?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Про Нору. Окончание
tareeva
А теперь я хочу рассказать о Норе Аргуновой, известном писателе и общественном деятеле. Она была известным защитником природы, защитником животных и много в этой области сделала.

В начале пятидесятых Нора написала повесть «Двери открыты настежь», которая была опубликована, кажется, в журнале «Новый мир». По жанру это было то, что поляки называют продукцийняк, а у нас есть термин «производственный роман». Это тот жанр, который успешно разрабатывал Артур Хейли, вы помните его «Аэропорт», «Колёса», «Окончательный диагноз». Вот и «Двери открыты настежь» была такая производственная повесть про продовольственный магазин. По этой повести на «Ленфильме» начали снимать фильм. Нора по заказу «Ленфильма» написала сценарий, ездила в Ленинград, обсуждала сценарий с режиссером, но фильм почему-то на экраны не вышел.

Следующая повесть была про паровозное депо. Я не помню, как она называлась и где была опубликована. Для того, чтобы её написать, Нора поступила работать в паровозное депо обтирщицей паровозов. Она обтирала и чистила паровозы, поступившие на ремонт в депо. Третья повесть была про больницу. Две первые повести мне очень понравились, третья меньше. Эти произведения в своём жанре были на очень хорошем уровне, но кроме того их отличала какая-то особая интонация… Они были очень человечны - все события, персонажи, отношения между людьми были описаны с какой-то особой теплотой, добротой. Вот именно этой интонации не хватало советской литературе, поэтому я считала норины произведения очень актуальными и нужными.

Но самое лучшее и интересное, что написала Нора - это рассказы о животных. Писать она их начала лет через десять после повестей, о которых я сказала выше. О животных писали многие писатели и прекрасные писатели. О животных писал Сетон-Томпсон, Джек Лондон писал о животных, Даррелл и др. В детстве у меня была замечательная книга рассказов Ольги Перовской «Ребята и зверята». Это было мое любимое чтение, я запомнила эти рассказы на всю жизнь. Каждый из этих авторов писал о животных по-своему, и Нора написала по-своему. Мой друг Олег Л., вы его знаете, он умер в январе этого года, тоже очень любил животных. У него как и у Норы дома всегда жили разные звери. Когда он прочел норину книжку рассказов «Не бойся, это я», то специально приехал ко мне поговорить о книге. Он сказал, что так, как Нора написала о животных, никто о них никогда не писал. Сказал: «Я всегда ждал, что кто-нибудь напишет о животных именно так. И вот я дождался - такая книга наконец появилась». И он мне долго объяснял, в чем особенности нориного подхода к этой теме. Наш разговор с Олегом я пересказала Норе, но на нее это не произвело впечатления, мне кажется, она и внимания не обратила. Ее вообще мало интересовало отношение окружающих к ее творчеству.

Нора всегда любила животных. Многие любят животных, но немногие любят их так, как любила их Нора. Она зверей любила с детства. Я видела её школьные тетради, они сохранились, так вот одна из этих тетрадей с первой страницы до последней была исписана названиями животных. Последнее слово было «гекончик», я даже не знала, кто это такой. Нора мне объяснила, что это такая ящерица очень милая. Она любила всех животных без исключения. Я спрашивала, неужели она может любить крыс, не ручную белую пушистую крысу, а тех отвратительных крыс, которые живут в норах под полом, и иногда слышно, как они пищат. У Оруэлла в романе «1984» есть эти крысы, встреча с ними - самая страшная пытка. Нора мне объяснила, что крысы - очень умные животные, поддаются дрессировке. Последней любовью Владимира Дурова была крыса. К волкам Нора испытывала особую любовь. Ей казалось неправильным и несправедливым то, что человек вознамерился полностью истребить волков. Она доказывала, что волки прекрасные, почти совершенные и к тому же полезные животные. Один из её друзей, биолог, думал так же, на двери его кабинета в каком-то НИИ было написано «Кабинет защиты волка». Словом, Нора любила всех животных, и змей она тоже любила, считала их очень красивыми. Она любила также все растения. В природе всё для неё было священно, всё нужно было охранять, не дай Бог ничего не повредить. К Норе нельзя было прийти с букетом полевых цветов, эти цветы, как и все дикие растения, срывать было почти преступлением. О животных она знала всё. Она получила гуманитарное образование, как биолог она была самоучкой, но с любым учёным-биологом говорила на его языке.

Дома у неё всегда были животные - не собаки и кошки, её интересовали дикие животные. В шестиметровой комнате на Кузнецком мосту, где она жила с Эмилем, у них была белка. В те годы, когда она жила с Володей Тендряковым, животных у неё не было, он этого не хотел, но как только он ушёл, в доме появились звери. Был ёжик, был сурок, были хомяки, был даже хорёк. Ёжик, когда Нора принесла его домой, долгое время ходил по квартире, выбирал место для жилья. Решил поселиться под ванной, залез под ванну и вытолкал оттуда щётки для чистки обуви и крем для обуви, который Нора почему-то там держала. А вообще он свободно разгуливал по квартире, не прятался, его миски для еды и для молока стояли на видном месте, он спокойно ел при всех. Гуляя, он кряхтел, пыхтел и сильно топал. Норе это не мешало даже ночью. Она просыпалась и с удовольствием слушала все эти звуки. А хорёк был очень дикий, жил на кухне, забившись под плиту, не вылезал из-под неё. Норе хотелось на него посмотреть, она клала кусочки мяса под плиту и выкладывала их дорожкой от плиты до стула, на котором сидела. На стуле или в лесу на пне Нора умела сидеть совершенно неподвижно, камнем, так что звери её не боялись и бродили возле её ног. Хорёк вылезал из-под плиты, подбирал кусочки мяса и тут же прятался обратно, но Нора успевала полюбоваться его роскошной шубой. При мне он ни разу не вылез.

Одно время у Норы в большей из двух комнат в очень большой клетке жила крупная кошка, кажется, даже пантера из «Уголка Дурова». В «Уголке Дурова» Нора была своим человеком, и эту пантеру больную ей там дали, чтобы Нора попыталась её выходить. Её состояние они считали почти безнадёжным, но Нора её выходила и вернула в «Уголок Дурова». Через какое-то время, кажется, через год или два, в «Уголке Дурова» заболела ещё одна большая кошка. Нора хотела и её взять себе, но дуровцы не дали, сказали, что это очень дорогое животное, они за него отвечают, им за него отчитываться, и этот зверь умер. Нора очень горевала, думала, что, может быть, ей удалось бы его спасти.

Нора работала в нескольких заповедниках, участвовала в эксперименте по одомашниванию лося и в других подобных проектах. Она всегда подкармливала диких и бесхозных животных. Последние годы жизни она жила на маленькую пенсию и буквально бедствовала. Когда я к ней приезжала, то привозила ей продукты. Моё материальное положение было чуть лучше нориного. Помню, однажды я привезла ей пачку масла и большую пачку творога. Обе пачки она тут же разрезала пополам и половину выложила за окно на карниз для птиц. Слетелись мелкие птицы гурьбой, а затем прилетели три большие галки и разогнали мелких птиц. Эти три галки были норины знакомые, она рассказала мне про них интересную историю - это был любовный треугольник. Сначала прилетали две галки - супружеская пара, потом стала прилетать третья и явно пыталась соблазнить верного супруга. Он некоторое время не обращал на неё внимания, его жена её всячески отгоняла, а потом всё же муж не устоял перед чарами соблазнительницы, и она стала третьим членом семьи.

Был такой случай… В том году зима стояла лютая, и дикие звери стали забредать из леса в город в поисках пищи и тепла, в городе было теплее, чем в лесу. Забредали лоси, забредали лисы, и однажды Нора в своём дворе увидела молодого волка. Во дворе было несколько бесхозных собак, которые собирали еду по помойкам, и вот среди них Нора заметила волка. Он как и собаки промышлял на помойках. Нора вообще подолгу стояла у своего окна - это был её наблюдательный пункт биолога, - и наблюдала за птицами и животными во дворе. Волк её очень заинтересовал, вызвал у неё симпатию и сочувствие, наблюдать за ним - это было особое удовольствие. Но какая-то женщина, живущая в этих домах, тоже различила среди собак волка и сообщила об этом в милицию. Сразу же прибыл целый отряд вооруженных милиционеров. Волка затравили, загнали в кусты под стенами дома и застрелили. Об этом случае сообщили газеты «Московская правда» и «Вечерняя Москва», и по радио в московских новостях об этом рассказали. Писали и говорили о храбрости и доблести наших милиционеров, чуть ли не награду они за это получили. Если бы волк загрыз эту тётку, то Нора горевала бы о ней меньше, чем о гибели волка. Она была безутешна. Нужно сказать, что так прореагировала не только Нора. Многие писали потом в газеты, что нет особой доблести и не нужно особой храбрости, чтобы целым отрядом милиции убить в сущности волчонка, который никому ничего дурного не сделал. Он, лесной зверь, пришел в город, доверился людям, ожидал от них помощи, а они взяли и убили его - просто так. Не надо было его убивать, его нужно было отловить и сдать в зоопарк.

И здесь возникает ещё одна тема об отношении к человеку Норы и её друзей, любителей и защитников природы. Человек представлялся им самым вредным животным на планете, которое разрушает природу. Во всех противоречиях между человеком и природой они всегда бескомпромиссно были на стороне природы. Человек строит города, города эти растут, сливаются в агломерации, и их становится всё больше. Эти города отнимают территорию у дикой природы. Человек распахивает землю, сеет и сажает на ней растения, которые употребляет в пищу, и территория сельскохозяйственных угодий тоже отнимается у дикой природы. Человек занимается животноводством, животные ему нужны для еды и одежды, и огромные отары овец вытаптывают большие территории. Вытопчут одно место - всё там съедят, и пастухи их перегоняют на другое место. Вот почему-то стада антилоп территорию не вытаптывают и ничего не уничтожают. Как говорила Нора: «Дикие легки дикой земле, а овцы природу уничтожают». Уж не говорю о производственных предприятиях, которые человек строит для удовлетворения своих потребностей, естественных и искусственно созданных, которые отравляют природу. Человек считает, что он в центре мира, а природа - его окружающая среда. А Нора и ее друзья считали, что главное - это природа, а человек - создание природы, и, как оказалось, неудачное создание. Он представляет опасность для своей матери-природы.

То, что человек создаёт другую, рукотворную природу, то, что вместо лесов он насаждает прекрасные сады, то, что поля, засеянные пшеницей, так же красивы, как дикие луга, этого Нора и её друзья не признавали и не принимали. Базаров, герой романа Тургенева, 200-летний юбилей которого мы с вами недавно отмечали, сказал: «Природа - не храм, а мастерская, и человек в ней работник». Но для Норы и ее единомышленников природа была более чем храм. Она должна сохраниться в неприкосновенности, и всякая деятельность человека в ней - это что-то вроде кощунства, надругательства. Хороша только дикая природа, не тронутая рукой человека.

Как можно остановить разрушение природы человеком? Выход один - человека не должно быть. Один из нориных друзей как-то сказал при мне, что если бы ему сказали, что в момент его смерти погибнет всё человечество, он не задумываясь, в ту же секунду убил бы себя. Боюсь, что и Нора смотрела на это так же. Вот таковы эти защитники природы. Я, кстати, замечала, что природу и животных особенно любят те, у кого есть проблемы в отношениях с другими людьми.

Не знаю, чем закончить свой рассказ о Норе. Несмотря на свой перекос в сторону любви к природе Нора была добрым человеком, готовым прийти на помощь каждому, кто в ней нуждался. Она была красавица, она была талантливой, одухотворённой. А жизнь её сложилась трагически с ранней юности и никогда её не щадила. Я вспоминаю её с любовью, скучаю по ней, мне её не хватает. И я почему-то чувствую себя перед ней виноватой. Мне кажется, что я уделяла ей меньше внимания, чем нужно было, и делала для неё меньше, чем могла, особенно во время моей депрессии. Моя дочь успокаивает меня, говорит, что я перед Норой ни в чём не виновата, что если бы я во время депрессии собралась с силами и поехала бы к ней, то встреча двух женщин в депрессии ничего хорошего никому бы не дала. Я доверяю своей дочери, её нравственным оценкам, но чувство вины меня не оставляет.

Тем, кто хочет поддержать блог, напоминаю две ссылки:

paypal.me/tareeva1925
money.yandex.ru/to/410017240429035


  • 1

Наверняка это тогда было необычно, быть таким. Сейчас же это позиция многих, о вреде человечества


Неземная она редкая птичка, ваша Нора. Интереснейший человек, и написали вы о ней замечательно. И да - ни в чем вы перед ней не виноваты. Мы все несем свой крест, свой груз, и никто нас в этом не заменит. Людям в депрессии помочь практически невозможно, по-моему

Про Нору Аргунову оказывается нет статьи в Википедии и так же нет раздела о личной жизни Владимира Тендрякова. Может быть вы с помощниками восполнили бы пробел?
Домашних хорьков и их гибриды сейчас нередко держат дома и они, вроде как, совсем ручные.
А нора была предтечей современного Гринписа, только без этих крайностей, правда это издержки поколения.

любой человек может редактировать Википедию...

Да и в паре статей там есть мои правки, которые так и остались, сделанные мной с одним корешком.

Энгелина Борисовна, ваша Лена совершенно правильно говорит, вы ни в чем не виноваты.
Понимаете, человек в депрессии в лучшем случае может брать, но не давать, ему дать-то нечего другому. И то, что вы не ехали, это правильно , потому что дать вы ничего не могли друг другу, а условно "забрать" -могли, и обеим было бы не лучше, только хуже. Вы Нору, фактически, берегли, когда не ехали, возможно абсолютно бессознательно, интуитивно.
Я про депрессию знаю не понаслышке и вы очень важную вещь в прошлом посте написали, что период депрессии человек потом забывает. А я никак понять не могла -как это, почему я не помню большого куска своей жизни..И тут, с вашим постом, все встало на свои места.
А хорьки, знаете, они как кошки и у Норы был какой-то странный хорек. У моей подруги живет такой зверек, он очень ласковый и ручной, действительно типа кошки, очень похож по поведению.

Волков лучше любить на расстоянии. В чистом поле он вас не пощадит, слопает за милую душу. Хотя того конкретного волка, которого убила доблестная милиция, мне тоже жалко. Лучше бы его поймать и отвезти в лес (не в зоопарк), но это же сложно, столько усилий надо приложить. Теперь люди вроде бы поумнели - не убивают случайно забредших в город животных, а ловят и отвозят в лес. И поймать стало легче - выстрели с расстояния снотворным, а потом делай с ним что хочешь.

Да уж, согласна, волчонка жаль, и хорошо, что сейчас проще усыпить и вывезти из города. И факт остаётся фактом - этот голодный "доверчивый" волчонок, дойдя до какой-то степени голода способен загрызть, например, ребёнка, гуляющего во дворе и оставить его во дворе не было никакой возможности

Да, оставлять его в городе, конечно, не надо. Волк есть волк. Даже собаки в стае бывают опасны, а про волка и говорить нечего. Только ловить и увозить в лес.

а еще они скрещиваются с собаками, получается существа бесстрашные и безжалостные...

Поддерживаю doc_rw, что неплохо бы создать статью в Википедии про Нору и добавить личную жизнь в статью о Тендрякове. Но это большой кусок работы, кто этим будет заниматься? Я поискала в интернете книги Норы, нашла одну про животных, и там сказано, что про неё мало известно, даже неизвестна дата смерти. Вы не помните, на каком кладбище она похоронена?

Очень интересно, как всегда. Кто-нибудь знает, где можно скачать или прочесть «Двери открыты настежь»?

Очень хочется посмотреть на фото Норы.Наверное,каждый представил ее по-своему.Э.

Просьба к Энгелине Борисовне,если есть фотография Норы,то покажите нам какая она была.

посмотрите, я к одному из прошлых постов оставила комментарий - нашла ее молодую фотографию в ее книге...

Про волков: Ольга Арнольд написала книгу о Ясоне Бадридзе "Жизнь среди волков", вот недавно вышла. Но я все пропустила. А были встречи и с автором, и с его героем в Москве...

А Олега Л. как полностью фамилия? Вы о нем тоже много хорошего писали...

  • 1