Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ответы на комментарии к последним постам. Постмодернизм. 4.

Постмодернисты отвергают великое как не нужное человеку, не полезное для него и приходят к отрицанию человека как такового, считают, что современный человек – «увечная» личность. Увечный он, как объясняет М. Эпштейн потому, что его изувечил ставший слишком мощным поток информации, которым каждый отдельный человек не может овладеть. Но ведь и раньше, когда поток информации не был таким мощным, каждый человек не владел всем универсумом знаний. Эпоха Возрождения «нуждалась в титанах и породила титанов по разносторонности и учености» (К. Маркс), но и каждый из этих титанов не владел всем универсумом информации.

Человеку нужно получить информацию, которая ему жизненно необходима и которая интересна. Информационные технологии, появившиеся одновременно с бурным ростом объема информации, дают возможность не читать «томов премногих», чтобы вылущить из них то, что важно и интересно, а найти это в интернете уже в вылущенном виде, так что информационные технологии облегчают овладение информацией, открывают для этого новые возможности.

Словом, современный человек увечный, он раздвоен, растроен, расчетверен, распят. Можно попытаться собрать человека воедино, но «не станет ли такой цельный, универсальный человек ренессансного типа помехой дальнейшему развитию цивилизации методом непрерывного деления – специализации». Вообще, «человек это вредоносный миф или глупенькая абстракция, созданная либералами-утопистами», «категория личности оказывается иллюзорной и представляет собой скрещение разных бессознательных автоматизмов, желаний, генов, социальной роли и т.д.», «любой намек на целостность и единство встречает яростное сопротивление у западных интеллектуалов, как зародыш грядущих репрессий, как угроза тоталитаризма».

Относительно «отставания человека от человечества» как основной причины кризиса культуры, причины психологической травмы, увечья современного человека, я хотела бы возразить М.Эпштейну. Он говорит, что недалеко то время, «когда только исключительные индивидуумы будут соответствовать уровню информационного развития цивилизации, то есть воистину цивилизованными и воистину людьми». Все рассуждения на эту тему меня не убеждают. Недаром же М.Эпштейн употребляет слово «цивилизация», а не слово «культура», и если отношение с культурой могут в какой-то мере определять степень человеческого в человеке, то отношения с цивилизацией — ни в какой. Рост объёма информации не кажется мне трагедией. Любым массивом информации можно овладеть, если он хорошо систематизирован, а в Интернете он систематизирован по множеству критериев. Что же касается того, чтобы быть человеком, то для этого достаточно усвоить информацию, коротко изложенную в 10 заповедях. Её не снесёт никакой мощный поток информации и не задавит её объём. Человек настолько человек, насколько он стремиться к выполнению этих заповедей. Они являются основой кантовского «нравственного закона внутри нас» и «категорического императива». И так будет всегда, потому что в заповедях сформулирован недостижимый идеал. Действительно, только исключительные индивиды могут возлюбить ближнего как самого себя, а если вдруг все смогут, то наступит Царство Божье на земле и начнётся истинная история человечества, а всё прежнее окажется предысторией.
Если нет человека, то тем более нет автора.

«Постмодернизм отвергает наивные и субъективистские стратегии, рассчитанные на проявление творческой оригинальности, на самовыражение авторского «я» и открывает эпоху «смерти автора», когда искусство становится игрой цитат, откровенных подражаний, заимствований и вариаций на чужие темы».

Если модернисты конструировали, создавали, то постмодернисты осуществляют деконструкцию, разрушение. Искусство, литературу прошлого можно рассматривать как особый метод моделирования действительности, отличный от научного - аналитического. В произведениях литературы и искусства человеческие характеры, явления, процессы, типизированы и изучать жизнь по этой модели удобнее, чем по конкретным явлениям. Маркс сказал, что Бальзак для понимания экономики дал ему больше, чем труды ученых экономистов. При оценке произведений реалистов XIX века чуть ли не главным критерием была верность натуре.

Постмодернисты не считают своей задачей отражение реальности, поскольку само представление о некоей реальности, лежащей за пределом знаков, считают иллюзией и иронически осознают эту иллюзию. Само слово «реальность» в современных гуманитарных науках на Западе редко встречается без кавычек. Согласно Бодрийару, «реальность исчезает в современном Западном мире, плотно окутанном сетью массовых коммуникаций. Реальность сама идет ко дну в гиперреализме, дотошном воспроизведении реального, предпочтительно через посредничающие репродуктивные средства… От одного средства воспроизведения к другому, реальность испаряется, становясь аллегорией смерти».

Все цитаты, как уже говорилось, где источник не указан, являются цитатами из книги М.Н.Эпштейна «Постмодерн в русской литературе» Учебное пособие для вузов. в 2 т. - М., «Высшая школа» - 2005.

Tags: постмодернизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments