?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Сегодня день рождения Некрасова
tareeva
Вот день рождения Пушкина мы с вами отмечаем каждый год, а день рождения Некрасова, кажется, только один раз отмечали, верно, был какой-то юбилей. Я помню, что ставила стихотворение «Огородник», которое люблю. Это несправедливо. Я рассказала вам, что во время последнего обострения панкреатита я всю ночь читала Некрасова, и он мне помог. Теперь я перед ним в долгу и хочу исправить эту несправедливость.

Я никогда не занималась специально Некрасовым, не думала о нём, и у меня нет собственной концепции творчества Некрасова. Так что я буду искать, продвигаться ощупью и пытаться впервые как-то разобраться в таком большом явлении, как Некрасов. Сам Некрасов был весьма скромного мнения о своём даровании. Он писал: «Нет в тебе поэзии свободной, мой суровый, неуклюжий стих!». И в русской читающей публике, да отчасти и среди критиков есть много приверженцев этого взгляда. А вот Блок высоко ценил Некрасова именно как поэта, а Блока нельзя заподозрить в недостатке эстетического чутья или в равнодушии к эстетической стороне поэзии. И я в последнее время всё больше согласна с Блоком. Да я помню и в детстве, когда в 3 классе наша учительница Елена Петровна в качестве домашнего задания велела нам принести в класс какое-нибудь стихотворение про осень, я выбрала не Пушкина, который очень любил осень и много писал о ней, и не Фета с Тютчевым, а Некрасова.

Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной
Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно - покой и простор!
Листья поблекнуть еще не успели,
Желты и свежи лежат, как ковер.

Учительница тогда была очень довольна. Заставила меня прочесть это стихотворение вслух у доски и поставила мне пятёрку.
Если бы дар Некрасова не был могучим, то он не оказал бы влияния на русскую поэзию, а он повлиял не только на своих современников, но и на далёких потомков. И в поэзии Блока, и в поэзии Белого можно разглядеть влияние Некрасова, а строчки Пастернака

«В нашу прозу с её безобразием
С октября забредает зима…»

- это совершеннейший Некрасов. Я всегда помнила эти строчки и была убеждена, что помню стихи Некрасова, чем несказанно удивила своего мужа. Ему пришлось долго меня разубеждать. Он спросил: «Ну, а дальше-то ты помнишь?» Я сказала: «Помню, конечно:

Небеса опускаются наземь,
Словно занавеса бахрома…»



Муж спросил: «Ну, и как, это тоже Некрасов?» Я сказала: «А почему бы нет?» Я вспомнила следующую строчку: «Ещё спутан и свеж первопуток», и она тоже показалась мне вполне некрасовской. Ну, а дальше уже были стихи, которые мог написать только Борис Пастернак. Но влияние Некрасова на Пастернака здесь очевидно. Некрасов повлиял на многих, а на самого Некрасова повлиял разве что Жуковский (во всяком случае, мне так представляется, но я уже сказала, что я не специалист по Некрасову), и, конечно же, русская народная поэзия. Её влияние на Некрасова несомненно и очень велико. В стихах Некрасова звук «У» встречается чаще, чем в среднем в поэтических текстах, например:

Еду ли ночью по улице тёмной,
Бури заслушаюсь в пасмурный день.

Учтём, что «ю» - это тоже «у», только ютованное. Так часто «у» встречается, может быть, только у Жуковского, он тоже любил этот звук. И для русской народной поэзии, особенно песни, это тоже характерно, этот звук там тянется, что придаёт песне заунывность. Блок любил это некрасовское «у». Когда мы с вами говорили о Пушкине, то, наверное, определили три источника творчества Пушкина, это: 1) античная литература и вообще античная культура, 2) европейский романтизм, где главный Байрон, его ещё называют байронизмом, и 3) русское народное творчество. То, что в Пушкине от русского народного творчества, это, на мой взгляд, самая несовершенная часть его поэзии. Я и к сказкам равнодушна, и всё остальное, в чём есть фольклорная струя, не люблю. Не люблю стихотворение «Утопленник» («Прибежали в избу дети»). Стихотворения «Трусоват был Ваня бедный», «Брат Иван, как пить мы станем…», даже балладу «Три дня купеческая дочь Наташа пропадала», даже стихотворение «Сижу за решёткой в темнице сырой» и всё подобное. Я признаю за этими стихами достоинства, но мне кажется, что Пушкин их как-то специально написал, подделывался, что он в них какой-то ряженый. А связь Некрасова с русской народной поэзией совершенно органическая. Так же, как и его связь с русским народом. Дворянин Некрасов ощущал себя человеком из народа. На крестьянина он искренне смотрел, как на равного, а может быть, даже чувствовал себя ниже его. Он любил простых людей, любовался ими, и это любование видно в его стихах. Перу Некрасова были подвластны все поэтические жанры. У него есть и пейзажная лирика, образец которой вы видели выше, и философская, и гражданская, и любовная лирика, и то, что в живописи называется «жанровая картина», сценка из жизни, чем-то заинтересовавшая художника. Я это у Некрасова особенно люблю. Он мог стихами рассказать то, что, кажется, можно рассказать только в прозе. Приведу пример:

"Государь мой! куда вы бежите?"
-"В канцелярию; что за вопрос?
Я не знаю вас!" - "Трите же, трите
Поскорей, бога ради, ваш нос!
Побелел!"-"А! весьма благодарен!"
-"Ну, а мой-то?"-"Да ваш лучезарен!"
-"То-то принял я меры..."-"Чего-с?"
-"Ничего. Пейте водку в морозы -
Сбережете наверно ваш нос,
На щеках же появятся розы!"

Это и стихотворение, и проза, и драматургия, совершенно очаровательная пьеска. Эти несколько строчек переносят нас в то время и в то место, дают нам это понять и почувствовать, как редко удаётся целой новелле. Мы просто видим морозную улицу, бегущих по ней, спешащих на службу чиновников, этаких акакиев акакиевичей, словом, весь этот своеобразный мирок. В творчестве Некрасова есть и лирика, и эпос, большие поэмы.

Если же говорить не о форме, а о содержании поэзии Некрасова, то по широте и глубине охвата русской жизни Некрасову нет равных. Нет такой социальной и политической проблемы, такого болезненного общественного вопроса, нет такого важного события, которые не стали бы темой произведения Некрасова. Мы уже цитировали Герцена, который сказал о русских писателях: «Мы не врачи, мы боль». Конечно же, это и про Некрасова, и, может быть, главным образом про Некрасова. Он писал о страданиях народа, и в его стихах звучала такая боль, что непонятно было, как человеческое сердце может эту боль вынести. Это читать невозможно, а каково это писать? Страдания народа вызывали у Некрасова не только сочувствие, но и особое уважение. Это уважение к страданию – отличительная черта русского менталитета. У нас страдания вызывают уважение к человеку, независимо от его личных качеств. У нас человек настолько человек, насколько он страдает. Страдания возвышают и облагораживают. Вспомните, в «Преступлении и наказании» Достоевского маляр признался в убийстве, которого не совершал, а когда его спросили, зачем он это сделал, он ответил: «Хотел пострадать». Вот поэтому Некрасов и смотрел на представителей народа несколько снизу вверх.

Мы уже говорили, что Некрасов был весьма скромного мнения о своём даре. Столь же или ещё более скромного мнения он был о себе самом, о своих нравственных качествах. Он считал себя рыцарем на час, о чём и рассказал в одноимённом стихотворении. «Рыцарь на час» - стихотворение программное, одно из самых известных. Вот я не могу не отметить, что программной, содержательной части стихотворения предшествует пейзаж длиной в несколько десятков строк, к теме стихотворения не имеющий отношения. Но это, как говорят, божественные длинноты, потому что чувство природы у Некрасова удивительное. Себя Некрасов считал рыцарем на час, в сравнении с Чернышевским и Добролюбовым, которых он считал рыцарями без страха и упрёка, они были такими всегда, всякую минуту своей жизни. Некрасов не считал свой образ жизни безупречным. Он играл в карты, псовой охотой увлекался, жил на широкую ногу, с тех пор, как появилась такая возможность… Словом, он был носителем всех родовых пороков русского дворянства. А Чернышевский и Добролюбов были совсем другими людьми. Они были разночинцы, их родители жили своим трудом. Были людьми весьма скромного достатка, и для их детей такой образ жизни был естественным. А Чернышевский и Добролюбов действительно были людьми незаурядными по степени преданности своему делу. Кроме этого дела, для них ничего не существовало. Стихотворение «Рыцарь на час» Некрасов пишет, обращаясь к матери.

От ликующих, праздно болтающих,
Обагряющих руки в крови
Уведи меня в стан погибающих
За великое дело любви!

Вот Чернышевский и Добролюбов и принадлежали к этому стану. Некрасов знал и других таких людей, не щадящих жизни ради «дела любви»:

Подле лица - молодого, прекрасного -
С саблей усач-негодяй.
Брат, удаляемый с поста опасного,
Есть ли там смена? Прощай!

Вот такие люди и были для Некрасова постоянным примером и постоянным упрёком.

Продолжение следует.




  • 1
Очень жалею, что в учебниках о Некрасове была написана всякая ерунда, а не такие замечательные строки. Но Некрасовские стихи все равно запомнились. а это что-нибудь,да значит. Правда, что касается Чернышевского и Добролюбова, то я не склонен их считать рыцарями без страха и упрека и дело не только в Набокове, который просто размазал Чернышевского.

Edited at 2018-12-11 07:48 (UTC)


Еду ли ночью по улице темной,
Бури заслушаюсь в пасмурный день —
Друг беззащитный, больной и бездомный,
Вдруг предо мной промелькнет твоя тень!
Сердце сожмется мучительной думой.
С детства судьба невзлюбила тебя:
Беден и зол был отец твой угрюмый,
Замуж пошла ты — другого любя.
Муж тебе выпал недобрый на долю:
С бешеным нравом, с тяжелой рукой;
Не покорилась — ушла ты на волю,
Да не на радость сошлась и со мной...
Помнишь ли день, как, больной и голодный,
Я унывал, выбивался из сил?
В комнате нашей, пустой и холодной,
Пар от дыханья волнами ходил.
Помнишь ли труб заунывные звуки,
Брызги дождя, полусвет, полутьму?
Плакал твой сын, и холодные руки
Ты согревала дыханьем ему.
Он не смолкал — и пронзительно звонок
Был его крик... Становилось темней;
Вдоволь поплакал и умер ребенок...
Бедная! слез безрассудных не лей!
С горя да с голоду завтра мы оба
Так же глубоко и сладко заснем;
Купит хозяин, с проклятьем, три гроба —
Вместе свезут и положат рядком...
В разных углах мы сидели угрюмо.
Помню, была ты бледна и слаба,
Зрела в тебе сокровенная дума,
В сердце твоем совершалась борьба.
Я задремал. Ты ушла молчаливо,
Принарядившись, как будто к венцу,
И через час принесла торопливо
Гробик ребенку и ужин отцу.
Голод мучительный мы утолили,
В комнате темной зажгли огонек,
Сына одели и в гроб положили...
Случай нас выручил? Бог ли помог?
Ты не спешила печальным признаньем,
Я ничего не спросил,
Только мы оба глядели с рыданьем,
Только угрюм и озлоблен я был...
Где ты теперь? С нищетой горемычной
Злая тебя сокрушила борьба?
Или пошла ты дорогой обычной
И роковая свершится судьба?
Кто ж защитит тебя? Все без изъятья
Именем страшным тебя назовут,
Только во мне шевельнутся проклятья —
И бесполезно замрут!...

Депрессивная поэзия.
Не любила с детства.
Мама когда мне в детстве читала Несжатую полосу и после текста "Только не сжата полоска одна...Грустную думу наводит она" добавляла "а хозяин умер".

Ну из песни слова не выкинешь. Есть такой грех...
Но не всегда. Хоть "Дед Мазай", разве депрессивный?

Как всегда, большое спасибо.

Да, великий поэт был.
Кстати, и мой любимый Н.С.Гумилёв его очень ценил, называл его поэзию кристальной.
А по нашим временам, особенно на "благословенном Западе", его могли бы обвинить в расизме и неполиткорректоснти. Мало того, что ни одного негра, так ещё, описывая русских крестьян, то и дело подчеркивает их светлые волосы!

А с каким сочувствием Некрасов пишет о женщине! Даже свою Музу он считает родной сестрой крестьянке, наказываемой публично на площади кнутом. ("Вчерашний день, часу в шестом...")

Ни у кого из поэтов больше нет такого восхищенного женской силой и мудростью взгляда на женщину.
Моя мама очень любила Некрасова, много читала мне его стихов и часто плакала. Она сама была их старинного крестьянского рода и видела в своей жизни подобные судьбы и характеры. Да и сама была такой.

Некрасов был едва ли не первым поэтом, с которым я познакомилась в своём дошкольном детстве. Я научилась читать рано, книги мне покупали регулярно, и среди них была не вполне детская книга со стихами Некрасова. Как она очутилась среди моих детских книг с картинками, в числе которых, разумеется, были и сказки Пушкина, я не знаю, но книгу Некрасова я читала и читала с большим интересом, как и всё другое. Я даже не помню, когда я выучила его стихи, они выучились сами. Мне кажется, что я знала их всегда, в том числе "В полном разгаре страда деревенская..." Всё это ложилось на душу и наверняка формировало её так или иначе.
Я даже знала наизусть "Генерала Топтыгина" - довольное длинное стихотворение. Конечно, я не учила его специально, а просто много раз перечитывала, и оно запомнилось само собой. Однажды я сильно удивила своих однокурсников. Как-то мы ехали в машине на какую-то работу (или ехали с работы), было скучно, от нечего делать я стала читать вслух это длинное стихотворение и скрасила тем самым ту длинную дорогу своим однокурсникам.

  • 1