Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Воспоминания. Киев 1935-1941 гг. (3)

Еще одному школьному учителю я обязана большим открытием. Открытие было бы в любом случае, но случилось, что я его получила его из рук школьного учителя.

Когда я была в 8-м классе, у нас появился новый педагог – молодой человек. Его звали Виктор Феликсович. Сразу было видно, что это тот интеллигент, который кончил 3 университета -дедушкин, отца и свой. Он взял младшие классы. У него учился мой брат. Новый учитель сразу очень близко сошелся с компанией десятиклассников. Была у нас такая компания интеллектуалов. Они держались несколько обособленно, и я им очень завидовала.


В школе между семиклассником и десятиклассником – пропасть, не перепрыгнешь. Когда я проходила мимо их компании, то всегда прислушивалась о чем они говорят, и те обрывки, которые мне удавалось услышать, разжигали интерес. Однажды я проходила мимо этой компании, разговорившей с Виктором Феликсовичем, и услышала, что сегодня после уроков они собираются остаться, может быть устроиться в зале и поговорить о Маяковском. Виктор Феликсович говорил: «Нет, это будет не лекция, ни в коем случае, может быть беседа, и вообще поговорим, почитаем». Я решила пойти. Войду потихоньку, сяду в сторонке, авось не выгонят. Я уже говорила, что мой отец любил поэзию и меня в нее влюбил, дома у нас было буквально все, но как ни странно, не было Маяковского. На стеллаже стоял один том, изданный «Комсомольской правдой» и содержащей стихи, которые в разные время в этой газете были опубликованы. Я конечно его прочла. Стихи вызвали интерес оригинальностью формы, которую я оценила, но конечно сатирические стихи на политические темы меня не привлекли.

После уроков я вошла в зал, где были ребята и Виктор Феликсович, и села в сторонке, и стала слушать, и со мной стало что-то происходить, чего никогда не происходило. Это, наверное, было очень заметно, потому что все на меня посматривали. Если меня о чем-то спрашивали, я молчала, как будто потеряла голос. Встреча продолжалась часа 4. Домой я шла, ничего не видя перед собой. За весь вечер дома не произнесла ни слова, будто бы после тех стихов говорить нельзя. Несмотря на то, что стихи Маяковского, особенно с непривычки, нелегко запоминаются, я все же многое запомнила. Весь вечер продолжала вспоминать, а что же было делать, я уже без них не могла жить. Утром я пошла в библиотеку, взяла большой однотомник, и началась моя вторая жизнь. Первая - Пушкин и его круг. Вторая – Маяковский. Третья – Блок (по времени моей жизни Блок появился позже Маяковского). Три поэта, создавшие свою поэтику, свой язык, отразившие свою эпоху, сами ставшие эпохой. Создавшие каждый свою красоту. Добавившие к жизни каждого из нас значительную и лучшую часть.

Однажды я опоздала на урок (вскоре после того, как в моей жизни появился Маяковский) и стояла в коридоре у окна, ожидая конца первого урока и начала второго. Ко мне подошла незнакомая девочка, и я сразу спросила: «Ты любишь Маяковского?» Ни о чем другом я говорить не могла. Она сказала: «Люблю». Я спросила: «За что?» Она ответила так, что ее ответ во мне отозвался. Мы стали говорить о Маяковском, но чтобы нас не слышно было в классах, которые выходили в коридор, мы вышли из здания и стали ходить вокруг школы. Когда мы спохватились, шел уже 3 урок. И значит, мы прогуляли. Раз уж так случилось, мы решили этот Маяковский день хорошо использовать. Был март. И мы поехали на Днепр, остановок 10, смотреть ледоход, он как раз начался. Ледоход был величественный – голубой, хрустальный, белый. Льдины сталкивались и кололись одна о другую. Это был праздник Маяковского. Таким образом, я совершенно случайно знаю, что Маяковский появился в моей жизни в марте 1941 года.

 

Tags: Киев, воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments