Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Из архива. Ответы на комментарии к предыдущим постам.

Дорогие мои! Помощники приходят редко, и мне трудно поддерживать периодичность нашего ЖЖ - 2 раза в неделю, поэтому я и решила затыкать дырки старыми постами из архива, которые в свое время не пошли, потому что надо было поставить что-то более актуальное. Я решила дать их сейчас, не пропадать же напечатанному материалу, печатание нам дается с таким трудом.

А теперь я немножко поотвечаю на комментарии. Не в хронологическом порядке, а на те, которые запомнила, когда мне их читали. На остальные я тоже отвечу, когда будет такая возможность.

В комментариях мне писали, что можно зарабатывать с помощью блога. Мне действительно предлагали за деньги разместить в блоге рекламу, но я отказалась. Как я могу рекламировать то, чего не знаю! Я, между прочим, рекламировала Петькины изделия, и реклама была эффективной. Маша, жена Пети - талантливый дизайнер, и она по своим оригинальным проектам изготавливала оригинальные шерстяные вещи для детей - красивые забавные кофточки, шапочки, шарфики с животными мотивами. Там был, например, шарфик в виде длинного зайца с головкой, ушками, лапками, хвостиком и т. п. Петька мне принес целый мешок всего этого просто показать, похвастаться. Мне вещи очень понравились, к тому же я знала, что все это из чистой натуральной шерсти, и я написала о них в своем блоге, рекомендовала и призывала покупать. Когда Петя и Маша торговали на Красной площади, - одно время там по воскресеньям устраивали торговые ряды, -то к ним подходили и говорили: «Это, наверное, про вас Энгелина Борисовна писала!» Вроде бы у меня немного читателей среди москвичей, но все же нашлись покупатели.


Но чтобы за деньги размещать рекламу неизвестно чего - это не для меня. Я, кажется, рассказывала, что у меня на эту тему был разговор с Андреем Малаховым в его передаче на телевидении, куда он меня пригласил. Андрей сказал, что я могла бы зарабатывать рекламой, и еще одной пожилой женщине он сказал, что она могла бы зарабатывать своими рисунками для вышивания. Она эти рисунки выкладывала в интернет, и они пользовались большим успехом. Я сказала Андрею, что блог для меня не развлечение, что у него есть определенные цели и задачи, и рекламирование товаров широкого потребления даже за деньги в мои задачи не входит, а эта женщина сказала: «Да что мне, жалко, что ли? Пусть бесплатно берут, мне это даже приятно, есть для чего рисовать». Андрей продолжал нас убеждать, а среди публики сидел Митволь - помните, был такой политик? И он сказал: «Андрей, это другие люди. Я хочу чтобы Энгелина Борисовна воспитывала моих детей… А рекламировать колготки - это не для нее». Я была благодарна Митволю за то, что он готов доверить мне воспитание своих детей.

Читательница, которая хорошо знает жизнь моего брата, написала: «Феликс Борисович рассказывал, что первая жена Феликса Зоя задействовала тяжелую артиллерию - его маму. Совета мамы он не мог ослушаться, очень ее любил и уважал...» Это правда. Она задействовала не только маму, но и меня. Я тоже была для Феликса авторитетом, я была старшей сестрой, и в сущности Феликс был моим воспитанником. В детстве наши родители нами не занимались. У них были очень важные дела, и мы эти их важные дела очень уважали. А нами занималась домработница Мотя, которая пришла к нам 16-летней девчонкой из деревни на рязанщине. Она в нашем доме впервые увидела водопровод - воду, льющуюся из крана, и очень удивилась, пришла в восхищение. Феликса воспитывала я, и он хорошо поддавался воспитанию. Поэтому, когда кто-нибудь бывает недоволен Феликсом и замечает его недостатки, я говорю: «Все претензии ко мне! Недостатки Феликса от меня».

Я хорошо помню этот день в нашем доме в Станиславе. С одной стороны стола сидел Феликс, приехавший в отпуск из Лениногорска. Его туда направили после окончания института, он там заведовал психдиспансером, который сам создал, и там он познакомился с Леной, своей коллегой, которую полюбил на всю жизнь. На противоположной стороне стола сидели мы с мамой. Мы сидели близко друг к другу в одинаковых горестных позах, опершись подбородком на ладонь согнутой руки. Мы спрашивали Феликса, как это все случилось, почему он решился на поступок, который причинил страдания Зое да и Маринке, с кем бы она ни осталась. Что такое есть в этой женщине, перед чем он не мог устоять? Он ответил: «Острота клинического мышления». И тут мы поняли, что все пропало, его брак спасти невозможно, потому что, конечно же, на свете нет ничего важнее остроты клинического мышления.

Я хочу ответить еще на один комментарий traductora

«А узнать я хотела, собственно, вот что. Я снимаю шляпу перед Вашим ясным умом в преклонные годы и бесконечно восхищаюсь. Я читала Ваш пост о том, что вы поддерживаете молодость мозга разными препаратами. И хотела спросить, как вы проводите дни, как и какую пищу вы даете своему интеллекту, ведь он, без сомнения, постоянно требует пищи? Но насколько я поняла, из-за проблем со зрением Вы, наверное, не можете читать книги... Расскажите, пожалуйста, что вы делаете в этом плане, как поддерживаете и питаете свой такой светлый разум? Не знаю, корректно ли задавать такие вопросы, но мне кажется, ваш рассказ мог бы многих вдохновить. Кстати, после Вашего поста о лекарствах я вернулась к забытой практике учить стихи наизусть, все-таки это здорово тренирует память. Лекарства-лекарствами, но я уверена, что ваш интеллект держится не только на них, поделитесь, пожалуйста, какими-то своими секретами и привычками в этом плане. Спасибо!»


Я никогда ничего не делала и не делаю для развития памяти. У меня врожденная хорошая память. Хорошая память была у моей мамы. Все, что она когда-либо учила или читала, она запоминала намертво и помнила всю жизнь. У моего брата Феликса тоже была очень хорошая память. В детстве до войны, когда мне было 15 лет, а ему 11, мы ходили на чтецкие концерты. И если мы слышали с эстрады стихотворение, которого прежде не читали и не слышали, то, вернувшись домой, мы могли это стихотворение вспомнить. Какие-то строчки запомнила я, какие-то запомнил он, и так строчка за строчкой мы могли восстановить все стихотворение, потому что нам очень хотелось это стихотворение вспомнить. Я думаю, память связана с интересом к тому, что запоминаешь. Если тебе что-то очень интересно, то как же это не запомнить.

До войны, когда я училась в школе, я весной получала в школе учебники на следующий учебный год. Тогда учебников было мало, купить их в магазине было невозможно. Ученики в конце учебного года сдавали в школу учебники за прошедший год и получали такие же подержанные учебники для следующего класса. Я приносила учебники домой и за лето с большим интересом их прочитывала. Я помню, мама как-то пришла с работы и спросила меня: «О чем это ты читаешь с таким увлечением?» Я ответила: «О пищеварении таракана». Мама сказала: «Захватывающая тема и очень актуальная». А мне было интересно. Когда начинался учебный год, весь учебный материал этого года я уже знала. Тем не менее на уроках я внимательно слушала учителей. Мне было интересно, как они изложат этот материал, как прокомментируют и добавят ли что-нибудь к тому, что я прочла в учебнике.

Как-то мама вернулась из школы с родительского собрания, и я спросила у нее, что говорила обо мне Нина Карловна, наш классный руководитель. Мама сказала, что Нина Карловна обо мне не говорила, она говорила о тех учениках, у которых были проблемы, но после собрания мама все-таки подошла к Нине Карловне и спросила ее про меня. Нина Карловна показала ей классный журнал. Показала, что учитель географии спрашивал меня 12 дней подряд - и 12 пятерок. Нина Карловна сказала, что обычно ученик, которого спросили на уроке, к следующему уроку не готовится, потому что два раза подряд не спрашивают, потому что каждого ученика за четверть нужно спросить два раза. А вот Лина, сказала Нина Карловна, готовится к каждому уроку. Но Нина Карловна ошибалась, я не готовилась к урокам, весь учебник географии я прочла летом и все запомнила, потому что мне было очень интересно. А с механической памятью, с тем, что надо зубрить, у меня дело обстояло плохо. Мне не давался немецкий и, как ни странно, плохо обстояло дело с историей, потому что история меня совершенно не интересовала. Вот, казалось бы, я - органический гуманитарий, история должна меня интересовать, но нет, не интересовала. Когда я поступала в университет, самым трудным для меня был экзамен по истории, а во время всего университетского курса историю за меня сдавала моя однокурсница, а я за нее сдавала философию, так мы договорились. Меня интересует только история России 20 века, потому что это для меня не история, а моя жизнь.

Кроме памяти, направленной на запоминание получаемой информации, есть еще и другая память - автобиографическая, и эта память у меня тоже очень хорошо развита. Я помню себя примерно с 2,5 лет и это не обрывочные воспоминания, с этого возраста я помню всю свою жизнь. Картинки прошлого настолько яркие, что по яркости картинки невозможно определить, что было раньше, что позже. Я могу как бы переселиться в прошлое и, вспоминая какой-то день или эпизод, увидеть там то, чего я не заметила, когда этот день проживала. Я вспоминаю прежние споры, очень подробно, и мне в голову приходят новые доводы, и я очень сожалею что они не пришли мне в голову тогда. В своём прошлом я всё время делаю какие-то открытия, которые завтавляют меня по-другому взглянуть на мою последующую жизнь. Когда я встречаюсь со старыми друзьями, с которыми давно не виделась, то удивляюсь, как мало они помнят из прошлого. Это мое отличие от других меня даже несколько смущало.

Когда моя подруга Наташа получала второе высшее образование на психологическом факультете МГУ, по первому образованию она историк, я вместе с ней читала все ее учебники. Я прочла огромный том «Личность». Там были теории Фрейда, Юнга, Адлера и других, рассматривались разные типы человеческой личности, была классификация личности. Себя я в этом томе не нашла. Я прочла такой же том по социальной психологии и там себя не нашла. Я испугалась, решила, что я какой-то выродок, урод. Но потом, к счастью, мне попалась книга Эрика Фромма «Иметь или быть», и я успокоилась. Фромм написал про меня. Я отношусь к типу личности, которые живут не по модусу «иметь», а по модусу «быть». И эта личность там описана очень подробно, особенности таких людей при учебе, при чтении книг, при восприятии музейных экспонатов, при общении и т. п. Фромм описал и память таких людей, и это точно про мою память. Фромм написал, что такие люди могут как бы переселяться в прошлое и жить в этом прошлом как в настоящем, проживать его заново. Так что вот, я не выродок, я отношусь к определенному психологическому типу, и таких, как я, много. Вышеназванную книгу Э. Фромма я вам всем горячо рекомендую, интереснейшее чтение. Впрочем, кажется я уже об этом писала и эту книгу рекомендовала.

Дорогие мои! А теперь к ответам на предыдущие посты я хочу добавить ответы на последний пост, которые в понедельник я не успела написать.

Я рассказала, что когда «раскладывала» у Феликса тест, то на вопрос: «Вам нравится дружить со знаменитыми людьми?» - ответила «нет», и этот ответ посчитали ложным, психологи считают, что так не бывает. Читательница написала, что с ней была точно такая же история: она раскладывала подобный тест, так же ответила на этот вопрос и ее так же сочти лгуньей. Doc_rw в этой связи написал, что его вообще удивляет подобный вопрос. Что дружба - это процесс длительный, что она складывается не за один день и в течение этого процесса положение друзей может меняться. Вот и я об этом. Галич написал: «Уходят, уходят, уходят друзья, Одни - в никуда, а другие - в князья». Вот видите, получается, что когда друг становится князем, он автоматически из дружбы уходит. Дело еще в том, что мне мои дружбы и любви очень дорого обходятся, и когда друг стал известным человеком, высокооплачиваемым и очень благополучным, то я могу позволить себе отойти в сторонку. Ему и без меня хорошо. А я буду расходовать время и душевные силы не на тех, на кого обращено всеобщее внимание, а на тех, кто действительно нуждается во мне.

elena_sheo написала: «Я вот тоже совершенно искренне не хотела бы дружить с известными людьми по той простой причине, что это была бы не равная дружба». Очень интересное высказывание и очень мне понятное. Я даже себя заподозрила в том, что я отходила от своих известных друзей по этой причине. Но вряд ли это так. Я уже писала, тест показал, что я «лидер микрогруппы». В узком кругу своих друзей, кем бы они ни были, я была если не лидером, то одним из лидеров, во всяком случае о неравенстве не могло быть и речи.

А теперь последний раз о психиатрии, психиатрах и наших отношениях с ними. Каждому понадобится помощь психиатра рано или поздно. Склероз никого не щадит, и склероз мозговых сосудов тоже. Возрастные изменения неизбежны, память с возрастом ухудшается у всех, деменция всем дышит в затылок. Сейчас, к счастью, психиатрия располагает средствами, которые могут этот процесс предотвратить или, во всяком случае, замедлить. Не опоздайте воспользоваться этими средствами.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments