Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ответ Руслану Судакову 4

С репрессиями мы вроде все выяснили. Не важно, сколько именно миллионов было репрессировано. В древности не было числительных, которые могли бы выразить это количество, тогда говорили «тьма», репрессированных были тьмы и тьмы.
Были вопросы о причинах репрессий. Писали в комментариях, что пока мы не выяснили причины репрессий, их повторение возможно. У этого вопроса есть две стороны: зачем Сталину понадобились репрессии, и почему ему удалось их провести, почему народ поверил в такое количество «врагов народа». Сталин совершил ползучий, контрреволюционный переворот. Он подменил проект коммунистический проектом имперским, который и реализовывал всю свою жизнь. Диктатура устанавливалась как временная на период до победы революции и окончания Гражданской войны. С конца 20-х годов должен был начаться переход к демократии. Но Сталин, напротив, стал ужесточать диктаторский режим. Он сказал, что по мере приближения к социализму классовая борьба обостряется. Понять это было невозможно. Откуда классовая борьба, когда в стране нет антагонистических классов? Правда, Сталин способствовал формированию нового класс — бюрократии, интересы которой противоречили интересам народа, но в период становления этого класса это ещё не было понятно. Троцкийкий говорил об этом, но известно, что произошло с Троцким и его сторонниками. Только в 1957 году на Западе была опубликована книга югославского коммуниста Милована Джиласа «Новый класс». Мы знали об этой книге и очень хотели её прочесть, но даже нелегально, как «тамиздат» она в нашей стране не появилась.

В коммунистическом проекте для Сталина не было ничего привлекательного. Этот проект не предусматривал абсолютной личной власти, причем, несменяемой, а Сталину нужна была только она. Маркс открыл не социализм, он открыл капитализм, и капитализм до сих пор использует его открытия. О социализме же он писал мало, ведь это была чистая футурология. Но в одной из своих работ он сформулировал 6 принципов, на которых будет основываться социалистическое государство. Среди этих принципов была сменяемость власти, и то, что высшие чиновники государства, как бы они не назывались - президент, председатель или как-то еще - буду получать за свой труд вознаграждение, не превышающее средней зарплаты рабочего. И поначалу у нас так все и устроили. Был установлен партмаксимум. Люди, стоящие у руководства, занимающие высокие посты в государстве, не могли получать больше суммы, определенной партмаксимумом. Партмаксимум получал и мой отец. Я в моем классе была одета хуже всех девочек, но об этом я уже писала. Сталина такое положение не устраивало, ему не нужна была элита, на которую он мог прочно опереться. Люди, которых нельзя было ни купить, ни запугать, были для него опасны. Он отменил партмаксимум, создал сложную систему привилегий и окружил себя людьми, которые ради этих привилегий готовы были на все и постоянно за эти привилегии между собой грызлись. Их легко было натравливать друг на друга, и, таким образом, легко управлять. Тех же, кто хотел сохранить партмаксимум, и сохранял его для себя лично, а таких было много, Сталин уничтожил. Я знаю, что мой отец до самого ареста получал только партмаксимум, я рассказывала об этом. У Анатолия Рыбакова в одном романе есть персонаж, который тоже получает партмаксимум уже после того, как партмаксимум отменили, и встречает Новый год в рабочей столовой. Репрессии были направлены, в первую очередь, против этих людей. Убеждения, согласие или несогласие с генеральной линией партии никакой роли не играли. Младший брат моего отца был троцкистом, а это, казалось бы, был самый страшный грех, но его не тронули. Но Сталин не удовлетворился тем, что уничтожил тех, кто готовил и совершал революцию, и кто победил в гражданской войне. Для того, чтобы обеспечить себе свободу действий, ему нужно было создать всеобщую атмосферу страха. Его репрессии были террором против народа. Террор – это не тогда, когда репрессируют несогласных или представителей определенных социальных групп, а тогда, когда репрессируют определенную часть народа, определенный процент населения достаточный для того, чтобы все остальные жили в страхе, не смели голову поднять.

Почему же Сталину это все удалось? Как ни странно, удалось это ему потому, что большая часть населения поддерживала революцию и ценила ее завоевания. То, что революция произошла, казалось чудом, и все боялись, что это чудо может исчезнуть, что ему очень многое угрожает. У революции действительно было много врагов. У Аркадия Гайдара в либретто к опере, которая никогда не была написана, есть персонаж - партизан времен Гражданской войны. В арии этого персонажа есть такие слова:

".....За тучами опять померкнула луна.
Я третью ночь не сплю в глухом дозоре.
Ползут в тиши враги. Не спи, моя страна!
Я стар. Я слаб. О, горе мне... о, горе!.."


Таких сумасшедших партизан, которые не могли спать от страха за революцию, было очень много. Собственно, в каждом из нас это сидело. Ну, и, как известно, у страха глаза велики. Последними словами моего отца, которые он сказал уже в дверях, когда его уводили, были: «Ну, теперь я спокоен, я знаю, что Виктор ни в чём не виноват». Он сказал это маме. Виктор был его лучший друг, и его забрали раньше, чем моего отца. Выходит, что мой отец готов был поверить в вину Виктора и, может быть, поверил бы, если бы не арестовали его самого. Шпиономания охватила всех. Уже после ареста моего отца я и моя лучшая подруга Люся поймали шпиона в зоопарке. Зоопарк был рядом с нашим домом. Его территория от нашего двора была отгорожена дощатым забором. Мы отодвигали доску в этом заборе и проходили в зоопарк. Мы часто ходили в школу и из школы через зоопарк. В зоопарке к нам подошёл незнакомый человек, проявил к нам интерес, хотел подружиться и пригласил в гости. Мы решили, что он шпион, потому, что мы жили в доме для ответственны работников, и что он рассчитывал через нас получить секретные сведения, известные нашим родителям. Мы рассказали о нём родителям. Им он тоже показался подозрительным, правда, как я теперь понимаю, они заподозрили его не в том, что он шпион, а в том, что он педофил. К нашему с Люсей великому огорчению, задержать его не удалось.

Мне до сих пор снятся репрессии. Недавно приснилось, что в квартиру вломились три человека в шинелях и с винтовками. Мы завтракали, а они стали стучать прикладами винтовок по столу, и вся посуда разлетелась вдребезги. Уходя они увели меня с собой. Меня отпустили не допросив, но когда я вернулась, все окна в квартире были перебиты, парадная дверь сорвана и лестница обрушилась, подняться в квартиру было невозможно. Но я понимала, что подниматься и не нужно, в квартире никого нет. И всю ночь, весь сон я ездила по городу, пытаясь выяснить, где мои близкие, что с ними случилось после того, как меня увели. Так что репрессии всё ещё живы в моём подсознании.
Tags: 1937, Ответы на вопросы, Сталин, исторические загогулины
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments