Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Воспоминания. Осколки.


Этот пост я написала месяца два назад, не закончила и ставить не собиралась, но сейчас ставить нечего и я решила его поставить, прямо такой как есть, незаконченный.

Я сейчас веду образ жизни, несвойственный мне, не соответствующий моему характеру, прямо ему противоположный. Сижу одна дома, из-за нездоровья зятя я не могу принимать гостей. Вот в мае он уедет на дачу на пять месяцев, тогда ко мне можно будет приходить и я смогу общаться, а сейчас я начисто лишена общения. А я человек общительный, компанейский. Я – Близнец, а Близнецам общение нужно как воздух, собственно, это и есть их воздух. Так вот, я сижу одна, читать не могу, потому что почти не вижу, телевизор не могу смотреть по этой же причине, хотя телевизор включаю. У меня телевизор с очень большим экраном. Линии мои глаза не видят, но видят цветовые пятна. Вот я вижу цветовые пятна и пытаюсь из них составить картинку. Ну и, кроме того, я слышу. Станиславский в конце своей жизни говорил, что он теперь больше любит спектакли не смотреть, а слушать. Я могу его понять. Теперь, когда фильмы, которые я хорошо знаю, я не смотрю, а только слушаю, то эти фильмы немного меняются. Как бы меняется их смысл и содержание, это другие фильмы. Еще я слушаю новости по радио, одна другой страшнее. Наш лидер совсем с катушек съехал, я имею в виду поправки в Конституцию и не только. Можно впасть в уныние, и чтобы в него не впасть, я предаюсь воспоминаниям.

Мои воспоминания, главным образом, о литературной жизни Москвы. Они – осколки этой жизни, давно ушедшей и забытой. Все ушли, я последний свидетель этого времени.

О своих друзьях и знакомых, поэтах, писателях, литературных критиках, я много писала. Писала о Михаиле Светлове, Семене Гудзенко, Володе Львове, Володе Тендрякове, Елене Ржевской, Норе Аргуновой, Александре Родине и пр. О каждом из них я написала пост. А были еще те, которых я знала, даже в гостях у них была, но не решаюсь назвать это знакомством, потому что я их знала, а они меня, возможно, нет. Таким односторонним знакомым был в частности поэт Давид Самойлов. Володя Львов как-то привел меня к нему в гости, мы просидели вместе вечер, разговор был интересным и оживленным, но я не уверена, что он запомнил мое имя.
Однако первый осколок про него. С ним произошла интересная история. Эту историю знаю не я одна, ее знало несколько человек, и может быть кто-нибудь о ней написал… Ну если вы о ней знаете, значит прочтете еще раз, а можете не читать, мне ее рассказал Володя Львов. История такая…

Однажды вечером в гостях у друга, где собралась большая компания, Давид Самойлов познакомился с девушкой, он ее видел впервые. Девушку звали Света. Она Давиду понравилась и чем-то тронула его сердце. Света была грустная и от нее веяло одиночеством. Вроде бы все в компании к ней относились хорошо и все же она была как-то отдельно. Когда стали расходиться, никто не выразил желания Свету проводить. Давид сказал, что проводит ее, если она не возражает. Она не возражала, и Давид проводил ее до дома. Жила она в доме, который Юрий Трифонов в своем романе назвал «Дом на набережной» и так его с тех пор называют. Еще его называли «Домом Правительства», потому что там жила советская элита, он весь был увешан мемориальными досками. Это тот жилой дом, построенный архитектором Иофаном, который входит в один комплекс с кинотеатром «Ударник» и с театром Эстрады. Там, где теперь театр Эстрады сначала была «Фабрика-кухня» - столовая, рассчитанная на жильцов этого дома. В элитных квартирах этого дома не было полноценной кухни, потому что считалось, что жильцы этих квартир не будут готовить себе еду дома, будут питаться на «Фабрике-кухне» или в кремлевской столовой.

Давид довел Свету до дома, и она предложила ему зайти на чашку чая. Он зашел. Выпили по чашке чая, а дальше Давид из чистой вежливости, не то, чтобы стал приставать к Свете, но дал ей понять, что если она хочет больше близости, то он не против. Она захотела, и он у нее переночевал. Утром вместе позавтракали, провожая его Света сказала: «Теперь ты знаешь, где я живу, заходи запросто, всегда буду тебе рада». Давид обещал, что зайдет и собирался это сделать. Спускаясь по лестнице он подумал, что Света живет в этом доме, значит у нее высокопоставленные родители, интересно, кто бы это мог быть. И тут вдруг его осенило, он сообразил чью дочь он трахал сегодня ночью. Он это понял и испугался, вспомнил судьбу своих предшественников, не один из них не избежал наказания. Он сильно разозлился на своего друга, у которого накануне был в гостях. Позвонил ему и сказал: «Если ты приглашаешь принцессу, то нужно же предупреждать, не подставлять друзей». Друг сказал, что думал, что Давид сам знает, ее вообще знают и спросил: «А что случилось?». Что случилось Давид объяснять не стал, некоторое время жил в большой тревоге, но обошлось.

Продолжение следует.

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Ещё немного о Марине

    Я всё равно ни о чём, кроме Марины, не могу ни думать, ни говорить, ни писать. Во вторник было 9 дней. В квартире у Марины собрались родственники и…

  • Последний пост, написанный с Мариной

    Я написала, что мы жили на партмаксимум, жили скромно, на завтрак мне давали кружку горячего молока и кусок хлеба. Читатель написал в ответ на…

  • Последние посты, написанные с Мариной. Первый пост.

    Я скучаю по Маринке. Живу в беспросветной тоске. Но блог должен продолжаться, это наше общее с Маринкой дело. Есть два поста, написанные с Маринкой…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Recent Posts from This Journal

  • Ещё немного о Марине

    Я всё равно ни о чём, кроме Марины, не могу ни думать, ни говорить, ни писать. Во вторник было 9 дней. В квартире у Марины собрались родственники и…

  • Последний пост, написанный с Мариной

    Я написала, что мы жили на партмаксимум, жили скромно, на завтрак мне давали кружку горячего молока и кусок хлеба. Читатель написал в ответ на…

  • Последние посты, написанные с Мариной. Первый пост.

    Я скучаю по Маринке. Живу в беспросветной тоске. Но блог должен продолжаться, это наше общее с Маринкой дело. Есть два поста, написанные с Маринкой…