?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Категория: искусство

Мой друг Александр Родин. Продолжение-7
tareeva

Когда я училась в МГУ, а Саша в МЭИ, мы с ним виделись часто. Иногда я приезжала к нему, у него всегда можно было встретить каких-нибудь интересных людей, его друзей и друзей его папы. Однажды я застала там мужчину приятной внешности, лет примерно 30-33. Саша представил мне его как Сергея, его и папиного друга. А меня он представил Сергею как Лину, коллегу по работе в армейской газете «За счастье Родины» в Станиславе. Саша пошёл на кухню готовить чай, а нам сказал: «Извините, что оставляю вас одних, вы тут поговорите о разговорном жанре…» Возникла пауза, я не знала, в каком именно жанре работает мой новый знакомый. Потом я сообразила, какая реплика подойдёт, чем бы он ни занимался. Я сказала: «Саша велел нам поговорить о разговорном жанре, так что там у вас – кризис жанра?» Услышав это, Сергей очень оживился и сказал: «Да-да, вот вы понимаете, какое дело…» И он стал мне подробно рассказывать о проблемах и трудностях в своей работе. Я далеко не сразу поняла, что работает он клоуном в цирке. Знакомых клоунов у меня никогда не было, так что разговор для меня оказался очень интересным. Саша принёс чай, застал оживлённый разговор и сказал: «Я знал, что вы найдёте общий язык». Я равнодушна к цирку, но пошла в цирк специально, чтобы посмотреть на Сергея Ротмистрова, и он мне понравился. Мне всегда казалось, что клоунам не хватает вкуса, что они готовы на всё, чтобы вызвать у зрителей смех. Так вот, в Сергее Ротмистрове этого не было, он был какой-то интеллигентный. Сергей не был таким знаменитым клоуном, как Карандаш или Олег Попов, но в узких цирковых кругах его знали и ценили. Саша как-то написал рассказ о клоуне, прототипом главного героя был Сергей Ротмистров. Читатели, имевшие отношение к цирку, узнали его, и после публикации рассказа Саша получил несколько писем, авторы которых хвалили рассказ и радовались, что их любимый товарищ стал героем литературного произведения. Саша дружил с Сергеем Ротмистровым до конца. Сергей был одиноким, ни жены, ни детей, и когда он болел, Саша помогал ему, чем мог, больше советами.
Читать дальше...Свернуть )

Ответы на комментарии к постам о Некрасове. Продолжение.
tareeva
Я написала, что считаю Добролюбова и Чернышевского рыцарями не «на час», а рыцарями без страха и упрёка, которые были такими каждую минуту своей жизни. doc_rw возразил мне. Написал, что он их такими не считает, но не потому, что Набоков «размазал» Чернышевского. Не потому, а почему? Он этого не объяснил, своего мнения не высказал, но ссылка на Набокова оказалась очень кстати. Дело в том, что Набоков для меня персонаж отрицательный, причём сугубо отрицательный и отрицательный во всех отношениях. Я не люблю его как писателя, он вызывает у меня большие сомнения как литературовед, я имею в виду лекции по русской литературе, которые он читал в Америке, и как человек он мне крайне несимпатичен.

У нас с вами был разговор о романе «Лолита». Я не вижу в нём какого-то глубокого философского содержания, которое ухитряются находить в нём другие читатели. И не нахожу никаких оснований сочувствовать герою. Я человек простой и примитивный, и для меня этот роман просто детская порнография, самое отвратительное, что может быть. И все попытки найти что-то положительное в этом романе я рассматриваю как желание чем-то приличным прикрыть свою любовь к «клубничке». «Лолита» - это рассказ о том, как педофил и садист, а все педофилы – садисты, мучал попавшую ему в руки беззащитную девочку-сироту и издевался над ней, пока ей не удалось от него сбежать. Она готова была сбежать от него куда угодно, к кому угодно, лишь бы только от него избавиться, и сделала это. Мне кажется, человек, не обладающий выраженными садистскими наклонностями, такого сочинить не может. На порно в литературе, в кинематографе и в других видах искусства вообще есть спрос. Всем, в большей или меньшей степени, в разном возрасте по-разному, это интересно. Добротно сделанное, качественное порно – это верный успех и верные деньги. Но я не думаю, чтобы Набоков написал «Лолиту» только из этого чистого расчёта. Я думаю, что в процессе написания он удовлетворял какие-то свои потребности, которые я воспринимаю, как патологические.

«Камера обскура» - такая же книга, только ещё страшнее. В ней рассказывается, как здоровые люди издевались и насмехались над доверчивым слепым человеком, используя его слепоту. Читать об этом омерзительно. Мне кажется, садистские наклонности автора проявляются и в других его произведениях, во многих его рассказах. И даже в его отношениях с читателями я их замечаю. «Приглашение на казнь» не может не вызывать аналогий с «Процессом» Кафки, но сравнение это не в пользу Набокова. Из всего, что Набоков написал, я могу читать только «Защиту Лужина», но могу и не читать. То, что написал Набоков в Англии, когда стал совсем уж английским писателем, я пыталась читать в русском переводе и, признаться, вообще ничего не поняла.


Читать дальше...Свернуть )