?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Ответ Руслану Судакову 4
tareeva
С репрессиями мы вроде все выяснили. Не важно, сколько именно миллионов было репрессировано. В древности не было числительных, которые могли бы выразить это количество, тогда говорили «тьма», репрессированных были тьмы и тьмы.
Были вопросы о причинах репрессий. Писали в комментариях, что пока мы не выяснили причины репрессий, их повторение возможно. У этого вопроса есть две стороны: зачем Сталину понадобились репрессии, и почему ему удалось их провести, почему народ поверил в такое количество «врагов народа». Сталин совершил ползучий, контрреволюционный переворот. Он подменил проект коммунистический проектом имперским, который и реализовывал всю свою жизнь. Диктатура устанавливалась как временная на период до победы революции и окончания Гражданской войны. С конца 20-х годов должен был начаться переход к демократии. Но Сталин, напротив, стал ужесточать диктаторский режим. Он сказал, что по мере приближения к социализму классовая борьба обостряется. Понять это было невозможно. Откуда классовая борьба, когда в стране нет антагонистических классов? Правда, Сталин способствовал формированию нового класс — бюрократии, интересы которой противоречили интересам народа, но в период становления этого класса это ещё не было понятно. Троцкийкий говорил об этом, но известно, что произошло с Троцким и его сторонниками. Только в 1957 году на Западе была опубликована книга югославского коммуниста Милована Джиласа «Новый класс». Мы знали об этой книге и очень хотели её прочесть, но даже нелегально, как «тамиздат» она в нашей стране не появилась.

В коммунистическом проекте для Сталина не было ничего привлекательного. Этот проект не предусматривал абсолютной личной власти, причем, несменяемой, а Сталину нужна была только она. Маркс открыл не социализм, он открыл капитализм, и капитализм до сих пор использует его открытия. О социализме же он писал мало, ведь это была чистая футурология. Но в одной из своих работ он сформулировал 6 принципов, на которых будет основываться социалистическое государство. Среди этих принципов была сменяемость власти, и то, что высшие чиновники государства, как бы они не назывались - президент, председатель или как-то еще - буду получать за свой труд вознаграждение, не превышающее средней зарплаты рабочего. И поначалу у нас так все и устроили. Был установлен партмаксимум. Люди, стоящие у руководства, занимающие высокие посты в государстве, не могли получать больше суммы, определенной партмаксимумом. Партмаксимум получал и мой отец. Я в моем классе была одета хуже всех девочек, но об этом я уже писала. Сталина такое положение не устраивало, ему не нужна была элита, на которую он мог прочно опереться. Люди, которых нельзя было ни купить, ни запугать, были для него опасны. Он отменил партмаксимум, создал сложную систему привилегий и окружил себя людьми, которые ради этих привилегий готовы были на все и постоянно за эти привилегии между собой грызлись. Их легко было натравливать друг на друга, и, таким образом, легко управлять. Тех же, кто хотел сохранить партмаксимум, и сохранял его для себя лично, а таких было много, Сталин уничтожил. Я знаю, что мой отец до самого ареста получал только партмаксимум, я рассказывала об этом. У Анатолия Рыбакова в одном романе есть персонаж, который тоже получает партмаксимум уже после того, как партмаксимум отменили, и встречает Новый год в рабочей столовой. Репрессии были направлены, в первую очередь, против этих людей. Убеждения, согласие или несогласие с генеральной линией партии никакой роли не играли. Младший брат моего отца был троцкистом, а это, казалось бы, был самый страшный грех, но его не тронули. Но Сталин не удовлетворился тем, что уничтожил тех, кто готовил и совершал революцию, и кто победил в гражданской войне. Для того, чтобы обеспечить себе свободу действий, ему нужно было создать всеобщую атмосферу страха. Его репрессии были террором против народа. Террор – это не тогда, когда репрессируют несогласных или представителей определенных социальных групп, а тогда, когда репрессируют определенную часть народа, определенный процент населения достаточный для того, чтобы все остальные жили в страхе, не смели голову поднять.

Почему же Сталину это все удалось? Как ни странно, удалось это ему потому, что большая часть населения поддерживала революцию и ценила ее завоевания. То, что революция произошла, казалось чудом, и все боялись, что это чудо может исчезнуть, что ему очень многое угрожает. У революции действительно было много врагов. У Аркадия Гайдара в либретто к опере, которая никогда не была написана, есть персонаж - партизан времен Гражданской войны. В арии этого персонажа есть такие слова:

".....За тучами опять померкнула луна.
Я третью ночь не сплю в глухом дозоре.
Ползут в тиши враги. Не спи, моя страна!
Я стар. Я слаб. О, горе мне... о, горе!.."


Таких сумасшедших партизан, которые не могли спать от страха за революцию, было очень много. Собственно, в каждом из нас это сидело. Ну, и, как известно, у страха глаза велики. Последними словами моего отца, которые он сказал уже в дверях, когда его уводили, были: «Ну, теперь я спокоен, я знаю, что Виктор ни в чём не виноват». Он сказал это маме. Виктор был его лучший друг, и его забрали раньше, чем моего отца. Выходит, что мой отец готов был поверить в вину Виктора и, может быть, поверил бы, если бы не арестовали его самого. Шпиономания охватила всех. Уже после ареста моего отца я и моя лучшая подруга Люся поймали шпиона в зоопарке. Зоопарк был рядом с нашим домом. Его территория от нашего двора была отгорожена дощатым забором. Мы отодвигали доску в этом заборе и проходили в зоопарк. Мы часто ходили в школу и из школы через зоопарк. В зоопарке к нам подошёл незнакомый человек, проявил к нам интерес, хотел подружиться и пригласил в гости. Мы решили, что он шпион, потому, что мы жили в доме для ответственны работников, и что он рассчитывал через нас получить секретные сведения, известные нашим родителям. Мы рассказали о нём родителям. Им он тоже показался подозрительным, правда, как я теперь понимаю, они заподозрили его не в том, что он шпион, а в том, что он педофил. К нашему с Люсей великому огорчению, задержать его не удалось.

Мне до сих пор снятся репрессии. Недавно приснилось, что в квартиру вломились три человека в шинелях и с винтовками. Мы завтракали, а они стали стучать прикладами винтовок по столу, и вся посуда разлетелась вдребезги. Уходя они увели меня с собой. Меня отпустили не допросив, но когда я вернулась, все окна в квартире были перебиты, парадная дверь сорвана и лестница обрушилась, подняться в квартиру было невозможно. Но я понимала, что подниматься и не нужно, в квартире никого нет. И всю ночь, весь сон я ездила по городу, пытаясь выяснить, где мои близкие, что с ними случилось после того, как меня увели. Так что репрессии всё ещё живы в моём подсознании.

  • 1
\\В коммунистическом проекте для Сталина не было ничего привлекательного. Этот проект не предусматривал абсолютной личной власти, причем, несменяемой, а Сталину нужна была только она.

Опять Сталин получается каким-то голивудским злодеем,
единолично совратившим миллионы с праведного пути.

А может таки все было наоборот?
Просто сам народ, был готов, желал, понимал только именно такую, авторитарную форму правления.
И потому, Сталин тут непричем, на его месте мог бы быть любой другой.
Да что тут, оно ведь так и было -- и с Хрущевым, и с Брежневым... и вот сейчас с Ельциным\Путиным.
Народу просто, так проще -- концентрировать свои надежды и чаяния на конкретной персоне, чем разбиратся в хитросплетении интриг (а то вы думали что при коммунизме их не будут, ога) внутри целой толпы.

См. ниже.

не народ, а класс новой бюрократии, получивший все бенефиты, и после смерти вождя освобожденный от всякой ответственности, даже от страха репрессий, возжаждавший в конце концов официально оформить право собственности - и организовавший контрреволюционный переворот.

Ну один к одному.
Если пытаешся выставить народ невинной жертвой, отмазать от того что он сам себе оказался злобным буратиной,
тут же оказывается что он такое себе безмозглое животное, которое даже не упиралось даже, когда его вели,
когда на стрижку, а когда и на убой... всяческие "возжажадавшие".

Для того, чтобы упираться, нужно целостное мировоззрение.
Как оказалось, люди не смогли даже описать и выразить свои требования к власти, ограничившись "нутром чую: что-то не то", не говоря о том, чтобы сорганизоваться на понятной и близкой всем платформе.
Диссиденты 60-х ничего нового не выдумали кроме "соблюдения собственных законов". Протест, абсолютно лишенный идеи.
Классовый, материалистический подход оказался разрушен - в частности, и репрессиями 30-х.

Я полностью согласна с подменой коммунистического проекта имперским, "государственническим", и установлением режима личной власти.
Остальное - психологические домыслы автора. С перестроечных времен все срочно переквалифицировались в психоаналитиков, и нагородили миллион истолкований душевного состояния Иосифа Джугашвили - и параноик он, и рука сухая, и детские обиды, и зависть, и тонны разной чепухи. В историческом масштабе это все совершенно не важно. То, что произошло в России, повторялось и в Китае, и в Индонезии, и в арабских, и в восточноевропейских, и в латиноамериканских странах десятки раз - национально-освободительная или социалистическая революция, переходящая в новый диктаторский режим, террор против политических противников, оформление коррумпированной элиты и её войну с собственным народом.
На стольких примерах можно было бы уже вывести какие-то закономерности, но материалистическкий социологический анализ подменяется опять-таки модными психоаналитическими теориями, болтовней о "тоталитаризме" в общем, и нехороших национальных особенностях тех или иных народов.

"Не важно, сколько именно миллионов было репрессировано."
А вот из-за этого подхода у либералов и правозащитников вечно будут проблемы. Что значит "неважно"?! Подумаешь, одним миллионом меньше или больше! Этакая разудалость и пренебрежение к исторической правде. Ещё хуже чем "винтики", приписывамые Сталину.

Что-то ни у кого из правозащитников такого подхода не заметила ни разу. Они как раз требуют точного пересчета числа жертв, а именно их оппоненты - наоборот. Энгелина Борисовна, говоря "неважно", имеет в виду, что в своих постах не собирается говорить о количестве репрессированных, а о причинах репрессий и роли Сталина

Что бы пересчитать жертвы нужно поработать, пыль архивную поглотать. А наши правозащитники предпочитают брать готовые цыфры с потолка, хотя уже 20 лет существуют достоверные, подтверждённые архивами, данные на этот счёт: "С 1918 по 1990 год включительно по обвинению в государственных преступлениях и некоторым другим статьям уголовного кодекса аналогичного свойства были осуждены 3 миллиона 854 тысячи человек. Из них 824 тысяч приговорены к смертной казни." (В. Земсков. Политические репрессии в СССР (1917—1990).

Интересно, как там, моя мама, которой дали 7 лет за то, что подбирала уголь возле железной дороги, и за полведра такого угля получившая 7 лет лагерей, совершила государственное или какое преступление? А опоздавшие на работу? И кто-то будет рассказывать, что эшелоны молодых девушек, сидевшие за горстку колосков, тоже вошли в эти 3 миллиона? Они не были политические

Скорей всего ваша мама была осуждена по указу 7-8 "Указ о трёх колосках", "эшелоны молодых девушек, сидевшие за горстку колосков" - красивая байка. Как система работала вы должны примерно представлять, никаких эшелонов с юными колхозницами не было, кто бы их по полям вылавливал, а, главное, кто урожай бы потом собирал. Хозяйственные и бытовые преступления в эту статистику не входят, как не входят, например раскулаченные крестьяне или высланные народы, басмачи, зато входят власовцы, дезертиры, полицаи (это политическая статья - измена родине). Я указал источник, почитайте, там подробно обо всём написано, есть статистика не только репрессированных, но и по раскулаченным, жертвам голода, выссланным, жертвам войны, а так же осуждённым за уголовные преступления. По мне так и приведённые мной цифры достаточно страшны, необязательно придумывать 60-70 милионов убитых.

Про эшелоны - слова моих родителей, оба сидели, оба по криминальным статьям. И я там родилась. И было девушек немало, потому что была идея (уж не знаю, у Сталина ли самого, или у его советников) - завести детей побольше после войны, народ же повыбило. Поэтому моя мама и попала под амнистию "для мамок", слишком много детей народили зэчки, дорого стало содержать, поэтому выкинули их за ворота, выживать как угодно. Эшелон - это не миллион человек. Почему бы и не быть нескольким.

Не совсем понял. Идея была завести побольше детей. Поэтому везли женщин в зону, что бы они там стали "мамками", что бы их потом амнистировать? Сложноватая демографическая схема.

Я не сомневаюсь, что по указу 7-8 много было посажено, мужчин, женщин, за колоски и за большие хищения. Я сомневаюсь на счёт эшелонов. Собирать девушек осуждённых по одной статье со всего Союза, грузить их в один эшелон, везти в один лагерь или колонию. Это фантастика. Ясное дело, что как художественный образ это красиво, а в реальности всё прозаичней.

"Не важно, сколько именно миллионов было репрессировано."

Согласен, резануло.

Хороший пост получился, спасибо.

Выходит Сталин - главный партапаратчик, бюрократ, пришедший в революцию, что бы реализовать свои личные амбиции (как и сегодня, во власть приходят в основном не по бескорыстным мотивам). Людей, готовых служить такому лидеру было очень много. По настоящему идейных людей было мало. Революционеры-романтики, аскеты в мирное время никому были не нужны. Сталину тем паче. Вполне может быть.

Если я вас правильно понял, вы против запрета коммунистической идеи как таковой? Коммунистический проект был не плох, Сталин его свернул и подменил имперским? Были ли на ваш взгляд в ВКПб кроме замечательных рядовых коммунистов, лидеры, способные, предоставься им возможность, реализовать коммунистический проект хотя бы частично?

Дискутировать нет настроения, поэтому просто прочитал и все

  • 1