Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Ответы на комментарий inkpoint. Продолжение

Я еще раз ставлю комментарий inkpoint., чтобы он был перед глазами и продолжу на него отвечать.

“Вы здесь описали целую вереницу переживаний и увлечений, и вы о них говорите, как "первая любовь", "страсть", а с этим Савкой вы даже собирались пожениться. Но при этом максимум, что происходит физически - это невинные поцелуи. 
И вот интересно - это воздержание от близости всегда было по обоюдному желанию? Или мужчины эти хотели большего, а вы были недотрогой и держали их на дистанции? 
Уж простите за прямой вопрос )) 

У меня родители 39-го и 45-го годов рождения. Папа женился на маме в 27, и каково было моё удивление, когда он недавно заверил меня, что до свадьбы у него никакого секса не было. "Ну, дружили, на танцы ходили, целовались, но не больше". 

И мне это очень сложно понять - ведь гормоны, желания тела наверняка были. Вот вы рассказываете историю о десятидневной страсти в Уральске - но получается, что на самом деле это история подавления страсти, разве нет? 
И как вам кажется, такая целомудренность, как в вашем рассказе, действительно была нормой в те годы?”




Вы пишете, что я рассказываю о своих увлечениях, о первой любви, о первой страсти, а что же это были за любовь и страсть, если ничего не было, кроме невинных поцелуев. В первой моей любви и поцелуев не было. В Приуральном я влюбилась в Венку с первого взгляда. Мы подъехали к вагончику, в котором жила тракторная бригада, и в этот момент на крыльцо вышел молодой бог. Я глазам своим не поверила, это было как удар молнии. Я влюбилась с первого взгляда, а он, может быть, со второго. Первую мою ночь в бригаде мы спали рядом на сене. И всю ночь разговаривали. А третий наш собеседник в ту ночь, лучший друг Венки Иван, рассказал мне, что Венка сказал ему: «Все решила эта ночь». Через два месяца мы расстались. Когда Венка приехал в бригаду и сказал, что получил повестку из военкомата и приехал попрощаться, мне показалось, что я сейчас умру. Все поплыло перед глазами, было ощущение, что я теряю сознание. А когда я опять стала воспринимать окружающее, я увидела, что Венка смотрит на меня, и как смотрит. Я поняла, как важно было ему увидеть именно эту мою реакцию. Он уехал, зная, что любим. Я люблю его всю жизнь, он всегда со мной. Я писала, что помню песенку, которую он пел, и могу пропеть её с его интонациями, в любую минуту я могу как бы её услышать. Песенка была такая:

Пришел с наряда, что-то мне не спится,

Письмо я другу нынче написал,

Письмо в Москву, в далекую столицу,

Которой я ни разу не видал.





Когда он пел, в голосе звучала тоска по далекой столице, и вообще по большому миру, которого он не видел. Венка даже поезд видел несколько раз в своей жизни. До железной дороги, до станции Казахстан было 40 километров, но проехать их над было на волах, а это долго. На станцию ездили только раз в год, отвозили зерно на элеватор, ездили те, кто отвозил зерно. Венка никогда не видел даже двухэтажного дома, не говоря о многоэтажных домах, лифтах и пр. Я рассказывала ему об этом в ту первую ночь на сене, и он слушал, как завороженный. При этом Венка был очень образованным человеком. Он кончил десятилетку в районном центре в поселке Бурлин и был чуть ли не отличником. Мы с ним говорили на одном языке. Он всегда со мной. Когда я приехала в Москву в 1947 году поступать в МГУ, у меня было ощущение, что и он приехал. Я ходила по Москве, и воспринимала её своими глазами, глазами городского человека, который знакомится со столицей. И его глазами, переживала его потрясение и восторг. И я не думаю, что если бы между нами был секс, чего и вообразить невозможно, то от этого бы моя любовь к Венке стала бы более глубокой, более важной для меня, заняла бы большее место в моей жизни. Ничего хорошего бы не прибавилось. А плохого, такого, что могло бы омрачить светлое чувство, могло бы прибавиться.

А про первую страсть, про Уральск, вы пишете, что я рассказала не историю страсти, а историю борьбы со страстью. Это не совсем так. Я не боролась со страстью, я отдалась ей, бороться у меня сил не было. Это была не борьба, а некий путь. Со мной это было впервые. Ничего подобного я никогда не испытывала, и вообразить не могла, что такое бывает. Якобы попала в другой мир и прошла там за несколько дней довольно большое расстояние. Было бы странно, если бы я, девственница 19 лет, которая даже ни с кем ни разу не поцеловалась, переспала бы с солдатом, с которым случайно познакомилась в поезде. И он не хуже, а даже может быть лучше, чем я понимал, что это невозможно. А страсть была настоящая. Мы уже, кажется, говорили о том, что есть страсть и похоть. И между ними такая разница, как между горением и гниением. С точки зрения химии это один процесс, но какие разные формы. Козьма Прутков говорил: «Три дела, раз начавши, трудно перестать: вкушать хорошую пищу, рассказывать о былых походах и чесать, где чешется». Вот похоть - это чесать, где чешется. Многим нравится это занятие, и это состояние, и они стараются его вызвать и продлить разными способами: просмотром порнофильмов, приемом виагры и пр. А страсть - это совсем другое. Её не нужно специально возбуждать, с нею невозможно бороться. Страсть это когда время исчезает, тебе кажется, что прошло мгновение, а прошла целая ночь. Когда Джульетта после своей первой и единственной ночи с Ромео не может поверить, что наступило утро, говорит: «О нет! То не рассвет и не жаворонка пение...», я понимаю какой была ночь. Время изчезает и с пространством происходит что-то непонятное… То ли ты взлетаешь на седьмое небо, то ли падаешь на дно ада, во всяком случае почвы под ногами нет. И тебя нет. Ты просто кусок мокрой глины в руках творца, ты рождаешься в этих руках, в его пальцах. И от этого испытываешь почти невыносимую муку, и почти непереносимое наслаждение. Страсть - это когда тело становится душой, а душа телом. В восточных религиях считают, что только в таком состоянии человек богоподобен и богоравен. И все это со мной было, и я помню 10 дней Уральска всю жизнь, чуть не по минутам. И я очень благодарна судьбе за то, что Уральск в моей жизни был.

Желание - это тоже наслаждение. И его хочется продлить. Может быть, желание не меньшее наслаждение, чем удовлетворение желания, во всяком случае, более продолжительное. У Джека Лондона есть рассказ, кажется, он называется «Когда боги смеются». В этом рассказе мужчина и женщина, поженившись, решили продлить период желания как можно дольше. Не удовлетворять. Ну, у Джека Лондона все кончилось, конечно, плохо, они так долго воздерживались, что желание прошло, и удовлетворения они так и не узнали.

Я не думаю, чтобы то, что Пушкин назвал «миг последних содроганий» что-нибудь к этому бы прибавил. Хорошего бы ничего не прибавил, а отрицательных последствий могло бы быть очень много. Настоящая страсть это редкая птица, такая же редкая, как любовь, и она так же избирательна. Можно прожить всю жизнь, и не узнать, что это такое. Это особенно возможно и вероятно, если, пользуясь сегодняшней доступностью секса, удовлетворять всякое малейшее желание, специально вызывать в себе это желание, превращать секс в развлечение, в такой способ времяпрепровождения.

А те сексуальные отношения, которые вы считаете нормой, в основе которых, как вы выразились «желание тела», отличаются от отношений с проституткой только тем, что не нужно платить деньги. Но мне кажется, что честнее было бы платить деньги. Когда платят деньги, то обе стороны знают, что они дают и что они получают. Здесь невозможны обманутые надежды, несбывшиеся ожидания, разочарования, которые наносят незаживающие душевные раны. Даже если мужчина и женщина договорились, что это легкие отношения, без взаимных обязательств, которые не будут иметь продолжения, то женщина все равно надеется, что вдруг она понравится, и он не захочет с ней расстаться, и продолжение будет. А когда это не случается, то это влияет на самооценку, женщина теряет уверенность в себе, и это плохо отражается на ее дальнейшей женской судьбе.

Вы пишете, что за Савку я даже замуж собиралась, а между тем ничего не было, кроме невинных поцелуев. Вот именно собиралась… Если бы вышла замуж, то тогда бы все было можно. Мы, наше поколение, считали, что секс — это уже после того, как он и она убедились, что они действительно любят друг друга и хотят вместе прожить всю жизнь. Во всяком случае в тот момент им кажется, что это навсегда. Когда мы с мужем решили пожениться, и я произнесла слово «навсегда», он сказал: «Понимаешь, жизнь такая длинная и сложная, я тебя очень люблю, но про навсегда никто знать не может». Я была поражена. Я сказала, что если он не уверен, что навсегда, тогда и начинать не нужно — это не любовь, наше бракосочетание отменяется. Ему пришлось долго меня уговаривать. Он говорил: «Ну не знаю, как доказать тебе, что это любовь? Может быть мне принести тебе справку из домоуправления?» Справки из домоуправления тогда были очень важным документом. Конечно, и в наше время были добрачные связи, и внебрачные связи. И супружеские измены были, но те, с кем это случалось, знали, что нарушают правила. И потому все это скрывалось.

Вообще любовь должна иметь историю. Историю достаточно продолжительную. Пройти разные исторические этапы. Первый этап: он и она знакомятся, может быть случайно, и понимают, что возник какой-то особый интерес. Еще не ясно, что это за интерес и насколько он глубокий и испытывает ли его и другая сторона. В этот период говорят только глаза, ищут взглядов друг друга и в то же время прячут глаза, чтобы себя не выдать.

Следующий период… Но я думаю вы все это не хуже меня знаете, мне не нужно все объяснять. Я считаю, что между знакомством и первым поцелуем должно пройти времени не меньше, чем между первым поцелуем и окончательной близостью.

Вы спрашиваете может быть я была какой-то особой недотрогой. Может и была, но я вообще принадлежала к целомудренному поколению. Я писала какое больше значение для моего поколения имела дружба и друзья. Друг был ближе родного брата. Ребята и девчонки дружили на равных. Не видели друг в друге мужчин и женщин. А потом все перевлюблялись да переженились, но перейти к другим отношениям было непросто. Когда рядом с тобой в постели лежит брат, то у близости есть привкус инцеста, кровосмесительства. Об этом писал К. Симонов:

Их чувству дружба прежняя мешала,

Они стыдились признаваться в нем,

И то, что было ночью их смущало,

Смотреть в глаза не позволяло днем.

Вот так это и было, мы были целомудренные, зажатые, стеснялись друг друга и самих себя. У меня так было всю жизнь. Мне некоторая аскеза симпатичнее, чем распущенность, вообще всякая, в том числе сексуальная. Жизнь коротка, и энергия, отпущенная человеку, не бесконечна, так что нужно определить приоритеты.

И может быть самое ужасное последствие сексуальной революции — это то, что благодаря доступности секса человек может всю свою энергию истратить по прямому назначению. Фрейд писал, что творчество художническое, да и научное, питается энергией, образовавшейся в результате сублимации энергии, не использованной по прямому назначению. Вспомните такое чудо, как Болдинская осень Пушкина. Он ехал к невесте, предвкушал встречу, и тут, в силу объективных обстоятельств, он застрял в дороге в Болдине на целую осень. И за эту осень написал чуть ли не половину всех своих сочинений. Вот теперь в результате сексуальной революции энергия может быть использована по прямому назначению, и значит великого больше не будет. И, мне кажется, это уже заметно.

Написала что-то без складу и ладу, сумбурно и бестолково, продолжать этот разговор можно бесконечно, но, пожалуй, закончим на этом.


Для тех, кто хочет поддержать блог, вот реквизиты моего счёта в Сбербанке

ПАО СБЕРБАНК
БИК 044525225
КОРРСЧЁТ 30101810400000000225
НОМЕР СЧЁТА 42306810138310113934
ТАРЕЕВА ЭНГЕЛИНА БОРИСОВНА

А вот два других способа:

paypal.me/tareeva1925
money.yandex.ru/to/410017240429035

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments