Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ресторан “Прага”

Опять шум вокруг ресторана «Прага». Можно ли его продавать и кому, вообще нельзя продавать и т.п. Я признаться, толком не разобралась в конфликте, но ко мне пришла съемочная группа телевиденья с канала «Россия 24» взять интервью о ресторане «Прага», поскольку я давно живу и очень хорошо помню, как ресторан открывался, бывала там и , вообще, я посетитель ресторанов, о чем много писала. Я рассказала все, что знала, как просили. Интервью появилось на канале 15 января, конечно, сокращенное в сто раз. Если вам интересно, вот ссылка этот видеоролик сайте этого канала «Россия 24».

http://www.vesti.ru/only_video.html?vid=315298 (только видео)
http://www.vesti.ru/doc.html?id=420817 (репортаж с текстом)

Я подумала, если телевиденью это так интересно, что транслируется на весь мир, то может быть и вам будет интересно. И я решила написать этот пост.


Ресторан «Прага» открыли в 1954 году. Открывали его с таким шумом, помпой и торжеством, как ничего не открывали, ни один театр, ни зал Чайковского и даже мемориал на Поклонной горе. Что ресторан откроют, стало известно, наверное, за месяц, и по Москве только и разговоров было, что об этом открытии. Об этом говорили в транспорте, в очередях и в Ленинской библиотеке. Меня это очень удивляло. Я все время думала, почему открытие обыкновенного ресторана так всех взволновало, как большое общественное событие. И потом я поняла. Произошло то, что не могло произойти при Сталине. До разоблачения культа личности, до знаменитого доклада Хрущева оставалось еще два года, и получилось, что смену исторических эпох ознаменовало открытие ресторана «Прага». Так все чувствовали.

Попасть на открытие было очень трудно, чтобы заказать столик нужно было иметь серьезные связи в верхах. Но мы и не стремились на это великое мероприятие, а недели через две после открытия мы пошли и посмотрели. Наверху было несколько не слишком больших залов. Ресторан был очень удобен для проведения всяких семейных и деловых мероприятий: свадеб, юбилеев, поминок, отмечания защиты диссертация и пр. «Прага» не была рассчитана на то, что ее будут посещать интеллигентные люди, чтобы спокойно, уютно и безопасно пообщаться. Кроме ресторанов общаться было негде. В комнате в коммуналке, где живут три поколения, не пообщаешься. В «Праге» был яркий верхний свет, и не было местного света, тогда как в «Национале» верхний свет был слабый, но на каждом столике стояла красивая и не слишком яркая настольная лампа. Очевидно, что «Националь» был рассчитан на посещение небольшими дружескими компаниями, а «Прага» - нет. Нашей компанией мы в «Прагу» не ходили. Но однажды пошли мы с мужем, его сестра Валентина со своим другом и ее подруга. Когда мы с Валей ходили «попудрить носики», то, возвращаясь, проходили мимо большой свадьбы, там уже танцевали, и, представьте, вальс. Какие-то двое мужчин подхватили нас с Валей и закружили. Валя вырвалась и убежала, а я, из медвежьих лап не очень могла вырваться и не очень хотела. Я люблю вальс и понимала, что своего мужа я на вальс не сподвигну. Я сказала своему кавалеру, что я не из их свадьбы, что я здесь с мужем и со своей компанией, но он продолжал меня кружить, а я продолжала блаженно кружиться, направляя кружение в сторону своего стола. Мы прокружились через коридор, через какой-то зал и дошли до нашего столика. Я сказала: «Ну вот, знакомьтесь, мой муж, о котором я говорила, и мои друзья». Он сказал: «Здорово вы меня обманули». Я сказала: «Почему же обманула, я правильно описала вам ситуацию». Он сказала: «А я не понял. И за это вы должны мне тур вальса». Я сказала, что рада бы, но у меня уже голова кружиться. Тут подошли дружинники, которым показалось, что здесь какой-то конфликт и увели моего «кавалера». Меня стала совесть мучить. Я встала, муж спросил: «Ты куда?» Я сказала: «Пойду выручать своего кавалера. Еще не хватало, чтобы из-за меня у него были неприятности. Акт составят. Сообщат на работу. И неизвестно какого еще слона можно сделать из этой мухи». Я с трудом нашла дружинников и своего незадачливого партнера. Акт уже начали составлять. Я объяснила им, что этот незнакомый мне человек пригласил меня танцевать, и я согласилась, потому что мой муж не танцует. Я танцевала с удовольствием и очень благодарна товарищу за то, что он меня пригласил. Потом у меня голова закружилась, и я перестала танцевать, а мой партнер просил еще хоть один круг. В это время они подошли и решили, что здесь конфликт. Конфликта не было, никто никого не обидел, и я хочу, чтобы дружинники тут же при мне уничтожили свой акт. Можно пригласить моего мужа, он подтвердит мои слова. Акт уничтожили, но настроение у меня было испорчено.

В «Праге» мой племянник справлял свадьбу. Рядом в соседних залах было еще три свадьбы. Такой урожайный день. Платье на нашей невесте было лучше, чем у соседей. Это вообще было лучшее свадебное платье, какое я видела в своей жизни. Его придумала мать невесты, художница и дизайнер. Я очень гордилась «нашим» платьем. Я была в маленьком (не пышном) платье из голубых кружев на голубом шелковом чехле. Еда была типично «пражская». Кухня «Праги» - это добротная среднеевропейская кухня. Без лишней остроты, лишнего перца и пряностей. Может быть немного пресная, но зато это всем можно есть. И после «Праги» никогда живот не болит.

Внизу было кафе. Для меня оно было замечательно тем, что его облюбовали арбатские старушки. Когда я сказала об этом тележурналистике, которая брала интервью (между прочим, она оказалась внучкой Вероники Долиной, и я порадовалась, что у Вероники Долиной такая внучка, и что она пришла ко мне в дом), она спросила у меня, кто такие арбатские старушки. И я только тут сообразила, что она и ее ровесники, и даже люди чуть постарше уже не застали этого очаровательного явления. Арбатскими старушками называли старых женщин, которые родились на Арбате до Революции и всю жизнь там прожили. Арбат был аристократический район, и старые женщины, о которых мы говорим, происходили из хороших, известных семей. Такая женщина входила в кафе «Прага» красивой походкой, одна, без спутников, в черном атласе или белопенных кружевах и с умопомрачительными манерами. Когда я приходила в кафе и видела за столиком такую женщину, я, испросив разрешения , непременно к ней подсаживалась. Мгновенно отбрасывала свои богемные замашки и превращалась в светскую барышню, прямо таки в тургеневскую девушку. Конечно, этим женщинам не хватало общения, и они легко вступали в разговор. Мне ужасно нравились и даже были интересны это легкое светское общение. Так как разговор шел за едой и часто о еде, то я узнавала, что готовили в домах этих женщин в их детстве и т.д. Ели они с отменным аппетитом и то, что мне казалось, им есть уже нельзя. Но они диеты не соблюдали. Все они были гурманки, и их гурманство признавалось и ценилось специалистами. Когда «Красный Октябрь» устраивал дегустацию новой продукции, этих женщин приглашали на дегустацию. Ни одна вновь придуманная конфета не шла в производство без их одобрения.

На уголочке было стоячее маленькое кафе «Прага» - кофе экспресс и всякие булочки-пирожные. Кофе и булочки были приличные, а за стойкой стояла замечательная женщина. Я тогда работала на Кремлёвской набережной у Каменного моста, и в обеденный перерыв, если всю дорогу бежать бегом, то можно было успеть добежать до «Праги» и выпить кофе. Я бегала. Я пила кофе и не отрывала глаз от этой женщины. У нас показывали американский фильм, что было редкостью, в нашем прокате он назывался «Судьба солдата в Америке», в оригинале – «Ревущие двадцатые». В фильме было две героини – невинное существо - начинающая певица, в которую был влюблён герой, бутлегер и гангстер, и женщина постарше, влюблённая в героя, относящаяся к тому же кругу, что и он. Она мне очень нравилась и как актриса, и внешне, и как личность, которая ощущалась. И каково же было моё удивление, когда я увидела её или, во всяком случае, её копию за стойкой кофейного экспресса. Она не только внешне была похоже и так же причесана, но голос, вся повадка – это была та же личность. Я всё хотела показать её своему мужу, но как-то не получалось его туда заманить. Но однажды мы проходили мимо, и хотелось кофе, и мы зашли. Мы стояли в очереди, и я всё оглядывалась на мужа - видит ли он кто перед ним. Он видел. Впереди меня стоял высокий парень, мне была видна только его спина. Когда подошла его очередь, женщина сказала своим хрипловатым голосом: «Ты, красивый, я тебе двойной сварила». Парень очень смутился, а женщина сказала: «Не хочешь? Я могу эту чашку другому отдать». Тут парень пришёл в себя и сказал: «Нет-нет, не отдавайте другому. Большое спасибо». Мы тоже получили свой кофе с булочками и устроились за столом. Я спросила мужа: «Что же ты молчишь? Я давно мечтала, чтобы ты ее увидел». Муж молча, но очень выразительно показал большой палец, потом сказал: «Действительно удивительное сходство. Я тебе верил, но все-таки не мог себе представить, что такое бывает. Необыкновенная женщина из американского фильма за стойкой московского кафе».

Вот, собственно, почти все мои отношения с «Прагой». Мы ещё 8-е марта там праздновали, но пост и так получился слишком длинным.
Tags: Прага, тв
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments