Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

Гитлер и Сталин

Никогда не собиралась об этом писать. Ни в ближайших планах, ни в отдалённых такой темы у меня не было. Но сейчас этот разговор кажется мне естественным и необходимым продолжением разговора о сотрудничестве Сталина и Гитлера накануне и в первые почти два года Второй мировой войны. Я не знала, как назвать этот пост – «Сталин и Гитлер» или «Гитлер и Сталин», чьё имя поставить первым, и не найдя другого критерия, решила расположить их в алфавитном порядке.

Меня никогда не интересовал Гитлер как личность, как человек, он для меня не был человеком, а был просто функцией – носителем абсолютного зла. Но в прошлом году этот мой взгляд, подход несколько изменился. Это случилось после того, как я посмотрела на ТВ цикл из трёх передач Леонида Млечина. Я считаю Леонида Млечина главным у нас специалистом по нацизму. Про нацизм он знает абсолютно всё и люто его ненавидит. Он никому не прощает не только симпатий к нацизму, но и равнодушного отношения к нему. Всякий, кто не ненавидит фашизм так же люто, как он, кажется Млечину подозрительным. Правда, есть один человек, у которого были иллюзии относительно Гитлера и на которого у Млечина рука не поднялась. Этот человек – норвежский писатель Кнут Гамсун. Вот не поднялась рука, и всё тут. Вот не смог, простил старика. Но я сейчас не об этом, а о передачах Млечина. Цикл из трёх передач назывался «Женщины Третьего рейха» и был посвящён Лени Рифеншталь, Еве Браун и Магде Геббельс. Гитлер не был героем этих передач, но рядом с женщинами его фигура как-то выцветилась и очень меня удивила. Я рассказала об этом своей дочери, сказала: «Не знаю, что мне теперь с этим делать?» Лена сказала: «Держать при себе! Не вздумай выложить это в блог». Но не на таковского напали…Чтобы я держала что-то при себе и не поделилась с вами. Такое для меня невозможно. Я, правда, держалась целый год, пока случай не подвернулся, но как только он подвернулся…


Гитлер ежедневно получал тысячи писем от немецких женщин с объяснениями в любви. Они были влюблены в него как в мужчину и все хотели родить от него ребёнка. Гитлер не откликался на эти призывы, но Лени Рифеншталь прислала ему такое же письмо, и от её письма он отмахнуться не мог. Она была талантливейшим режиссёром, его единомышленником, его соратником, он был перед ней в долгу. Она сняла фильмы документальные – «Триумф воли», «Олимпия», «Победа веры», сняла и художественный фильм, и сама снималась в фильмах. Все её фильмы были пропагандой нацистской идеологии, к тому же Лени Рифеншталь была красавицей. Гитлер пришёл к ней в гости. Она поставила два бокала и хотела налить Гитлеру вина. Он отодвинул свой бокал. Он сказал, что пока Германия воюет, пока она не победила, он не притронется к спиртному. Дальше он сказал, что Лени прекрасная женщина, прекраснейшая из женщин, и нет такого мужчины, который бы не ответил на её чувства, устоял бы перед ней. И он, Гитлер, не исключение. Но сейчас идёт война, и его жизнь принадлежит Германии и войне. Воин должен быть чистым, как монах, а он сейчас воин, и пока война не кончится, он не может себе позволить близость с женщиной. Этот взгляд вовсе не оригинальный. Чингиз-хан запрещал своим воинам близость с женщинами. Того, кто нарушал этот запрет, и женщину, с которой нарушался этот запрет, вешали на горбе верблюда. Его и её ставили с двух сторон верблюда, на двух концах верёвки завязывали две петли. Надевали петлю ему на шею, перебрасывали верёвку через верблюда и надевали на шею ей. Потом погоняли верблюда, верблюд бежал, и петля затягивалась. У Юрия Нагибина, я этого писателя ценю и просто люблю, есть рассказ военного времени, он, кажется, называется по фамилии героя – «Ваганов». Герой рассказа в деревне, где его часть остановилась на постой, знакомится с прекрасной девушкой. Девушка влюбляется в Ваганова и говорит ему об этом, он тоже любит её. Но Ваганов объясняет любимой девушке, что сейчас идёт война, и он весь принадлежит войне, нераздельно. А когда война кончится, где бы ни застал его конец войны, если он будет жив, он вернётся в эту деревню, и тогда он будет принадлежать ей.

Гитлер как будто любил Еву Браун. Она жила в замке, куда Гитлер приезжал на отдых. Ева Браун была взрослым ребёнком, весёлой девочкой, которая совершенно не интересовалась политикой, не следила за ходом войны. Знала, что где-то идёт какая-то война, но это её мало интересовало. Она жила в своём особом личном мире, как «птичка божия не знала ни заботы, ни труда». Гитлер приезжал в замок и с Евой отдыхал душой, это был полнейший отдых. С ней он набирался сил, восстанавливался и мог продолжать свою жизнь на войне. Он женился на Еве, когда поражение стало уже очевидным, и они оба покончили с собой. Но была ли у Гитлера с Евой физическая близость, неизвестно. Большинство полагает, что не было. Психологи и психиатры по-разному пытаются объяснять сексуальное поведение Гитлера. Некоторые считают, что он был импотентом, Эрих Фромм считает, что он был некрофилом, есть и другие версии… Но ни для одной из версий нет доказательств. А я бы просто поверила Гитлеру. Он сказал, что отказывается от близости с женщиной, пока Германия ведёт войну, и, скорее всего, так оно и было. Гитлер был вегетарианцем. Из убеждений он отказывался от еды вкусной, полезной и, может быть, необходимой его организму. Я не очень сочувствую вегетарианству. Природа – это цепи питания, мы это в школе учили. Животные бывают растительноядные, хищники и всеядные. Человек животное всеядное, и если он ведёт себя, как растительноядное животное, то этим он идёт против своей природы. И я не вижу для этого достаточных оснований. В первобытные времена человек жил охотой и собирательством. Если бы это продолжалось, то он съел бы всё живое на планете. Но человек научился сам производить всё, что ему необходимо для питания, выращивать растения и животных. Но независимо от моих взглядов на вегетарианство, я с уважением отношусь к тем, кто способен в чём-то себе отказать из убеждений.

Я думаю, что Гитлер любил своих соратников. Я так думаю, потому что видела, что они его любили настоящей любовью. Такое не может быть без взаимности. Не так давно показали фильм «Нюрнбергский процесс», не художественный американский фильм, а документальный. Фильм меня поразил. Подсудимые на этом процессе говорили о Гитлере с огромной любовью и восхищением. Он был самым умным, добрым и справедливым, и к тому же был гений. Они наперебой, перебивая друг друга и подсказывая друг другу, приводили примеры, доказывающие эти качества Гитлера. Для подсудимых, соратников Гитлера, это было настолько очевидно, что они не сомневались, что судьи и все сидящие в зале их поймут. Они, как и Гитлер, были в плену безумных идей, но им эти идеи не казались безумными. У них была своя картина мира, которая казалась им стройной и логичной. Расы и нации – они все разные, существует национальный менталитет, этого никто не отрицает. Национальный менталитет отражается в национальном фольклоре, в литературе, вообще в искусстве… Есть понятие «национальная культура». А если нации разные, то они не могут быть равноценны. Они считали, что история показывает, по их мнению, что арийцы высшая раса, а немцы первые среди арийцев. А это значит, что они самые умные, добрые и справедливые. И они должны управлять миром ко всеобщему благополучию и процветанию. Существует иерархия наций, и немцы в этой иерархии занимают первую строчку. Они не только имеют право, но обязаны установить мировой порядок. Эта система была настолько ясной, прозрачной, логичной и несомненной, что этого просто нельзя было не понять. И подсудимые на процессе не только надеялись, но были уверены, что их поймут и с ними согласятся. Они были уверены в этом на протяжении всего процесса, до тех пор, пока не показали документальные фильмы, снятые в концлагерях. Подсудимые смотрели эти фильмы с таким же удивлением и ужасом, как и все остальные присутствующие, как будто они этого не знали.

Продолжение следует.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →