Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Ответы на комментарии к постам про Веру Инбер


Спасибо за комментарии и за интерес к Вере Инбер, который вы проявили.
Читательница zewgma пишет: «Плохо знаю стихи Веры Инбер, благодаря этому посту поняла, что надо восполнить этот пробел. Может быть, похожая интонация у Риммы Казаковой... Хотя она жила позже».
Ответ. Очень интересное наблюдение, мне не приходило в голову, что Вера Инбер и Римма Казакова похожи. Но я плохо знаю Римму Казакову. Теперь специально посмотрю её стихи.

Читательница zewgma пишет: «Кстати, в наше время вполне сохранились убежденные троцкисты - Революционная рабочая партия. Она международная. Не знаю, одобрил бы сам Троцкий ее деятельность или нет».
Ответ. Для меня это очень своевременный комментарий, я как раз собираюсь начать писать о Троцком. Буквально следующий пост будет о нем.

Читательница trinao пишет: «А как вы считаете, известная история о том, что якобы Маяковский написал эпиграмму, посвященную Инбер, в связи с одним ее стихотворением, это правда или байка? Я имею в виду строчки "Ах, у Инбер!" – вы наверняка читали об этом».
Ответ. Я ничего не знала об эпиграмме Маяковского на Веру Инбер, узнаю об этом только от вас, и большое спасибо за эту информацию. Эту эпиграмму мы сейчас нашли в интернете, но это эпиграммой назвать трудно. И потом, это не про поэта и стихи, а про ее женское очарование.

Отвечу все-таки ber_mudas, хотя я писала, что отвечать ему не стану и вообще его забаню. Что касается отношения Веры Инбер к Беломорско-Балтийскому каналу, то к нему и Горький хорошо относился. Тогда многие не понимали происходящего, и Вера Инбер, конечно, не понимала. Если бы большинство все понимало про Советский Союз, не находилось бы в заблуждении, то Советский Союз не просуществовал бы так долго. Большинство населения Советского Союза были искренними советскими патриотами. Многие верили Сталину и любили его, многие и сейчас его любят - вы это знаете не хуже меня. Так что Вера Инбер просто принадлежала к большинству. Семена Кирсанова я не люблю и за поэта не считаю. Он очень хорошо владел стихом, но это чистое рифмоплетство, его стихи совершенно пустые.

А сравнение Веры Инбер с хеком и сельдью не кажется мне удачным. Я предупреждала ber_mudas, что если он будет писать комментарии, по объему превосходящие мои посты или содержащие то, что мне кажется неприличным, то я его забаню. Вот думаю, не забанить ли в связи с гнилой сельдью. Может, и забаню, хотя сделаю это не без сожаления.
Collapse )

Про Веру Инбер. Продолжение-3



Немного почитаем стихи Веры Инбер, те, которые наиболее для неё характерны, отражают особенности её личности, для чего и существует лирика, и которые я при этом знаю наизусть.

Будь для меня учителем и другом,
Распредели мой день по солнечным часам.
Расчисли отдых мой по звездным дугам,
По птичьим голосам.
Мечтай со мной под яблоней цветущей,
И в свежий полдень виноград дави;
Но лишь не говори о бывшей или сущей
Любви.
Не лучше ли, подобно мудрым пчелам,
Средь золотых медов окончить век.
Любовь же явится - и в бешенстве веселом
Разрушит улей топором тяжелым,
Как дровосек.
Collapse )

Про Веру Инбер. Продолжение-2



Поставлю, пожалуй, несколько стихотворений Веры Инбер, разных, чтобы вы увидели разные грани её поэтического творчества. Как я уже говорила, я цитирую по памяти, и поэтому могу что-то переврать, читала я это больше полстолетия назад.


Любушка-Любаша – это гордость наша,
Из себя картиночка притом.
Любушка-Любуся нашла себе гуся,
Жёлтые ботиночки на нём.
У Любуси-Любки вздёрнутые губки,
Лучше не рассказывай при нас.
У Любуси-Любки, лучше не рассказывай,
Шарфик очень газовый, ядовитый газ.
Ходят по аллейке бусики на шейке,
Хоть возьми да задуши.
Ах, Любовь Петровна, это безусловно,
До чего вы хороши.
Collapse )

Про Веру Инбер. Продолжение


Дорогие мои, мне только сейчас прочли ваши пожелания выздоровления. Большое спасибо! Вы помните, вы уже не раз вытаскивали меня из моих тяжелых обострений. Так произошло и на этот раз. Мне уже лучше, хотя я только сейчас узнала, что это благодаря вашим пожеланиям. Еще раз спасибо!

Сразу после революции Вера Инбер с Жанной переехали в Москву. В прошлом посте мы говорили о том, что Вера Инбер приняла революцию. Принять приняла, но не участвовала в ней. Мы говорили, что стихией Веры Инбер был уют, а бурные политические события – это было не её. В стихах она сожалела о своем неучастии, но, я думаю, скорее делала вид, что сожалеет. Она писала:

Например, я хотела бы помнить о том,
Как я в Октябре защищала ревком
С револьвером в простреленной кожанке.
А я, о диван опершись локотком,
Писала стихи на Остоженке.
Я писала лирически-нежным пером.
Я дышала спокойно и ровненько,
А вокруг, отбиваясь от юнкеров,
Исходили боями Хамовники.
Я хотела бы помнить пороховой
Дым на улице Моховой,
Возле университета.
Чуя смертный полет свинца,
Как боец и жена бойца,
Драться за власть Советов,
Невзирая на хлипкий рост,
Ходить в разведку на Крымский мост.
Но память твердит об одном лишь:
«Ты этого, друг мой, не помнишь».
Collapse )

Про Веру Инбер


У нас поста нет уже две недели, а может быть, три, или еще больше. С этой болезнью я совершенно счет времени потеряла. А кроме того, что я болею, еще и Алла, она теперь моя единственная помощница, с нового года на связь не выходит. Она экскурсовод и все новогодние каникулы у нее были экскурсии с раннего утра до позднего вечера, так что на работу со мной у нее времени не оставалось. Она обещала, что, как только кончатся новогодние каникулы, мы начнем работать, но каникулы кончились, уже и Старый Новый год прошел, а Алла пока не звонила. И я решила, что продиктую сейчас своей племяннице Маринке Березиной не то, что я должна была писать по плану (с выполнением плана вообще дела обстоят очень плохо), а то, что мне писать проще и приятнее, где мне не нужно ни в чем мучительно разбираться, увлекая вас в свои разборки.

О Вере Инбер мы уже как-то говорили. Мне кажется, Юра нам устраивал сеанс аудиосвязи – и я читала ее стихи. Вы меня еще спрашивали, не были ли мы с ней знакомы. Нет, я не была с ней знакома. Когда мои родители учились в Москве и жили в общежитии ИКП (Института красной профессуры), мне было только шесть лет и на литературные тусовки меня не брали, а дома у нас Вера Инбер не бывала. А папа был с ней знаком, и мне кажется, был неравнодушен к ней как к женщине. Он вообще питал слабость к слабому полу, и слабый пол платил ему взаимностью. Папа говорил, что у Веры Инбер очень красивые руки. Говорил, «ручка – живой магнит». Знакома я с ней не была, но стихи ее слышала ежедневно. Папа все время их читал, и дома они обсуждались. Я слышала эти стихи и, значит, запоминала наизусть, потому что память у меня была абсолютная: слышать значило запомнить.
Collapse )

Ответы на комментарии. Продолжение-2


Дорогие мои, я вам не рассказала и не собиралась рассказывать, а теперь поняла, что придется все-таки рассказать, иначе будет непонятно, что происходит сейчас в нашем ЖЖ и вообще. Дело в том, что я болею. Болею тем, чем теперь все болеют, ковидом или как он там называется. Вроде бы и из дома не выхожу, и ко мне никто не приходит – как я могла подцепить эту заразу, непонятно… Но вот подцепила. Не осталась в стороне от общего тренда. Болезнь тяжелая и какая-то особенно противная. Все кости ломит, все мышцы болят, дышать тяжело, кашель замучил, ночью спать мешает, голова болит, тяжелая и ничего не соображает, и сердце не справляется. Я очень страдаю. Лена лечит меня, накладывает мне множество препаратов, таблетки, микстуру, я все пью без разбора, не спрашивая, что от чего. Температура держалась недолго, помогли антибиотики. И Наташа, мой социальный работник, тоже болеет этой болезнью, сидя у себя дома. Мы с ней общаемся по телефону и делимся впечатлениями. Мне кажется, что Наташа болеет более тяжело, чем я. Ей уже два раза казалось, что она выздоровела, а потом опять поднималась высокая температура и все начиналось сначала. И Дора, наша собака, тоже болеет. Часто дышит, и дыхание горячее, у нее явно температура. И Лена ее тоже лечит. Интересно, что с тех пор, как я заболела, Дора не хочет со мной общаться, – подойдет близко, посмотрит в лицо, убедится, что я болею, поворачивается ко мне хвостом и уходит подальше. У животных есть инстинкт, который не позволяет им общаться с больными, чтобы не заразиться. Больное животное изгоняется из стаи, а если не уйдет, могут разорвать. И больных птиц чаще заклевывают. Я не хотела вам рассказывать про болезнь, думала, что, несмотря на нее, буду продолжать вести ЖЖ, не выбиваясь из графика (два поста в неделю), но, как видите, что-то не очень получается.
Collapse )

Ответы на комментарии. Продолжение



Я написала, что не отвечаю на комментарии, может быть, уже месяц, а может, и больше, но собираюсь на все комментарии ответить. Хотела начать отвечать на комментарии с того месячной давности поста, где перестала отвечать. А потом, как я уже говорила, я решила, что это будет неправильно. Старые посты подзабылись и свои комментарии к нему подзабылись, и интерес к ним снизился. Поэтому я решила отвечать на комментарии к постам в обратном хронологическом порядке. Вначале отвечу на комментарии к последнему посту, потом к предпоследнему – и так дойду до первого неотвеченного поста.

Последний пост я, неожиданно для себя, посвятила развитию литературы и всех видов искусства в Советском Союзе – бурному развитию, несмотря на цензуру и на то, что партийная критика «прорабатывала» писателей, которые отклонялись от «генеральной линии партии», хотя что такое эта «генеральная линия», трудно было определить. Мне также трудно понять, почему эти сложные условия способствовали развитию. Возможно, писателю для того, чтобы полностью реализовать свой талант, сделать максимум того, на что он способен, нужно испытывать некое сопротивление среды. Благодаря этому сопротивлению среды, он лучше чувствует важность того, что делает.
Collapse )

Ответы на комментарии


Я давно не отвечала на комментарии, может быть, месяц или даже больше. Вы могли подумать, что комментарии мне не читают и что вообще они мне не интересны. Это не так. Я уже писала, что ваши комментарии мне важнее, чем мои посты – и так оно и есть. Я живу изолированно, нигде не бываю, ни с кем не встречаюсь и почитать что-нибудь хотя бы в интернете тоже не могу, потому что я не вижу. А ваши комментарии мне читают – и это моя единственная обратная связь с жизнью и с обществом. Благодаря комментариям я знаю, «какое милое у нас тысячелетье на дворе» и «какова средняя температура по больнице». Я, конечно же, хочу ответить на комментарии к тем постам, где я на комментарии не ответила, я хочу ответить не на все, конечно, а на те, которые требуют ответа. Если в комментарии пишут: «Спасибо, было очень интересно», – то такие комментарии меня, конечно, радуют, но ответа они не требуют.

Я хотела начать отвечать, как я уже сказала, с комментариев к тому посту, где перестала отвечать, но сейчас решила, что это будет неправильно. Старые посты вы забыли, и авторы комментариев забыли свои комментарии и чем они были вызваны. И за столь длительное время интерес к ним снизился. Поэтому я начну отвечать на комментарии к последним постам – к постам «На Большой Ордынке». Но это не сегодня. Сегодня мне почему-то хочется ответить даже не на конкретные комментарии, а на то, что содержится во многих комментариях и выражает общее настроение, я бы даже сказала, общее состояние умов.
Collapse )

В связи с комментариями к посту про Маяковского. Продолжение-2


Комментарии к посту про Маяковского касаются не только Маяковского, но и других поэтов. И это естественно. Разговор о Маяковском неизбежно становится разговором о поэзии вообще. В комментариях написали и о Есенине. Читатель Алекс Скела пишет: "Для меня Есенин и великий поэт, и сволочь та еще. Одновременно. И много таких". Я, по правде сказать, не понимаю, почему Есенин был сволочь. Потому что пил? Если всех пьющих людей считать сволочами, то несволочей в России наберется немного. Что же касается отношения Маяковского к Есенину, о котором тоже шла речь в комментариях, то здесь все сложно. Маяковский понимал и любил поэзию, всякую хорошую поэзию. Не только своих единомышленников. Он и Ахматову много наизусть читал, несколько утрируя ее изысканную манеру читать стихи и ее петербургское произношение. Что же касается его отношения к Есенину, то они были люди не просто разные, но противоположные. Есенин был певцом уходящей русской деревни, сам переехал в город и, кажется, деревню больше не навещал, носил цилиндры и лайковые перчатки, женился на англичанке, но душа болела за русскую деревню. Горевал о том, “что живых коней заменила стальная конница”. Процитирую, пожалуй, уж больно хорошо:

Видели ли вы,
Как бежит по степям,
В туманах озерных кроясь,
Железной ноздрей храпя,
На лапах чугунных поезд?

А за ним
По большой траве,
Как на празднике отчаянных гонок,
Тонкие ноги закидывая к голове,
Скачет красногривый жеребенок?
Collapse )

В связи с комментариями к посту про Маяковского. Продолжение


Маяковский был новатором в поэзии, он порвал с классической традицией, с великой классической традицией великой русской поэзии, но предложил свою альтернативу. Такое было время — не только в России и не только в поэзии. Модернисты — у нас их называли авангардисты — в литературе, в живописи, в архитектуре и пр. порвали с классической традицией и предложили свою альтернативу, настолько интересную, что она была принята и авангардисты, в свою очередь, стали классиками.

Маяковский при жизни был невероятно популярен. Такую популярность сейчас даже трудно себе представить. По степени популярности мне его не с кем сравнить. Он любил встречаться с читателями — и на эти встречи народ ломился. Маяковский был очень остроумный, и у него была мгновенная реакция. Из зала ему задавали каверзные вопросы — он на них отвечал не задумываясь. И эти его ответы потом передавали из уст в уста, они ходили по Москве. Я думаю, что в придачу ко всем своим достоинствам, Маяковский был еще и очень привлекательным мужчиной. Как-то Генрих Боровик, известный советский журналист, я думаю, вы его знаете, рассказывал о своей поездке в Америку, он там посетил Керенского. При встрече присутствовала секретарша Александра Федоровича, которая была его секретаршей и тогда, когда он возглавлял Временное правительство, и теперь в эмиграции продолжала выполнять эти обязанности. Генрих Боровик задал ей такой вопрос: “Во время революции и сразу после нее вы, наверное, часто видели и слышали Ленина, он выступал с броневика, с балкона и с других трибун... Какое он на вас производил впечатление?” Секретарша удивленно переспросила: “Ленин?” — Потом помолчала, погружаясь в воспоминания, и сказала: “Понимаете, пиджак никого не украшает. Нужно иметь рост Маяковского, его сложение и вообще его стать, чтобы в пиджаке выглядеть привлекательно”. Представляете, почти полстолетия прошло с тех пор, а она помнила, каким привлекательным был Маяковский. Кстати, Маяковский о Ленине написал такие слова: “Пиджак топыря...” Видно, и впрямь на Ленине пиджак сидел плохо.
Collapse )