Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Воспоминания 1957 год. Продолжение

Находившись по улицам в фестивальной толпе, мы зашли к нашему другу литературному критику В. Кардину. Тут ему позвонила Нора Аргунова, писательница и тоже наш друг. Она сказала, что звонит из Кремля, где прошла встреча участников фестиваля с московской творческой молодежью. Она здесь познакомилась с очень интересным негром и подружилась, и хочет, чтобы мы не расходились, она привезет его к нам. В те годы негры были в Москве большой редкостью, отношение к ним было особенное. Негр, который приехал с Норой, был парижанин, выпускник Сорбонны, поэт и французский коммунист. Звали его Кали.

Нора и Игорь прилично говорили по-английски, мы с Кардиным хуже, для Кали английским тоже отнюдь не был родным языком, а по-французски никто из нас не говорил. Между прочим, увидев Игоря, Кали воскликнул: «По вашему лицу я вижу, что вы говорите по-английски», и дальше обращался преимущественно к нему. Кали знал кириллицу. Он шел вдоль стеллажей в комнате Кардина и читал названия книг на корешках переплетов. Был очень рад, когда увидел томик стихов Николаса Гильена – кубинского поэта, негра и своего друга. Мы бросились объяснять Кали то, что сами недавно поняли, о советской практике и о коммунистах. Говорили сбивчиво, не были уверены, доходит ли до него весь смысл того, что мы говорим. Кали выслушал нас и спокойно сказал, что он все это понимает, но по негритянскому вопросу коммунисты всегда занимают правильную позицию, и поэтому он с ними, к тому же французские коммунисты сильно отличаются от советских. Это было время, когда крупный деятель коммунистической партии Югославии Милован Джилас вышел из партии и написал книгу «Новый класс» о партийной бюрократии, партийной номенклатуре в странах победившего социализма. Для нас самой заветной мечтой было прочесть эту книгу. Мы спросили у Кали, читал ли он ее. Он сказал, что читал в самолете по дороге сюда. Мы попросили дать книгу нам. Он сказал, что книги и журналы очень проверяли, и, чтобы не связываться с таможней, он ее выбросил. Мы горевали, книга чуть не попала нам в руки. Перевести нашлось бы кому. Между прочим, с тех пор мне снился, не так давно опять приснился повторяющийся сон. На скамейке в парке негр тайком передает мне запрещенную книгу. Как в шпионских фильмах, мы садимся на одну скамейку с одинаковыми кейсами и незаметно этими кейсами меняемся.
С Кали мы подружились. Мы устраивали ему всякие русские развлечения. Нора со своим мужем писателем В. Тендряковым, возили его на машине в лес собирать грибы. Когда Кали уезжал, мы его провожали. Когда попрощались, и он ушел, к нам подошел гэбэшник, спросил, кого мы провожали, как его зовут, кто он, где живет, чем занимается и т.п. Мы с возмущением отвечали, что этот наш друг французский коммунист. Гэбэшник сказал, криво улыбаясь, с иронической интонацией: «Все они наши друзья!» Это очень характерное событие и характерный разговор для конца фестиваля. Так, под всевидящим глазом гэбэшников, мы расставались с новыми друзьями, фестивальными выставками и фестивальными иллюзиями.
После фестиваля у гэбэшников было очень много работы. В Москву пошли письма от участников фестиваля со всех концов света. Эти письма нужно было читать, а иногда и копировать, заводить новые папочки на москвичей, которые переписывались с иностранцами, склпированые письма и складывать в эти папочки, и подшивать. Еще нужно было проверить иностранцев, которые стали нам писать. Словом, с этим фестивалем хлопот не оберешься.
После фестиваля, как после войны, когда солдаты побывали в чужих странах, началось новое закручивание гаек. Но мы уже познакомились с людьми из других стран, через них заглянули в эти страны за железный занавес, познакомились с современным искусством, и отнять это у нас было уже невозможно.


Tags: 1957
Subscribe

  • Ответы на комментарии. Продолжение-3

    Дорогие мои, я продолжаю болеть, состояние не улучшается, поэтому ничего нового и интересного я не могу. И чтобы не нарушать график выхода постов,…

  • Ответы на комментарии. Продолжение-2

    Дорогие мои, я вам не рассказала и не собиралась рассказывать, а теперь поняла, что придется все-таки рассказать, иначе будет непонятно, что…

  • Ответы на комментарии. Продолжение

    Я написала, что не отвечаю на комментарии, может быть, уже месяц, а может, и больше, но собираюсь на все комментарии ответить. Хотела начать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments