Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

Ответы на комментарии на последние посты. Продолжение. 

Дорогие мои! Мне кажется я вам рассказывала про своего духовника, итальянца Джовани, он же отец Иоанн, настоятель храма св. Козьмы и Домиана, что в Столешниковом переулке. В субботу он оказался участником событий у мэрии Москвы. От мэрии на Тверской, 13 до его храма три десятка шагов, это очень близко. Когда к дело вступил ОМОН, начались избиения дубинками (вы знаете, были сломанные руки и ребра), когда начали хватать и тащить в автозаки, то в открытые настежь двери храма вбежали участники протеста, сотни людей. Так они спаслись от избиений и от арестов. ОМОНовцы тоже подошли, но в храм все-таки не ворвались, попросили водички попить, они целый день стояли на жаре в полном обмундировании, касках-масках, и совершенно задыхались. Джовани и его помощники напоили их водой. Джовани не растерялся и устроил молебен. Возможно многие из присутствующих впервые в жизни были в храме, но, как написал Джовани, они молились с интересом и, как ему показалось, с удовольствием. Все это он описал в интернете, кажется в «Медузе». Он еще написал, что очень уважает людей, которые борются за демократию в своей стране, рискуя многим. Текст совершенно очаровательный, мне его прочел по телефону мой друг Петька. Джовани вообще замечательный человек, я его полюбила с первой встречи, благодарна судьбе, за то, что она меня свела с ним, а теперь я им еще и горжусь
 
А теперь пост, который был готов уже в четверг, но поставить получилось только сегодня.  
Уважаемый ttutitut!  Я преклоняюсь перед вашей эрудицией, мне до вас далеко. Тут и Вассерман, и Блок, и Ницше, а  я, человек малообразованный, даже не знала, что Ницше стихи писал. Но то, что сказали эти замечательные люди, вовсе не противоречит тому, что написала я. Я написала, что в связи с легкой доступностью секса в наше время и в связи с тем, что секс превратился в развлечение, в способ проведения досуга, не будет сублимации, о которой писал З. Фрейд, и великого больше не будет. Вы говорите о любовной лирике, но эта лирика вдохновлялась в основном трудностями и страданиями любви, невозможностью ее реализации, неразделенной любовью. Гораздо реже стихи были о счастливой любви и уж точно поэтов не вдохновлял избыток легкодоступного, ни к чему не обязывающего секса. А что касается Блока, то он был полным моим единомышленником. Помните, я писала о страсти и похоти и о разнице между ними… Вот Блок так же, как я, понимал и принимал страсть «нет не смирит эту черную кровь даже свидание, даже любовь...», а похоть вызывала у него отвращение. Об этом есть и в стихах, и в письмах, и в дневниках. Он писал с какого-то французского курорта, возможно, с Лазурного берега, что здесь много красивых женщин, «безупречные тела», но смотреть на них не доставляет ему удовольствия, потому что они излучают похоть.  Если вы любите Блока, то знаете не только его стихи, но и многое о его жизни. Вы не можете не знать, что у него были проблемы с женой. Он женился на похотливой свинье, и спать с ней у него не получалось. Она на это жаловалась в воспоминаниях.  Об этом стихотворение  Блока. 

О, нет! Я не хочу, чтоб пали мы с тобой 
В объятья страшные. Чтоб долго длились муки, 
Когда - ни расплести сцепившиеся руки, 
Ни разомкнуть уста - нельзя во тьме ночной! 
 
Я слепнуть не хочу от молньи грозовой, 
Ни слушать скрипок вой (неистовые звуки!), 
Ни испытать прибой неизреченной скуки, 
Зарывшись в пепел твой горящей головой! 
 
Как первый человек, божественным сгорая, 
Хочу вернуть навек на синий берег рая 
Тебя, убив всю ложь и уничтожив яд... 
 
Но ты меня зовешь! Твой ядовитый взгляд 
Иной пророчит рай! - Я уступаю, зная, 
Что твой змеиный рай - бездонной скуки ад. 

  
Вот видите, Блок видит в этих отношениях ложь, и они повергают его в «бездонную скуку». Объятия кажутся ему «страшными». Эти отношения несовместимы с «божественным» и невозможны на «берегу рая», каким его представляет себе Блок. 

Я тоже, когда вижу эротические сцены в фильмах, например, Тинто Брасса или даже в знаменитом фильме «Империя чувств»  Нагисы Осимы, думаю: «никогда не знала, что секс - такое скучное занятие». А между тем, я всю поэзию Блока воспринимаю как эротическую, для меня она вся соткана из эротики. И «Итальянские стихи», и цикл «Родина» я воспринимаю как эротические. Блок пишет: «О, Русь моя, жена моя». Вот для всех  Россия - это мать, а  для Блока - жена. К. Чуковский говорил, что может быть ему неприятно, что его мать, оказывается, жена Блока. Но эротика Блока - это особая эротика, единственная, которая мне понятна и доступна. Я мечтала написать работу на тему «Эротика Блока», но как-то не сложилось. Эротика Блока - это астральная сила, это излучение живой материи. Между жизнью и эротикой Блок мог бы поставить знак равенства. 

А с женой Блоку сильно не повезло, жена ему досталась плохая. Я ее так сильно не люблю, что даже не хочу называть ее имя, как Путин не называет имени Навального, но вы ее имя знаете не хуже, чем я. Она была совершеннейшим моральным уродом. Патологическая лгунья, немотивированная ложь,  врала без всякой надобности, непонятно зачем. У меня на полке стоит том переписки Блока с женой, это удивительное чтение. Она врет в каждом письме, забывает что наврала и следующее письмо опровергает ложь предыдущего. Там не только ложь, но и другие поступки, сомнительные с нравственной точки зрения. Письма она писала с гастролей, она была актрисой.  В одно письмо вложила вырезку из газеты с рецензией на спектакль. В рецензии было написано, что в роли такой-то, я не помню кого она играла, блистала госпожа Басаргина, это ее сценический псевдоним. В следующем письме она призналась, что эту рецензию написала она сама «вот такой я у тебя саморекламист». Она изменяла Блоку и он об этом знал, об этом знал весь Петербург и Блоку об этом говорили. Всю эту свою жизнь она описала в воспоминаниях, про которые К. Чуковский сказал, что «там такая грязь, что в калошах не проберешься». В частности, она там описывает вечер, когда в одной комнате Блок и Белый говорили о поэзии, о символизме, который только формировался как литературное течение и представителями которого были они оба, а в другой комнате она лежала в постели, а рядом сидел какой-то мужик, наверное тоже актер...она написала: «Я откинула одеяло и он мог любоваться моим роскошным телом». Она родила ребенка не от Блока и Блок его принял и заботился о нем. Ребенок прожил недолго, а она даже на похороны не приехала. В стихотворении «На смерть младенца» Блок писал: «Нет. Над младенцем, над блаженным, скорбеть я буду без тебя...» Не удивительно, что объятия такой женщины казались ему страшными. Если бы я была мужчиной, я вообще бы не могла спать со шлюхой. Хотя я знаю, что многие мужчины относятся к этому иначе. Высоцкий писал: «Ну что мне делать с этой Нинкою, она спала со всей Ордынкою» и «Мне все равно, мне очень хочется...». А мне очень важна единственность. Тем, чем я владею, должна владеть только я, иначе мне это не нужно.  И это касается не только любви. Например, я никогда не была в Европе и мне не хочется туда поехать, потому что мне кажется там каждый камень покрыт слоем сала от взглядов миллиона туристов, которые его осматривали и мне уже смотреть не интересно. А я бы с удовольствием поехала туда, где мало кто бывал, а лучше, где никто не бывал. Еще другой пример, чтобы было понятно. Был такой чтец Бармин, бездарность, невежда, тупица, ничего не понимал в стихах, но читал их с эстрады. Однажды летом, проходя мимо открытой эстрады в парке Культуры я услышала, как он читает Блока. Вскоре мой муж, Игорь Тареев, спросил меня: «Что произошло между тобой и Блоком? Почему том, который я для тебя так красиво переплел в зеленый софьян не лежит у тебя на ночном столике, а стоит на полке?» Я ответила: «Его Бармин с эстрады читает». Игорь сказал: «А Блок тут при чем? Он не поручал Бармину читать его стихи, он Бармину не отдался, Бармин его изнасиловал. Блок ни в чем не виноват». Конечно не виноват, но все же… Но я опять отвлеклась, все это не имеет никакого отношения ни к теме поста, ни к вашим комментариям.  

Дорогие мои, у меня новость… Моя первая любовь Венка нашелся. Тогда, в августе 1941 года, он ушел в армию, и потом от него не было писем. Односельчане предполагали, что он погиб. Но если бы он погиб, то была бы похоронка, а похоронки не было, и это был самый плохой случай, это называлось «пропал без вести». Родные пропавшего без вести не получали пенсию, как родные погибшего. Я предполагала, что он не погиб, иначе была бы похоронка, а попал в плен. В этом случае после войны из нацистских лагерей он был бы переправлен в сталинские лагеря, а там уже мало кто выжил. А 10 июля мой друг и помощник Игорь, он же пресс-секретарь Явлинского,  предложил мне поискать сведения о Венке в интернете. Он сказал, что Министерство Обороны выложило в интернет сведения обо всех, кто служил в армии хотя бы самое короткое время. Меня его предложение испугало, я боялась узнать страшное. Но мы узнали, что Венка воевал недолго, что он был тяжело ранен в ногу и в голову, долго лежал в госпиталях, стал инвалидом и был демобилизован. Тяжелое ранение в ногу и инвалидность, вероятно, означают ампутацию ноги. Венка был командиром отделения и служил в заградотряде, и это очень неприятно, заградотряды воевали со своими, а не с немцами, но это не был его выбор - куда направили, там и служил. В армии он получил медаль «За боевые заслуги», но эту медаль он получил за уничтожение десанта противника. «12 декабря 1942 г. во время наступления он со своим отделением рассеял до взвода противника и лично из ручного пулемета убил 2-х немецких солдат». А после войны в 1985 году, когда в связи с юбилеем Победы награждали всех присутствующих, он получил орден Великой Отечественной войны. После демобилизации он жил в городе Кустанае. В 1946 году он женился, у него родилась дочь, которую назвали Тамара. Есть даже его кустанайский адрес. Я не в обиде на него, что он меня забыл и женился. После фронта и госпиталей всё, что было в мирной жизни, наверное, казалось детским сном.  Я его не забыла, но тоже полюбила и вышла замуж. Первая любовь - это первая любовь, она редко имеет продолжение и становится любовью на всю жизнь. Венка умер в 2003 году, прожил 80 лет. Есть сведения, что после войны он работал учителем в неполной средней школе. Это трудно себе вообразить  - античный бог учит грамоте детей в школе. Но оставался ли он учителем всю жизнь или занимался чем-то другим - в этом мы не разобрались. С тех пор, как я все это узнала, моя жизнь несколько изменилась, но как изменилась, я еще не разобралась. Я рада, что у него была долгая, благополучная жизнь, какая-то боль ушла, но то, что было мечтой и поэзией, стало реальностью и прозой.      

Продолжение следует.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments