Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ответы на комментарии. Продолжение



Я написала, что не отвечаю на комментарии, может быть, уже месяц, а может, и больше, но собираюсь на все комментарии ответить. Хотела начать отвечать на комментарии с того месячной давности поста, где перестала отвечать. А потом, как я уже говорила, я решила, что это будет неправильно. Старые посты подзабылись и свои комментарии к нему подзабылись, и интерес к ним снизился. Поэтому я решила отвечать на комментарии к постам в обратном хронологическом порядке. Вначале отвечу на комментарии к последнему посту, потом к предпоследнему – и так дойду до первого неотвеченного поста.

Последний пост я, неожиданно для себя, посвятила развитию литературы и всех видов искусства в Советском Союзе – бурному развитию, несмотря на цензуру и на то, что партийная критика «прорабатывала» писателей, которые отклонялись от «генеральной линии партии», хотя что такое эта «генеральная линия», трудно было определить. Мне также трудно понять, почему эти сложные условия способствовали развитию. Возможно, писателю для того, чтобы полностью реализовать свой талант, сделать максимум того, на что он способен, нужно испытывать некое сопротивление среды. Благодаря этому сопротивлению среды, он лучше чувствует важность того, что делает.


Как-то в Италии проходил международный поэтический форум, туда приехали и наши поэты – Белла Ахмадуллина, Андрей Вознесенский и не помню кто еще. Наши поэты жаловались на то, что их не публикуют, а если публикуют, то на поэтов и писателей-неконформистов обрушивается партийная критика. Это как раз было вскоре после того, как Хрущев на выставке в Манеже назвал художников и поэтов-неконформистов «пидирасами». Первые полосы центральных газет бывают посвящены «разгрому» таких поэтов и писателей-неконформистов. Итальянцы и другие европейцы слушали жалобы наших поэтов и писателей и говорили: «Какие вы счастливые… Какие вы счастливые!» Они у себя в странах могут писать и публиковать что угодно, но это мало кого волнует, и никогда первые полосы центральных газет не бывают посвящены современной поэзии.

В Советском Союзе ничего не публиковали, но, между тем, все всё читали и все всё знали, потому что процветал самиздат. Народ собирался, это были знаменитые посиделки на московских кухнях, и там все читали. Однажды мне позвонил один из моих друзей и сказал мне, что я должна в такой-то день в такой-то час прийти по такому-то адресу, и там будут читать то, что мне будет интересно. Я пошла, позвонила в совершенно незнакомую мне квартиру, это было в здании на улице Горького, мне открыла незнакомая женщина, молча впустила меня в квартиру, я вошла в комнату, где за большим столом сидели люди и читали какую-то рукопись, передавая друг другу отдельные страницы. Я села с краю, и страницы стали передавать и мне. Это был «Архипелаг ГУЛАГ» Солженицына.

На этот мой последний пост было 20 комментариев, и я хочу на них ответить.
palagia_da спрашивает, нравится ли мне Венедикт Ерофеев. Он мне очень нравится, более того, я его считаю классиком, ценю очень высоко.
ira_k написала: «проблема в том, что все что вы описали родилось в ссср, но и было им же уничтожено...государство ело живьем своих детей, при этом самых лучших детей. сколько еще могло быть создано, но умерло так и не раскрывшись.

вы описываете любовь к ростку, который пробился сквозь асфальт, но хвалите не росток и его способность выжить, а асфальт как будто это благодаря, а не вопреки ему появился росток.


и еще отмечу, что ваше представление о советской эстраде наивно. особенно, что касается мирового признания. советская эстрада была вторичной, примитивной и отставала на декаду от мировой эстрады. очень часто просто бессовсетно воровала у западных исполнителей пользуясь тем, что советская аудитория никогда не услышит оригинала».

Насчет асфальта и ростка, пробивающегося сквозь асфальт, я не уверена, что асфальт не способствовал мощности ростка. Я как раз думаю, что способствовал, и я об этом уже написала.
Мне интересно было прочесть то, что пишет trinao об общении наших школьников с польской школьницей и с немецкой. Интересно, в какие годы это было. Я с подобным не сталкивалась, мне казалось, что «железный занавес» полностью препятствовал такому общению.

Я не понимаю, почему semenspokojnyj пишет, что я не отличаю страну от режима. Я как раз отличаю. Я считаю, что страна жила полной жизнью, несмотря на режим.

einat_ceisar написал следующий комментарий: «А если представить, что все эти замечательные поэты-прозаики жили бы не в сначала жутком, страшном, а потом в застойном и унылом сссре, а в нормальной здоровой обстановке? Или сытый поэт - не поэт, в этом ваш посыл?»
Я хочу на него ответить. Я считаю, что в благополучной спокойной стране меньше оснований для развития искусства. В качестве примера можем взять Швейцарию. Очень благополучная страна, никогда не участвовала ни в каких войнах, всегда соблюдала нейтралитет, сейчас все страны Европы принимают мигрантов, на это есть квоты. А Швейцария сказала, что она мигрантов принимать не будет, и пусть никаких квот на нее не рассчитывают. Доход среднего швейцарца в семь раз превышает доход среднего европейца, и Швейцария хочет сохранить это преимущество. Так вот в этой благополучной Швейцарии есть всего два известных писателя Фридрих Дюрренматт и Макс Фриш, а о великих швейцарских живописцах или композиторах мы ничего не знаем. В такой богатой стране нет даже своего кинематографа. Я видела один швейцарский фильм, совсем не интересный. Конфликт высосан из пальца, все придумано, не похоже на правду. Я думаю, что как раз наличие противоречий в стране способствует развитию литературы и искусства. Герцен сказал в свое время о русских писателях: «Мы не врачи – мы боль». Вот боль очень способствует появлению искусства.

Многие читатели мне возражают, считают, что я переоцениваю советскую литературу и советское искусство, но не стану затевать дискуссию на эту тему.

Я прочла комментарий _jk, которая пишет о преимуществах сегодняшнего дня перед моим временем. Я не стану спорить, сегодняшнее поколение я вообще плохо знаю и плохо понимаю. Даже Юра, руководитель проекта «Интеллигентская штучка», для меня несколько инопланетянин. Но тем не менее, я возлагаю на это поколение большие надежды. Они родились свободными, им все открыто, может, они чего-нибудь и совершат. А может быть, для свершений им как раз и не хватает сопротивления среды, которая помогает человеку реализовать все свои способности. Не хватает вызова.

Что же касается влияния интернета на современного человека, то оно у меня вызывает тревогу. Современная молодежь не знает, что такое тернистый путь познания. Нажал кнопку и получил любую информацию. Учителя жалуются, что у современных школьников память гораздо хуже, чем у предыдущих поколений школьников. Они даже не могут запомнить условия задачи, потому что помнить им ничего не надо, они свою память носят в кармане. Я имею в виду смартфон – нажал на кнопку и получил любую информацию. Но когда ячейки памяти в мозгу полны информации, то эти сведения взаимодействуют друг с другом и рождают мысль, новую мысль. А когда в ячейках памяти мозга ничего нет, а все хранится в смартфоне, то, мне кажется, и новые мысли не возникают. Но может быть, это просто старческое брюзжание.

Продолжение следует.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments