Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ответы на комментарии к последним постам. Постмодернизм. О себе.

Я не люблю постмодернизм – эта игра меня не увлекает, считаю его кризисным явлением, и жду, что кризис кончится и начнется новый период развития, хотя я вряд ли до него доживу, и стараюсь предугадать, каким же он будет. Искать материал для прогнозов нужно в культуре и общественной жизни передовых стран. И что же мы видим? В Америке – культ денег, культ силы на наших глазах сменяется культом слабых, побежденных в битве жизни или даже в такую битву не пожелавших вступить. Меньшинства всякого рода, маргиналы, инвалиды, обездоленные стали объектом культа. Это хорошо видно в кинематографе – самом американском виде искусства и самом динамичном. Говорят, вроде бы в шутку, что герой нашего времени в Америке – это женщина, чернокожая, без ноги, лесбиянка и больная СПИДом. Хочется думать, что это и есть основное направление развития. У сильных есть выбор: использовать свою силу для того, чтобы помочь слабым или для того, чтобы отнять у слабых последнее подчинить их силе. Если раньше в Америке распространенным было второе, то теперь модно первое. С этим можно связывать надежды на человечный мир.

Я не люблю постмодернизм. Но если понимать его широко, как М. Эпштейн, то выйдет, что и я отдала ему дань. Я хотела «создать» свой автопортрет, но не портрет себя сегодняшней, это было в конце семидесятых, а портрет себя в молодости. Ни рисовать, ни тем более писать маслом, я не умея, да и себя молодую взять неоткуда. И я поступила следующим образом: взяла большой аквариум, застелила дно зеленым сукном, его можно было воспринимать, как солдатское сукно и как траву, на сукно положила солдатскую пилотку с красной звездочкой, на пилотку поставила туфельку на высоком каблуке, очень красивую, шила во Львове на заказ из черной кожи со сложной отделкой из красной кожи, в туфельку вложила большую пышную розу из красного шелка. С другого края аквариума положила бубен, маленький, каким пользуются, когда танцуют тарантеллу, бубен держат в правой руке и ударяют им о левую руку и о правое бедро, на бубен поставила белую туфлю с большим бантом, внутрь нее вложила завязанную узлом яркую пеструю, шелковую косынку. Еще там был маленький красный флажок, с какими ходят на демонстрацию, к нему приколот университетский значок. Еще в аквариуме был подшипник и снизу газета «Правда». Это называлась «Автопортрет в молодости». Ну чем не постмодернистская инсталляция? Она простояла недолго, надоело с нее пыль вытирать.
Мой второй постмодернистский грех. М.Эпштейн считает эссе чисто постмодернистским жанром, говорит даже об эссеизме, как направлении в культуре, а ведь эссе – единственный жанр, которым я владею, если конечно допустить, что я им владею. Говорят, что бы у нас в России ни собирали, все равно в результате получается автомат Калашникова. Так и я, чтобы ни писала - получается эссе. Когда я писала рецензии для журнала «Современная художественная литература за рубежом», моя редакторша (я ее очень любила и писала для нее) спросила: «Как вы считаете, что вы для нас пишете?» Я сказала, что пишу, что заказывают – рецензии на книги, о которых журнал хочет рассказать. Она сказала: «Вы считаете, что это рецензии?» Я кивнула. Она сказала: «Никакие это не рецензии – это чистая эссеистика». И когда я писала аннотации и рефераты для нашего архитектурно-строительного реферативного журнала , я должна была следить за собой, чтобы и тут не получилось эссе. Вот как М. Эпштейн описывает эссе, это не научное определение жанра, а именно его художественное описание: «Эссе – частью признание, как дневник, частью рассуждение, как статья, частью повествование, как рассказ. Это жанр, который только и держится своей принципиальной внежанровостью. Стоит ему обрести полную откровенность, чистосердечность интимных излияний – и он превращается в исповедь или дневник. Стоит увлечься логикой рассуждения, диалектическими переходами, процессом порождения мысли – и перед нами статья или трактат. Стоит впасть в повествовательную манеру, изображение событий, развивающихся по законам сюжета, - и невольно возникает новелла, рассказ, повесть.

Эссе только тогда остается собой, когда непрестанно пересекает границы других жанров, гонимое духом странствий, стремлением все испытать и ничему не отдаться. Стоит остановиться - и блуждающая сущность эссе рассыпается в прах. Едва откровенность заходит слишком далеко, эссеист прикрывает ее абстрактнейшим рассуждением, а едва рассуждение грозит перерасти в стройную метафизическую систему, разрушает ее какой-нибудь неожиданной деталью, посторонним эпизодом. Эссе держится энергией взаимных помех, трением и сопротивлением не подходящих друг другу частей. В самой глубине эссе, какому бы автору оно ни принадлежало, звучит некая жанровая интонация - неровная, сбивчивая: постоянное самоодергиванье и самоподстегиванье, смесь неуверенности и бесцеремонности, печаль изгнанника и дерзость бродяги. Эссеист каждый миг не знает, что же ему делать дальше - и поэтому может позволить себе все, что угодно. Он постоянно испытывает нужду, недостаток - и походя, в одной странице или строке, тратит такие сокровища, которых другим хватило бы на долгую и безбедную жизнь целого романа или трактата.

Хороший эссеист - не вполне искренний человек, не очень последовательный мыслитель и весьма посредственный рассказчик, наделенный бедным воображением. Грубо говоря, эссе так же относится ко всем другим жанрам, как поддавки - к шашкам. Тот, кто проигрывает в романе или трактате, не умея выдержать сюжета или системы, тот выигрывает в эссе, где только отступления имеют ценность. Эссе - искусство уступки, сдачи, и побеждают в нем слабейшие. Основоположник жанра Мишель Монтень почти на каждой странице своих "Опытов" признается в своей творческой и умственной слабости, в отсутствии философских и художественных дарований, в бессилии сочинить что-либо выразительное, законченное и общеполезное. " <...>
"Эссе родилось из сочетания плохой, бессистемной философии, плохой, отрывочной беллетристики, плохого, неоткровенного дневника - и вдруг оказалось, что именно в своей неродовитости этот жанр необычайно гибок и хорош. " <...>
"Эссеизм - это смесь разнообразных недостатков и незаконченностей, которые внезапно дают обозреть ту область целого, которая решительно ускользает от жанров более определенных, имеющих свой идеал совершенства (поэма, трагедия, роман и пр.) - и потому отрезающих все, что не вмещается в его рамки. В эссе соединяются: бытийная достоверность, идущая от дневника, мыслительная обобщенность, идущая от философии, образная конкретность и пластичность, идущая от литературы. "

Вот теперь вы знаете, чем мы занимается в Интеллигентской штучке. Мои тексты, ваши комментарии, ответы на комментарии, тексты, рожденные комментариями – все это по Эпштейну – постмодернизм, хотя Монтень, которого Эпштейн считает основателем жанра жил задолго до Эпштейна.

Tags: постмодернизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments