Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Ответ elena_sheo


На пост, в котором я писала об изучении основ марксизма и истории партии в советских вузах elena_sheo написала очень большой комментарий, даже несколько больших комментариев. Ответить на них коротко невозможно, и я долго колебалась - отвечать или не отвечать. Я всегда стою перед выбором, ответить ли на комментарии или написать новый пост. Сделать и то и другое я не могу, потому что, как вы знаете, у меня трудности с печатанием. Но я все же решила ответить, уж больно интересная тема для меня самой.

Уважаемая elena_sheo! Из вашего комментария я с удивлением узнала, что вы математик по образованию. Я почему-то была уверена, что вы гуманитарий. Ни малейших сомнений у меня в этом не было. Но если вы математик, то тогда наши разногласия вполне понятны. Спор между физиками и лириками — это была самая оживленная общественная дискуссия в семидесятые годы. Может быть помните: «Что-то лирики в загоне. Что-то физики в почете». Я написала, что изучение истории партии не представляло никакой трудности, не могло отнять много времени, потому что там всей истории всего 100 лет, несколько десятков съездов и пленумов. А вы пишете, что на изучение истории партии уходило очень много времени, бесконечное конспектирование и зубрежка. В математике и физике, пишете вы, зубрить ничего не нужно. Там одно логически вытекает из другого. Есть причинно-следственные связи. Нужно только понять эти связи. А я училась на филологическом факультете, и мы изучали историю литературы от античной и несколько ранее, до наших дней, отечественную литературу и зарубежную. Это сотни авторов… О каждом нужно было знать, когда он родился и когда умер, и биографию, желательно как можно подробнее. Нужно было знать о каждом. Что он написал, когда написал, когда это было опубликовано, как было встречено читателями и критиками, и что критика об этом писала - тоже нужно было знать. Нужно было знать содержание каждого произведения, уметь пересказать его, нужно было знать имена всех героев, и каждого уметь охарактеризовать, уметь о каждом написать сочинение на тему «Образ такого-то». Нужно было уметь проанализировать проблематику произведения и его художественные особенности. И определить место данного автора и данного произведения в истории литературы. По сравнению с этим объемом материала пара десятков съездов и пленумов - это такая мелочь, о которой даже смешно говорить.
Collapse )

Ответы на комментарии к последним постам


Удивительное дело, я просто потрясена! Оказывается, в наше время еще есть люди, которые верят в то, что евреи пьют кровь христианских младенцев. И делают они это потому, что так им велит их вера. Я думала, что эта идея осталась в далеком прошлом, оказывается, нет, она живехонька. И так думает человек, который умеет пользоваться интернетом и даже читает наш ЖЖ. Эта читательница у нас появилась недавно, и, я думаю, ненадолго. Что ей у нас делать? Мы все здесь, как я полагаю, убежденные интернационалисты и свободны от этнических предрассудков. Когда судили Бейлиса (это было знаменитое дело Бейлиса), православная церковь стеной стояла на стороне Бейлиса. Православные богословы доказали, что в Ветхом Завете не только нет такого чудовищного ритуала, но напротив, есть запрет на кровь. Бейлиса оправдали и нашли настоящих виновников, отнюдь не евреев. Когда уже после революции должны были судить патриарха Тихона, он попросил, чтобы адвокат, еврей по национальности, с которым они вместе защищали Бейлиса, взял бы на себя его защиту. Адвокат было отказался. Он сказал, что этот суд политический, что приговор известен заранее и никакой даже самый гениальный адвокат не сможет повлиять на этот приговор. А если защищать будет он, то христиане могут подумать, что он не сделал всего возможного, чтобы защитить православного патриарха, потому что сам он еврей. Но Тихон заверил его, что абсолютно ему доверяет и сумеет убедить христиан в том, что адвокат сделал все возможное. Семен Спокойный пытался возражать этой читательнице, хотел ей что-то объяснить, но безуспешно. Мы с вами уже говорили о том, что убеждения - это штука характерологическая. Из всего спектра убеждений человек выбирает те, которые соответствуют его характеру и поэтому ему наиболее симпатичны. Симпатия очень важна. Если человеку почему-либо несимпатична таблица умножения, то он ухитрится и с ней не согласиться. Вот нравится нашей читательнице такая картина мира. Именно в таком мире, где евреи пьют кровь христианских младенцев, ей жить комфортно. И она ни за что не позволит себя переубедить. Я все же очень удивилась; если бы это не на страницах моего ЖЖ, если бы мне об этом просто рассказали, я бы не поверила.
Collapse )

Ответы на комментарии.

Дорогие мои, последнее время ко мне никто не ходит, помогать некому, и некому даже прочесть мне комментарии. Позавчера мне позвонила с дачи моя подруга Наташа и сказала, что комментарии к последним постам такие трогательные, что прямо слеза прошибает. А потом мне позвонил мой друг из другого города и по моей просьбе прочёл мне комментарии, правда, очень добрые и лестные для меня. Большое вам за них спасибо. Вы мои друзья, мой круг общения, моя семья, и я убеждена, что именно вы – причина и источник моего долголетия.

А теперь я немножко поотвечаю на комментарии, которые запомнила. В комментариях к «Случаю из прошлого» меня спрашивают, что же всё-таки это было, кто был этот человек и что ему от меня было нужно. Конечно же, я думала об этом, и есть у меня на этот счёт некоторые соображения. Офицеры спросили у Яши, что он об этом думает, и Яша сказал – думает, что это именно то, о чём они сейчас говорили. Капитан спросил у меня, говорил ли этот человек как западный украинец, как восточный украинец или как русский. Так вот, он говорил, как человек, проживший жизнь в России. Вот я попыталась себе представить, о чём офицеры с Яшей говорили, сопоставила это с тем, что человек, «захвативший» меня, был русским, и в голову мне пришла такая идея… Тогда бродили банды наших солдат. То ли это были дезертиры, то ли демобилизованные солдаты (массовая демобилизация уже началась), которым некуда было возвращаться, или не хотелось возвращаться домой, в свои колхозные деревни. Война – это особый образ жизни, и тем, кто привык к нему за несколько лет, не так просто вернуться в мирную жизнь. В жизнь, где один день похож на другой, где нужно ходить на неинтересную работу, тянуть лямку, жизнь бедную, голодную. Вот я думаю, что человек, который вёл меня куда-то под дулом пистолета, был одним из таких солдат и что он вёл меня в какую-то берлогу, где он жил со своими товарищами. И хотя в том, как он держал меня под руку, я не почувствовала мужского интереса к себе, но там скучали его товарищи, и девочка была бы им очень кстати. Наверное, это и имел в виду капитан, когда сказал, что не хочется даже думать, что было бы со мной, если бы они не оказались в этой парикмахерской. Мне сильно повезло, что они там были. Эти банды для обычного горожанина, для обывателя были страшнее бандеровцев. В отличие от идейных бандеровцев, эти были чистые уголовники и были опасны для каждого.
Collapse )

Случай из прошлого.

(Этот текст уже был в нашем ЖЖ в начале июля 2009 года. Я ставлю его ещё раз, потому что хочу, чтобы вы его прочли сегодня, когда я в связи с Сашей Родиным вспоминаю о времени своей работы в газете «За счастье Родины», армейской газете 38 армии Прикарпатского военного округа. Я могла бы, конечно, просто дать отсылку, но я знаю, что отсылкой вы не воспользуетесь, а мне надо, чтобы вы прочли).

Ночной послевоенный город. При свете редких тусклых фонарей видно, что стены домов изрешечены пулями. Развалина дома, разрушенного прямым попаданием снаряда. Ни в одном окне нет света. В разных концах города слышны выстрелы, одиночные и очереди. Осень. Воздух пропитан влагой. Это Станислав 46-го года. Столица бандеровского движения.

Я быстро иду по улице. Стараюсь шагать покрупнее, но не бежать. Из глубокой тени большого углового дома отделяется фигура мужчины и преграждает мне дорогу. Мужчина в шинели без погон. Спрашивает по-русски: «Куда идёте?». Я машу рукой в неопределённом направлении. Зачем ему знать, куда я иду? Мужчина левой рукой крепко берёт меня под руку, правой вынимает из кармана пистолет, резко поворачивает меня, и ведёт по той же улице в сторону, откуда я пришла. Идёт спокойным шагом, не быстро, и я иду рядом тоже спокойно. Вырваться не удастся – он сильней и можно спровоцировать выстрел. Мужчина средних лет, лицо без выражения. Я внимательно прислушиваюсь – вдруг покажется патруль или подвернётся ещё какая-нибудь возможность освободиться. Впереди в нескольких шагах вижу ярко освещённую стеклянную дверь парикмахерской. Когда я проходила здесь минут 20 назад, света в парикмахерской вроде бы не было. Поравнявшись с парикмахерской, сквозь стеклянную дверь вижу там людей. Резко вырываю руку, вбегаю на крыльцо парикмахерской и хватаюсь за ручку двери, но дверь открывается внутрь. Вырваться было легко, я шла рядом с мужчиной так спокойно, что он не ожидал резкого внезапного рывка. Но теперь мужчина пытается стянуть меня с крыльца. Я не отпускаю ручку, и тем самым не открываю дверь, а только плотнее её прижимаю. В парикмахерской два офицера и парикмахер в халате. Они сидят голова к голове и о чём-то серьёзно разговаривают. Я изо всех сил стучу ногами в дверь. Один из офицеров подходит к двери и рвёт ручку на себя. Я влетаю в парикмахерскую. Быстро говорю: «Мужчина в шинели без погон, с пистолетом, говорит по-русски, чего хотел, не знаю». Военные выбегают на улицу.
Collapse )

Ответы на коментарии к последним постам

В прошлом посте я не помню, по какому поводу, написала, что замечаю некоторое поправение западной интеллигенции. В связи с этим Семен Спокойный написал большой комментарий, на который я хочу ответить. Вот текст комментария:

semenspokojnyj
2019-04-01 19:26 (UTC)
«Дорогая Энгелина Борисовна, я Вас очень уважаю, всегда читаю Ваш журнал с большим интересом и часто - с пользой, рекомендую его своим знакомым. Пожалуйста, не пишите о Западе. Вы его хуже, чем не знаете. Вы его "знаете". Причем, мы с Вами знаем, из каких источников Вы его знаете. Если хотите знать о западной интеллигенции, читайте, что она пишет, т.е. читайте ЗАПАДНЫЕ источники, например yahoo точка com, nytimes точка com, latimes точка com. К сожалению, они пишут по-английски, но они дают кое-какое правдивое представление о здешней жизни и полное представление о том, какая антиамериканская левая мерзость эта западная интеллигенция.

Нет поправения западной интеллигенции, есть дошедшее до самоубийственной величины полевение. И насчет Трампа Вы полностью заблуждаетесь, Вы бы видели, как его поливает здешняя пресса, т.е. опять-таки здешняя интеллигенция. Трампа выбрали т.н. простые люди, которым до тошноты опротивела именно левая интеллигенция с ее любовью ко всякой сволочи, лишь бы она была бедная».


Уважаемый друг. Я думаю, что степень моего незнания Запада вы несколько преувеличиваете. Железного занавеса давно нет, и вся информация доступна. О событиях я знаю все. Государственные телевизионные каналы, конечно же, бессовестно врут, но я их и не смотрю. Я ежедневно, как минимум 2-3 раза в день, отсматриваю блок новостей на Euronews. «Радио свобода» тоже говорит правду. И в новостных передачах на «Эхе Москвы» почти не врут и стараются освещать события как можно полнее и подробнее. Что же касается состояния общества, настроений людей И МЕНТАЛИТЕТА СОВРЕМЕННОГО АМЕРИКАНЦА, то их отражает литература и кинематограф. У нас сейчас много показывают американского кино, а Голливуд простодушен и незатейлив и потому реалистичен. А уж в лучших своих образцах американский кинематограф открывает нам главную правду об Америке и американцах, как это может сделать только настоящее искусство. Кроме того, информация, как говорится, носится в воздухе. Для неё нет ни расстояний, ни границ, и многое можно уловить чутьем. Мне трудно себе представить, чего я не знаю, во всяком случае, вы не сказали мне ничего нового. Есть поговорка «со стороны виднее». Я подозреваю, что я со стороны вижу то, чего вы не можете видеть изнутри. Для того, чтобы увидеть это, обрести объективный взгляд, вам нужно подняться над окружающей реальностью, а это не просто. И, возможно, мы, не живущие на Западе, знаем о нем что-то такое, чего Запад сам о себе знать не хочет.
Collapse )

Ответы на комментарии к посту от 10.02 (о психиатрии). Окончание.

Продолжу отвечать на коментарии notabler.

Уважаемая notabler, вот вы говорите, что, если «умница и вполне адекватная Новодворская ненавидела психушку, она наверняка имела для этого все основания». Чтобы считать Валерию Ильиничну вполне адекватной, нужно трактовать норму очень расширительно. Достаточно посмотреть на неё и послушать 2-3 минуты, чтобы по её внешнему виду, её подчёркнутой женской непривлекательности, особенностям её аффектированной речи понять, что она человек как минимум очень странный, сильно отличающийся от окружающих. А о том, были ли у неё основания ненавидеть психушку, можно судить по её же воспоминаниям. Мы уже с вами об этом говорили, терапия была щадящей, если бы она таблетки не выбрасывала в унитаз, а принимала, то это принесло бы ей пользу. И её поступок, из-за которого она оказалась в Казанской больнице, очень странный и нелогичный, нельзя считать поступком разумного человека. Я могу увидеть логику даже в актах индивидуального террора, которые совершали народовольцы и эсеры. У них была теория, была организация, была программа. Они считали, что акты индивидуального террора, если их будет много, могут испугать власть и заставить её приступить к реформе. А какого результата ожидала Валерия, когда разбрасывала листовки во Дворце съездов? Во Дворце съездов, где собирается избранная публика? Она рассчитывала их распропагандировать? Конечно, нет, она не была настолько наивной. И она прекрасно понимала, что об этом её поступке не сообщат никакие СМИ; если бы сообщили, то это дало бы какой-то эффект. Этот её поступок похож на очередную попытку суицида, как бы не прямую, а косвенную. Он, конечно же, был направлен против неё самой. Может быть, она рассчитывала на более суровое наказание. Словом, она хотела, чтобы с нею что-нибудь сделали, потому что сама не знала, что ей с собой делать. При прекрасной душе Валерии Новодворской, её остром уме и талантливости, её, как я понимаю, не полюбил ни один мужчина. Некрасивость не причина. Я знаю случаи, когда мужчина бросал красивую жену, добрую, с которой он был счастлив, и уходил к некрасивой стерве, с которой вряд ли можно было рассчитывать на счастье. Вот то, что Валерия Ильинична ни одному мужчине не показалась привлекательной, это говорит о том, что в ней вообще не видели женщину, не было в ней женского начала, и это тоже странность. Это тоже отличает её от большинства людей. А норма, как мы с вами уже говорили, понятие чисто статистическое.
Collapse )

Ответы на комментарии к посту от 10.02 (о психиатрии). Продолжение.

А теперь я все-таки отвечу на комментарии. Я уже написала в прошлом посте, что комментарии были неграмотные, многие из них к тому же были неумные и злые, поэтому я буду ориентироваться на комментарий notabler. Она наша постоянная читательница, обычно пишет интересные комментарии, я считаю ее своим другом и люблю. Её комментарий аккумулирует тему многих комментариев, так что это ответ не только ей. Комментарий notabler тоже неграмотный.

«любое антипсихотическое лекарство вредит. Одна таблетка в день рисперидона увеличила вес моего сына на 20 кг, убила производство тестостерона. Были две другие из той же оперы, они превратили его в овощ, он лежал на кровати и пялился в потолок, слюна текла изо рта. Есть таблетки, которые причиняют ужасную боль, по сути не являются вредными, поскольку не убивают. Так что взгляд врача-психиатра из той, советской, системы, меня мало убеждает. Психиатрия не была карательной, т.е. не была пыточной умышленно, но она была вредна для здоровья любого человека и причиняла душевные муки из-за лишения свободы и физические муки, по природе этих самых лекарств. Кстати, вчера прочла, что некоторые лекарства там вводились подкожно, вызывая свищи и нарывы на долгие месяцы. Не может ваш брат гарантировать за весь СССР. Если в Москве был контроль и какой-то надзор, это не значит, что он был везде. Если В.Новодворская делала две попытки суицида, это никак не доказывает ее психического нездоровья, скорее, наоборот. В юные годы многие делают такие попытки. Я сама делала такую попытку, смешную, выпила пачку успокоительных, не помню название, на "ре" начинаются. Ничего не почувствовала. А уж моя психика - воистину железобетонная. Еще одно - вы пишете, что терапия была "щадящей". Само это слово предполагает наличие "нещадящей" или "нещадной". Если умница и вполне адекватная Новодворская ненавидела психушку, она наверняка имела для этого все основания. Я вот ненавидела лесную школу для туберкулезников. И главная причина была - выдача одежды. Это когда после бани вытаскивали гору одежды - от трусов до верхней (Добрянка, Пермская область, 1962 год), и дети бились, чтобы получить что-то попристойней вместо растянутых панталон и девочковую кофточку вместо мальчиковой вельветовой драной куртки, которая мне доставалась чаще всего, потому что я не дралась. Так что довести до самоубийства вполне можно только одними унижениями, без лекарств вообще.»

Начну сначала. Относительно сына. Возможно, терапия для него была подобрана неудачно. Препараты надо подбирать, это дело непростое и длительное, но если набраться терпения и доверять врачам и если врачи достойны доверия, то в конце концов можно подобрать соответствующую терапию. Но, конечно, медицина не всесильна и врачи не волшебники, возможно, хроническая болезнь вашего сына вообще не поддается лечению. А в отсутствии производства тестостерона я не вижу ничего катастрофического. Спортсмены для увеличения мышечной массы принимают препараты, которые подавляют производство тестостерона, делают это вполне сознательно. Им важнее добиться высоких результатов в своем виде спорта, стать чемпионами и рекордсменами, чем быть хорошими любовниками. Человеку всегда приходится выбирать, что важнее, определить приоритеты. Все получить невозможно.
Collapse )

Про Нору. Окончание

А теперь я хочу рассказать о Норе Аргуновой, известном писателе и общественном деятеле. Она была известным защитником природы, защитником животных и много в этой области сделала.

В начале пятидесятых Нора написала повесть «Двери открыты настежь», которая была опубликована, кажется, в журнале «Новый мир». По жанру это было то, что поляки называют продукцийняк, а у нас есть термин «производственный роман». Это тот жанр, который успешно разрабатывал Артур Хейли, вы помните его «Аэропорт», «Колёса», «Окончательный диагноз». Вот и «Двери открыты настежь» была такая производственная повесть про продовольственный магазин. По этой повести на «Ленфильме» начали снимать фильм. Нора по заказу «Ленфильма» написала сценарий, ездила в Ленинград, обсуждала сценарий с режиссером, но фильм почему-то на экраны не вышел.

Следующая повесть была про паровозное депо. Я не помню, как она называлась и где была опубликована. Для того, чтобы её написать, Нора поступила работать в паровозное депо обтирщицей паровозов. Она обтирала и чистила паровозы, поступившие на ремонт в депо. Третья повесть была про больницу. Две первые повести мне очень понравились, третья меньше. Эти произведения в своём жанре были на очень хорошем уровне, но кроме того их отличала какая-то особая интонация… Они были очень человечны - все события, персонажи, отношения между людьми были описаны с какой-то особой теплотой, добротой. Вот именно этой интонации не хватало советской литературе, поэтому я считала норины произведения очень актуальными и нужными.
Collapse )

Про Нору

Мне нужно написать про мою подругу Нору, я перед ней в долгу. Дружба с ней дала мне очень много, а дружила я с ней с лета 1946 года до её ухода. Я решила сделать это сейчас, в продолжение прошлых постов, потому что боюсь, что потом не выберу для этого времени. О Норе написать тем более необходимо, потому что, как я выяснила в интернете, о ней, оказывается, почти ничего неизвестно. Моя новая подруга и помощница Инна специально побывала в нескольких книжных магазинах, чтобы посмотреть, продаются ли там книги Норы, есть ли в них что-нибудь о ней самой, об авторе. Она увидела, что продаются несколько её книг, хорошо изданных, иллюстрированных, что эти её книги пользуются спросом, что они издаются и переиздаются. Но в каждой из этих книг написано, что об авторе известно очень мало. Я заглянула и в интернет и там, в частности в Википедии, тоже написано, что о Норе Аргуновой почти ничего не известно. А я о ней знаю всё. То, что было с ней до нашего знакомства, она мне рассказывала. Я знаю о её родителях, о её няне, которая была очень религиозной и заронила в душу девочки мысль о Боге. Я знаю даже о любовнице её отца и его внебрачной дочери. И с этой дочерью, нориной сестрой по отцу, я была знакома. Сейчас она живёт в США. Нору её отец, старый большевик и член общества политкаторжан, назвал Элеонорой, потому что Маркс так назвал одну из своих дочерей. Борис Футорян не назвал свою дочь Марксиной или Энгелиной, как назвал меня мой отец, однако имя он ей дал всё-таки в честь Маркса или подражая Марксу; словом, Маркс там присутствовал. Нора не любила своего имени, и мало кто его знал. Мой брат Феликс, когда сердился на Нору, называл её Элеонора Борисовна, и это означало переход от дружеских отношений к чисто дипломатическим.

Норину биографию, трагическую и героическую, я уже очень кратко написала, написала и о её репрессированных родителях, и о её участии в войне. Я рассказала о жизни Норы с Эмилем и о её жизни с Володей Тендряковым, а теперь я хочу рассказать о том периоде её жизни, когда она осталась одна. Она тяжело переживала уход Володи. Потеря любимого человека независимо от того, умер ли он или ушёл к другой, в большинстве случаев вызывает депрессию. Депрессия началась и у Норы, и из этой депрессии она практически уже не вышла. Когда ушёл Володя, ей было уже слегка за сорок, а в этом возрасте трудно менять жизнь. Она по-прежнему была красавицей, и мужчины на улицах, в транспорте, в театре по-прежнему обращали на неё внимание.

Collapse )

Про нас с дочерью. Продолжение 3


Я написала, что не пропустила ни одного лениного возраста, ни одного события в её жизни, и сейчас я об этом немного расскажу. Я не могу точно вспомнить, в каком году что было, но совершенно точно, что мы уехали из Станислава, когда Лене было 4 года. Так что всё, что было в Станиславе, было до 4-х лет.

В 1958 году мы на всё лето сняли дачу в Пуще-Водице под Киевом. Это очень хорошее место. До войны там были госдачи для партийной номенклатуры, и при папе нам такая дача предоставлялась, так что Пуща-Водица для меня была связана с воспоминаниями о моем счастливом детстве. И станиславское детство Лены у нас делится на периоды до Пущи-Водицы и после Пущи-Водицы.

До Пущи-Водицы, когда Лене было около двух лет, дядя на рынке купил годовую подшивку журнала «Огонек». Это была такая толстая книга из 52 номеров журнала. Глянцевый журнал с яркими картинками, иногда во всю страницу, Лена могла листать его часами. Она называла его «сурналь». Этот толстый тяжелый сурналь она брала в охапку, прижимала к себе и, кряхтя, перетаскивала с места на место, чтобы он всегда находился рядом. Когда приходили гости, то одному из них она приволакивала журнал и клала на колени. Я пыталась понять, как она выбирает того, кому дает сурналь; мне показалось, что она выбирает того, кто меньше вовлечён в общий разговор - помалкивает и сидит в сторонке. Очевидно, Лена полагала, что этот гость чувствует себя некомфортно и давала ему свой сурналь, чтобы улучшить его ситуацию.
Collapse )