Category: архитектура

Ещё про пропущенные 15 лет. Продолжение-2

Это было время, когда руководству вдруг открылось значение научно-технической информации. До этого у нас занимались тем, что изобретали велосипеды, придумывали то, что уже было давно придумано. И вдруг осенило, сообразили, что не нужно придумывать всё самим, а нужно быть просто в курсе мировых достижений науки и техники и пользоваться ими. И тут начался бум научно-технической информации, вакханалия, золотой век. Был создан ВИНИТИ (Всесоюзный институт научно-технической информации). ВИНИТИ издавал реферативные журналы по всем научным дисциплинам и всем отраслям промышленности. Кроме строительства, потому что строительство не отрасль промышленности, а отрасль народного хозяйства, и кроме сельского хозяйства, по той же причине. Ещё ВИНИТИ не издавал реферативных журналов по гуманитарным дисциплинам, этим занимался ИНИОН (Институт научной информации по общественным наукам) при ЦК КПСС.

Научно-техническая информация была настолько модной, что наш самый известный в то время драматург Вампилов героев своей самой знаменитой пьесы «Утиная охота» сделал работниками отдела научно-технической информации. И почти всё действие пьесы происходит в этом отделе. По этой пьесе был снят фильм, Зилова, главного героя, играл Олег Даль.
Collapse )

Еще про пропущенные 15 лет


Последние годы этого 15-летнего периода мне отчаянно не везло. Было кровоизлияние в глаз, я об этом рассказывала, правый глаз совсем не видел, и вся медицина во главе с главным специалистом профессором Красновым сказала, что глаз потерян. Но я каким-то счастливым образом, уж не помню, как именно, в глазной больнице попала к Ларисе Ивановне Мутьге, ученице Краснова, и она, несмотря на роковой прогноз, не послушала своего учителя и стала меня лечить, лечила очень долго и вылечила, спасла глаз. Я и сейчас еще немного вижу этим глазом, а левым не вижу совсем.

А потом я сломала ногу. У себя дома, в своей прихожей, зацепилась за половик, упала и сломала плюсневые кости на правой ноге. Наложили гипс, сделали такой гипсовый сапожок, в гипсе на бюллетене я была несколько месяцев, но так как в нашей ЦНТБ по строительству и архитектуре со славяноязычными журналами никто кроме меня работать не мог, а материалы этих журналов нужно было своевременно включить в Реферативный журнал (РЖ), который мы издавали, то дома я работала. И заказчики переводов тоже нас торопили, так что и переводом мы тоже с Игорем занимались. Сломанная нога такой работе не помеха, плохо было то, что два раза в неделю работу нужно было отвозить далеко, на Дмитровское шоссе. Никто кроме меня не мог этого сделать, потому что работу нужно было не просто сдать, а еще многое объяснить, и я с гипсовой ногой ездила на работу. Но я хотела рассказать не об этом.
Collapse )

Кочевье – это наше будущее?

Я в плохой форме и что-то не пишется, к тому же печатать некому. Поэтому я ставлю пост из архива, написенный полтора года назад и не пошедший тогда потому что нужно было поставить что-то актуальное. Но тема и проблематика этоого поста мне и сейчас интересны как были интересны тогда. Только я не знаю, удалось ли мне написать так, чтобы было понятно почему мне это интересно и почему меня это тревожит.

Я не собиралась об этом писать. В длинном списке тем, о котором я вам говорила, этой темы не было, и ни в каких планах её не было. Я, если вы ещё помните, пишу историю России XX века. Это мой «труд, завещанный от Бога». К сожалению, я слишком поздно поняла, что мне завещан именно этот труд. Мне бы понять это хоть на два года раньше. Но я всё же поняла и приступила к этому труду и очень спешу, боюсь, что не успею. И всё время что-нибудь отвлекает. То показали по ТВ многосерийный фильм «Троцкий», и нельзя было об этом не поговорить, потому что, в сущности, это та же тема истории России XX века, которую создатели фильма бессовестно исказили. То Явлинский решил баллотироваться в президенты, и это тоже меня прямо касается. И хочется ответить на ваши комментарии, некоторые я помню, и они торчат во мне, как заноза, и я мысленно всё время на них отвечаю. И я было решила, наконец, ответить на них в ЖЖ и начать с того момента, когда перестала отвечать, с ноября прошлого года. Начала отвечать, а тут умер Олег, и я вот уже месяц ни о чём другом не могу ни говорить, ни думать, не могу из-под этого выбраться. А тут ещё болезнь… Но история России и воспоминания – это всё прошлое, а есть ещё настоящее, которое очень тревожит, и будущее, о котором невозможно не думать. Вот от этих мыслей не отделаешься, и, поскольку я всё равно не могу от них отделаться, всё равно на это время теряю, то почему бы мне не думать об этом и не разбираться в этом вместе с вами. Как раз одна из этих тем – кочевье. Тема кочевья на новом витке спирали исторического развития коснулась меня лет 40 назад, а теперь она получила новый импульс, и я хочу об этом поговорить.
Collapse )

Случай из прошлого.

(Этот текст уже был в нашем ЖЖ в начале июля 2009 года. Я ставлю его ещё раз, потому что хочу, чтобы вы его прочли сегодня, когда я в связи с Сашей Родиным вспоминаю о времени своей работы в газете «За счастье Родины», армейской газете 38 армии Прикарпатского военного округа. Я могла бы, конечно, просто дать отсылку, но я знаю, что отсылкой вы не воспользуетесь, а мне надо, чтобы вы прочли).

Ночной послевоенный город. При свете редких тусклых фонарей видно, что стены домов изрешечены пулями. Развалина дома, разрушенного прямым попаданием снаряда. Ни в одном окне нет света. В разных концах города слышны выстрелы, одиночные и очереди. Осень. Воздух пропитан влагой. Это Станислав 46-го года. Столица бандеровского движения.

Я быстро иду по улице. Стараюсь шагать покрупнее, но не бежать. Из глубокой тени большого углового дома отделяется фигура мужчины и преграждает мне дорогу. Мужчина в шинели без погон. Спрашивает по-русски: «Куда идёте?». Я машу рукой в неопределённом направлении. Зачем ему знать, куда я иду? Мужчина левой рукой крепко берёт меня под руку, правой вынимает из кармана пистолет, резко поворачивает меня, и ведёт по той же улице в сторону, откуда я пришла. Идёт спокойным шагом, не быстро, и я иду рядом тоже спокойно. Вырваться не удастся – он сильней и можно спровоцировать выстрел. Мужчина средних лет, лицо без выражения. Я внимательно прислушиваюсь – вдруг покажется патруль или подвернётся ещё какая-нибудь возможность освободиться. Впереди в нескольких шагах вижу ярко освещённую стеклянную дверь парикмахерской. Когда я проходила здесь минут 20 назад, света в парикмахерской вроде бы не было. Поравнявшись с парикмахерской, сквозь стеклянную дверь вижу там людей. Резко вырываю руку, вбегаю на крыльцо парикмахерской и хватаюсь за ручку двери, но дверь открывается внутрь. Вырваться было легко, я шла рядом с мужчиной так спокойно, что он не ожидал резкого внезапного рывка. Но теперь мужчина пытается стянуть меня с крыльца. Я не отпускаю ручку, и тем самым не открываю дверь, а только плотнее её прижимаю. В парикмахерской два офицера и парикмахер в халате. Они сидят голова к голове и о чём-то серьёзно разговаривают. Я изо всех сил стучу ногами в дверь. Один из офицеров подходит к двери и рвёт ручку на себя. Я влетаю в парикмахерскую. Быстро говорю: «Мужчина в шинели без погон, с пистолетом, говорит по-русски, чего хотел, не знаю». Военные выбегают на улицу.
Collapse )

Спасибо!

Поста давно не было, потому что я продолжаю болеть. В прошлую среду был приступ, о котором я вам сообщила. Через несколько дней мне стало легче, а в воскресенье приехала Марина-старшая, и я даже смогла продиктовать ей пост. Но прежде, чем мы этот пост с Юрой поставили, в следующую среду начался новый приступ. Такого ещё не было. В последнее время у нас интервалы между обострениями около трёх месяцев, а вот теперь - всего одна неделя. Видно, болезнь прогрессирует, и что нас ждёт дальше - неизвестно. Такие дела. Сегодня мне опять получше, и я в состоянии хотя бы перечитать и поставить тот текст, который мы с Мариной написали в прошлое воскресенье.

Дорогие мои! Я прочла ваши комментарии к посту о моей болезни. Большое вам спасибо за сочувствие и поддержку. Ваша поддержка - теперь основа моего существования. И физического, и отчасти даже материального. А вообще наше общение - это вся моя жизнь, ее смысл, цель и содержание. А без смысла какая же жизнь, и зачем она нужна. Вот doс_rw пишет, что он предчувствовал, что со мной что-то не так, и это меня не удивляет. Мы с вами на одной волне, и вы все про меня знаете, даже заранее.
Collapse )

Ответы на комментарии к последним постам. Постмодернизм. 2.

Авангард, против которого направлен основной пафос постмодернизма, был выражением революционных настроений, охвативших интеллигенцию Запада и России после Первой мировой войны. Главным в нем была вера в человеческий разум и в то, что человечество сможет, опираясь на него, создать разумное общество. Главным для архитекторов-модернистов была рациональность, целесообразность, экономия средств. Они были функционалистами, не терпели украшательства. Конструктивное решение – это и есть архитектурные решение, считали они. Но так как они все были талантливыми пластиками, то их создания красивы. Не стремясь к красоте, они достигают ее простыми средствами. Художественные результаты их творчества значительнее тех концепций, которые они формулируют.
Collapse )

Часть седьмая. Город Станислав.

Город Станислав.

В Польше он назывался Станиславов, теперь он называется Ивано-Франковск, а мы жили в Станиславе. Город очаровал нас с первого взгляда. Сейчас многие русские побывали заграницей, в европейских городах, и они их не удивляют, и не приводят в восхищение. Я имею ввиду маленькие европейские провинциальные города. Если между большими европейскими городами и нашими городами нет такой принципиальной разницы, то между маленькими она бросается в глаза. Маленький европейский город (в данном случае я имею ввиду Станислав) – это полноценный город, город в собственном смысле этого слова. Здесь не приходят в голову такие слова как поселок, деревня, это в полном смысле урбанистика.
Collapse )

Мой грузинский друг.

У меня есть друг в Грузии. Раньше он жил в Москве и кое-что сделал для России, но потом, во время антигрузинской компании, его из Москвы выдавили. Знают ведь кого выдавливать – интеллигенцию. Она самая вредная для властей, самая отвратительная, независимо от национальности. Он уехал, и я осиротела, скучаю по нему. Мы с ним в свое время организовали дискуссионный клуб «Вольнодумец», собирались в Сахаровском центре, и дискуссии часто бывали интересные. Были дискуссии внутри клуба, а бывало, мы приглашали другие клубы, и дискуссии были между клубами. Но я о друге. Он красивый и с хорошими манерами, прекрасно воспитан. Он говорит тихим голосом, как будто рычажком слегка приглушает звук (я знаю, что студенты и выпускники Бостонского университета так говорят и очень этим гордятся). Так вот у моего друга бостонское произношение. Он никогда не перебивает собеседника в самом жарком споре, он дает оппоненту спокойно договорить, потом делает маленькую паузу, на случай, если оппонент вспомнит, что хотел еще что-то сказать, и уж потом говорит сам.
Collapse )

Случай из прошлого. Часть 2

Часть 1

Я была разочарована: Яша – худой, узкоплечий, безоружный. Какой от него толк, если что? Интересно, почему офицеры смотрят на него с таким уважением и разговаривают как с равным?
Свет погасили, парикмахерскую заперли и разошлись в разные стороны. Яша легко шагал рядом. Солдаты, с которыми мне приходилось иногда ходить ночью, ходили не так. Они ходили осторожно, напряжённо, прислушиваясь, оглядываясь, а Яша шёл беззаботно, как будто по улице ярко освещённого мирного города. Иногда насвистывал весёленький мотивчик, руки в карманы, получал удовольствие от прогулки. И тут я вдруг поняла, почему офицеры говорили с ним таким тоном и смотрели такими глазами. Collapse )