «Ко мне постучался презренный еврей…я дал ему злато и проклял его…» Правда это Пушкин писал не про себя, а про героя стихотворения «Черная шаль». В эпиграмме на Булгарина Пушкин писал:
Collapse )