Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

Сегодня день рождения Некрасова

Вот день рождения Пушкина мы с вами отмечаем каждый год, а день рождения Некрасова, кажется, только один раз отмечали, верно, был какой-то юбилей. Я помню, что ставила стихотворение «Огородник», которое люблю. Это несправедливо. Я рассказала вам, что во время последнего обострения панкреатита я всю ночь читала Некрасова, и он мне помог. Теперь я перед ним в долгу и хочу исправить эту несправедливость.

Я никогда не занималась специально Некрасовым, не думала о нём, и у меня нет собственной концепции творчества Некрасова. Так что я буду искать, продвигаться ощупью и пытаться впервые как-то разобраться в таком большом явлении, как Некрасов. Сам Некрасов был весьма скромного мнения о своём даровании. Он писал: «Нет в тебе поэзии свободной, мой суровый, неуклюжий стих!». И в русской читающей публике, да отчасти и среди критиков есть много приверженцев этого взгляда. А вот Блок высоко ценил Некрасова именно как поэта, а Блока нельзя заподозрить в недостатке эстетического чутья или в равнодушии к эстетической стороне поэзии. И я в последнее время всё больше согласна с Блоком. Да я помню и в детстве, когда в 3 классе наша учительница Елена Петровна в качестве домашнего задания велела нам принести в класс какое-нибудь стихотворение про осень, я выбрала не Пушкина, который очень любил осень и много писал о ней, и не Фета с Тютчевым, а Некрасова.

Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной
Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно - покой и простор!
Листья поблекнуть еще не успели,
Желты и свежи лежат, как ковер.

Учительница тогда была очень довольна. Заставила меня прочесть это стихотворение вслух у доски и поставила мне пятёрку.
Если бы дар Некрасова не был могучим, то он не оказал бы влияния на русскую поэзию, а он повлиял не только на своих современников, но и на далёких потомков. И в поэзии Блока, и в поэзии Белого можно разглядеть влияние Некрасова, а строчки Пастернака

«В нашу прозу с её безобразием
С октября забредает зима…»

- это совершеннейший Некрасов. Я всегда помнила эти строчки и была убеждена, что помню стихи Некрасова, чем несказанно удивила своего мужа. Ему пришлось долго меня разубеждать. Он спросил: «Ну, а дальше-то ты помнишь?» Я сказала: «Помню, конечно:

Небеса опускаются наземь,
Словно занавеса бахрома…»



Муж спросил: «Ну, и как, это тоже Некрасов?» Я сказала: «А почему бы нет?» Я вспомнила следующую строчку: «Ещё спутан и свеж первопуток», и она тоже показалась мне вполне некрасовской. Ну, а дальше уже были стихи, которые мог написать только Борис Пастернак. Но влияние Некрасова на Пастернака здесь очевидно. Некрасов повлиял на многих, а на самого Некрасова повлиял разве что Жуковский (во всяком случае, мне так представляется, но я уже сказала, что я не специалист по Некрасову), и, конечно же, русская народная поэзия. Её влияние на Некрасова несомненно и очень велико. В стихах Некрасова звук «У» встречается чаще, чем в среднем в поэтических текстах, например:

Еду ли ночью по улице тёмной,
Бури заслушаюсь в пасмурный день.

Учтём, что «ю» - это тоже «у», только ютованное. Так часто «у» встречается, может быть, только у Жуковского, он тоже любил этот звук. И для русской народной поэзии, особенно песни, это тоже характерно, этот звук там тянется, что придаёт песне заунывность. Блок любил это некрасовское «у». Когда мы с вами говорили о Пушкине, то, наверное, определили три источника творчества Пушкина, это: 1) античная литература и вообще античная культура, 2) европейский романтизм, где главный Байрон, его ещё называют байронизмом, и 3) русское народное творчество. То, что в Пушкине от русского народного творчества, это, на мой взгляд, самая несовершенная часть его поэзии. Я и к сказкам равнодушна, и всё остальное, в чём есть фольклорная струя, не люблю. Не люблю стихотворение «Утопленник» («Прибежали в избу дети»). Стихотворения «Трусоват был Ваня бедный», «Брат Иван, как пить мы станем…», даже балладу «Три дня купеческая дочь Наташа пропадала», даже стихотворение «Сижу за решёткой в темнице сырой» и всё подобное. Я признаю за этими стихами достоинства, но мне кажется, что Пушкин их как-то специально написал, подделывался, что он в них какой-то ряженый. А связь Некрасова с русской народной поэзией совершенно органическая. Так же, как и его связь с русским народом. Дворянин Некрасов ощущал себя человеком из народа. На крестьянина он искренне смотрел, как на равного, а может быть, даже чувствовал себя ниже его. Он любил простых людей, любовался ими, и это любование видно в его стихах. Перу Некрасова были подвластны все поэтические жанры. У него есть и пейзажная лирика, образец которой вы видели выше, и философская, и гражданская, и любовная лирика, и то, что в живописи называется «жанровая картина», сценка из жизни, чем-то заинтересовавшая художника. Я это у Некрасова особенно люблю. Он мог стихами рассказать то, что, кажется, можно рассказать только в прозе. Приведу пример:

"Государь мой! куда вы бежите?"
-"В канцелярию; что за вопрос?
Я не знаю вас!" - "Трите же, трите
Поскорей, бога ради, ваш нос!
Побелел!"-"А! весьма благодарен!"
-"Ну, а мой-то?"-"Да ваш лучезарен!"
-"То-то принял я меры..."-"Чего-с?"
-"Ничего. Пейте водку в морозы -
Сбережете наверно ваш нос,
На щеках же появятся розы!"

Это и стихотворение, и проза, и драматургия, совершенно очаровательная пьеска. Эти несколько строчек переносят нас в то время и в то место, дают нам это понять и почувствовать, как редко удаётся целой новелле. Мы просто видим морозную улицу, бегущих по ней, спешащих на службу чиновников, этаких акакиев акакиевичей, словом, весь этот своеобразный мирок. В творчестве Некрасова есть и лирика, и эпос, большие поэмы.

Если же говорить не о форме, а о содержании поэзии Некрасова, то по широте и глубине охвата русской жизни Некрасову нет равных. Нет такой социальной и политической проблемы, такого болезненного общественного вопроса, нет такого важного события, которые не стали бы темой произведения Некрасова. Мы уже цитировали Герцена, который сказал о русских писателях: «Мы не врачи, мы боль». Конечно же, это и про Некрасова, и, может быть, главным образом про Некрасова. Он писал о страданиях народа, и в его стихах звучала такая боль, что непонятно было, как человеческое сердце может эту боль вынести. Это читать невозможно, а каково это писать? Страдания народа вызывали у Некрасова не только сочувствие, но и особое уважение. Это уважение к страданию – отличительная черта русского менталитета. У нас страдания вызывают уважение к человеку, независимо от его личных качеств. У нас человек настолько человек, насколько он страдает. Страдания возвышают и облагораживают. Вспомните, в «Преступлении и наказании» Достоевского маляр признался в убийстве, которого не совершал, а когда его спросили, зачем он это сделал, он ответил: «Хотел пострадать». Вот поэтому Некрасов и смотрел на представителей народа несколько снизу вверх.

Мы уже говорили, что Некрасов был весьма скромного мнения о своём даре. Столь же или ещё более скромного мнения он был о себе самом, о своих нравственных качествах. Он считал себя рыцарем на час, о чём и рассказал в одноимённом стихотворении. «Рыцарь на час» - стихотворение программное, одно из самых известных. Вот я не могу не отметить, что программной, содержательной части стихотворения предшествует пейзаж длиной в несколько десятков строк, к теме стихотворения не имеющий отношения. Но это, как говорят, божественные длинноты, потому что чувство природы у Некрасова удивительное. Себя Некрасов считал рыцарем на час, в сравнении с Чернышевским и Добролюбовым, которых он считал рыцарями без страха и упрёка, они были такими всегда, всякую минуту своей жизни. Некрасов не считал свой образ жизни безупречным. Он играл в карты, псовой охотой увлекался, жил на широкую ногу, с тех пор, как появилась такая возможность… Словом, он был носителем всех родовых пороков русского дворянства. А Чернышевский и Добролюбов были совсем другими людьми. Они были разночинцы, их родители жили своим трудом. Были людьми весьма скромного достатка, и для их детей такой образ жизни был естественным. А Чернышевский и Добролюбов действительно были людьми незаурядными по степени преданности своему делу. Кроме этого дела, для них ничего не существовало. Стихотворение «Рыцарь на час» Некрасов пишет, обращаясь к матери.

От ликующих, праздно болтающих,
Обагряющих руки в крови
Уведи меня в стан погибающих
За великое дело любви!

Вот Чернышевский и Добролюбов и принадлежали к этому стану. Некрасов знал и других таких людей, не щадящих жизни ради «дела любви»:

Подле лица - молодого, прекрасного -
С саблей усач-негодяй.
Брат, удаляемый с поста опасного,
Есть ли там смена? Прощай!

Вот такие люди и были для Некрасова постоянным примером и постоянным упрёком.

Продолжение следует.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments