?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Категория: животные

Мой друг Александр Родин. Продолжение-3.
tareeva
Не стану описывать всех своих злоключений, но в ноябре, а может быть в декабре 1946 года я уже работала корректором в газете «За счастье Родины». Не скажу, чтобы эта работа была интереснее работы в библиотеке, скорее наоборот, но в редакции я познакомилась с замечательными людьми Эмилем и Норой, которые стали моими друзьями на всю оставшуюся жизнь и многое определили в моей судьбе… Да и сама я стала такой, какая я теперь под их влиянием и под влиянием Саши. Это были мои, как говорится «старшие товарищи» и так было всегда. Я впервые в сознательной жизни оказалась среди людей умных, интеллигентных, мыслящих и интересующихся не тем, что касается их лично, а общими вопросами. Такими людьми были мои родители и их друзья, всё их окружение, но в 1937 году отца и окружения не стало, осталась мама, как я теперь понимаю, в состоянии депрессии и серьёзных проблем она со мной не обсуждала. Был, правда, серьёзный разговор о самих репрессиях, такого разговора невозможно было избежать и об этом разговоре я подробно рассказала в нашем ЖЖ. А потом были 4 года среди колхозников, которые книг не читали и думали только о вещах, имеющих практическое значение для их жизни. Эти 4 года я и сама ничего не читала, в посёлке Приуральный были только «Мёртвые души» Гоголя и я их выучила наизусть. И ещё у наших хозяев был «Псалтырь». Вот за «Псалтырь» я благодарна судьбе. Мы с Феликсом его каждый день читали, причём с удовольствием, очень хорошие стихи и заодно овладели старославянским, что потом мне пригодилось в университете.

Но я опять отвлеклась, а тут вдруг такое прекрасное общество, возможность говорить о действительно важном, обсудить и разрешить все проблемы и вопросы, накопившиеся за войну. Причём разговор на самом высоком уровне, прямо таки «пир интеллекта» и я придавалась этому пиршеству с наслаждением. Времени для этого в течение рабочего дня было много. Гранки на корректуру начинали поступать с 12 часов дня, а сигнальный номер выходил в 2 часа ночи. Всё это время нужно было сидеть в корректорской, а сама корректура отнимала не больше 3-4 часов. Всё остальное время мы ждали гранки, ждали вёрстку, ждали сигнальный номер и во время ожидания могли заниматься чем угодно. Я приходила не к 12, а где-нибудь между часом и двумя, в первые два часа Саша вполне мог справиться без меня, всё это потом много раз перечитывалось.
Читать дальше...Свернуть )