?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Про Нору
tareeva
Мне нужно написать про мою подругу Нору, я перед ней в долгу. Дружба с ней дала мне очень много, а дружила я с ней с лета 1946 года до её ухода. Я решила сделать это сейчас, в продолжение прошлых постов, потому что боюсь, что потом не выберу для этого времени. О Норе написать тем более необходимо, потому что, как я выяснила в интернете, о ней, оказывается, почти ничего неизвестно. Моя новая подруга и помощница Инна специально побывала в нескольких книжных магазинах, чтобы посмотреть, продаются ли там книги Норы, есть ли в них что-нибудь о ней самой, об авторе. Она увидела, что продаются несколько её книг, хорошо изданных, иллюстрированных, что эти её книги пользуются спросом, что они издаются и переиздаются. Но в каждой из этих книг написано, что об авторе известно очень мало. Я заглянула и в интернет и там, в частности в Википедии, тоже написано, что о Норе Аргуновой почти ничего не известно. А я о ней знаю всё. То, что было с ней до нашего знакомства, она мне рассказывала. Я знаю о её родителях, о её няне, которая была очень религиозной и заронила в душу девочки мысль о Боге. Я знаю даже о любовнице её отца и его внебрачной дочери. И с этой дочерью, нориной сестрой по отцу, я была знакома. Сейчас она живёт в США. Нору её отец, старый большевик и член общества политкаторжан, назвал Элеонорой, потому что Маркс так назвал одну из своих дочерей. Борис Футорян не назвал свою дочь Марксиной или Энгелиной, как назвал меня мой отец, однако имя он ей дал всё-таки в честь Маркса или подражая Марксу; словом, Маркс там присутствовал. Нора не любила своего имени, и мало кто его знал. Мой брат Феликс, когда сердился на Нору, называл её Элеонора Борисовна, и это означало переход от дружеских отношений к чисто дипломатическим.

Норину биографию, трагическую и героическую, я уже очень кратко написала, написала и о её репрессированных родителях, и о её участии в войне. Я рассказала о жизни Норы с Эмилем и о её жизни с Володей Тендряковым, а теперь я хочу рассказать о том периоде её жизни, когда она осталась одна. Она тяжело переживала уход Володи. Потеря любимого человека независимо от того, умер ли он или ушёл к другой, в большинстве случаев вызывает депрессию. Депрессия началась и у Норы, и из этой депрессии она практически уже не вышла. Когда ушёл Володя, ей было уже слегка за сорок, а в этом возрасте трудно менять жизнь. Она по-прежнему была красавицей, и мужчины на улицах, в транспорте, в театре по-прежнему обращали на неё внимание.


Как-то мы с ней были на премьере спектакля Анатолия Эфроса «Месяц в деревне». На этот спектакль Нору пригласила жена Эфроса Наташа Крымова. Пригласительный билет был на два лица, и Нора позвонила мне. Спектакль нам обеим не понравился, и мы оказались в очень затруднительном положении. Нам нужно было сказать Наташе о спектакле хоть что-нибудь хорошее, и мы не знали, что сказать. Нора говорила: «Лина, придумайте что-нибудь, вы же умеете смотреть на вещи с разных точек зрения, придумайте такую точку, вы же добрая…». Но помнится, я так ничего и не придумала.

Но я не о спектакле, я об успехе, которым пользовалась Нора. В антракте к нам подходили мужчины, вроде бы заводили разговор о спектакле и предлагали проводить нас домой, просили номер телефона, говорили, что разговор был очень интересным, и надо бы его продолжить. Словом, поклонников у Норы было много, но она больше никого не полюбила. Эмиль присутствовал в её жизни и когда она была с Володей, и потом, когда она осталась одна. Они по-прежнему были не просто друзьями, а близкими, родными людьми, самыми близкими и родными, какими только могут быть два человека. Но всё же это были не те любовные отношения, что связывали их когда-то. Через два или три года после того, как Нора ушла к Володе, Эмиль женился на Тане. Таня ему действительно нравилась, и всё же женился он от отчаяния. Таня была полной противоположностью Норе. Она была очень русая и очень выраженно русская. Нора была высокой, стройной, длинноногой, Таня была какой-то сдобной. Она была немножко похожа на купчих Кустодиева и при этом была очень привлекательной. Я увидела её у Эмиля в 1957 году во время Московского международного фестиваля молодёжи и студентов. Мы сразу узнали друг друга. Мы учились на филфаке МГУ одновременно, только я в отличие от Тани на заочном отделении. Но в аудиторном корпусе на балюстраде второго этажа собиралось всё гуманитарное сообщество. Там обсуждали литературные и филологические новости, читали стихи, свои и чужие, вели дискуссии. Об этой балюстрадной жизни, разных балюстрадных течениях я уже рассказывала в воспоминаниях. Мы сами были знакомы по балюстраде, друзьями не были, но в лицо друг друга знали. Встретившись у Эмиля, мы сразу же стали с увлечением вспоминать общих знакомых, главных героев тогдашней студенческой жизни. Эмиль почему-то обрадовался, что мы с Таней оказались знакомыми и вроде бы в хороших отношениях.

Об этом фестивале 1957 года в нашем ЖЖ был большой пост, но мне очень хочется о нём вспомнить. Это для нас было огромное, незабываемое событие. Мы ни в какую страну поехать не могли, а тут вдруг все страны приехали к нам. Мы круглые сутки пропадали на улицах, - по ночам жизнь на них бурлила так же, как днём, - и знакомились с иностранцами. Была атмосфера какой-то общей влюблённости всех во всех и отчаянный флирт. Таня на этом фестивале пользовалась не меньшим успехом, чем Нора, она всех привлекала именно своей русскостью. В тот день, что я была у Эмиля и он представил мне Таню как свою жену, мы как раз это всё обсуждали. А потом пришла Нора и привела с собой негра. Она с ним познакомилась на вечере в Кремле. Негра звали Кали, он был парижанин, поэт и интеллигент. Кончил Сорбонну, к тому же он был член Французской компартии. От нас Нора увезла Кали к себе домой, к Володе Тендрякову. Володя в него буквально вцепился, решил показать ему Россию во всей красе, все русские удовольствия - катал на тройках, возил в лес по грибы, на рыбалку и т.п.

Брак Эмиля с Таней оказался недолгим. К тому времени, когда Володя ушёл от Норы, Эмиль уже был разведён. Тем не менее нельзя дважды вступить в одну реку, и Эмиль с Норой не сошлись во второй раз. Хотя, когда я его у Норы встречала, было очень на это похоже.
У Эмиля был инфаркт, и Нора сутками безвыходно сидела в его палате. Врачи уговаривали её уйти, говорили, что она сама уже в предынфарктном состоянии, ей необходимо отдохнуть, но она уйти из палаты и оставить Эмиля боялась. Я тоже сидела в больнице с Игорем, когда у него был инфаркт, я там и ночевала целый месяц, так что я очень хорошо понимаю, что это такое, когда у близкого человека инфаркт. Эмиль выздоровел, казалось бы, его болезнь должна была их сблизить, но он уже любил другую женщину. Он полюбил второй раз в своей жизни так же сильно, как в первый. Эту свою третью жену он любил не меньше, чем когда-то любил Нору. Он с ней прожил до конца своей жизни и умер у неё на руках. Нора оставалась самым близким другом. После ухода Володи Эмиль бывал у неё почти ежедневно, и они ещё подолгу говорили по телефону. Но поскольку у Эмиля уже была другая, то Нора от общения с влюблённым Эмилем только острее чувствовала своё одиночество.

Тем, кто хочет поддержать блог, напоминаю две ссылки:

paypal.me/tareeva1925
money.yandex.ru/to/410017240429035


  • 1
Надо же, а мне нравился "Месяц в деревне". Может, потому, что мы сидели на репетициях, спектакль рождался на наших глазах. Или потому, что мне так близок был Эфрос вообще. Или от моцартовской темы там. Спектакль не очень помню, но помню эфросовскую формулировку: "Бросок в непрожитое" и потрясающий финал с разбираемыми декорациями и отнятием из рук у Яковлевой последнего - воздушного змея...

Спасибо большое, Энгелина Борисовна, очень интересно читать про Нору и вообще обо всех. Расскажите, пожалуйста , как она потом жила, как часто вам удавалось общаться?

Edited at 2018-11-15 07:17 (UTC)

Мне тоже интересно . По моим данным у нее был сын. Почему про него она никому не рассказывала. В 1937году родился 1938 попала дед дом.

А что лично вас сблизило с Норой, чем вам она была дорога? Столько лет общения - это ведь не просто так

Спасибо! Я вам оставила пару подробных комментариев, что удалось найти про Нору Аргунову (Элеонору Борисовну Футорян), но они со ссылками и пока скрыты, помечены как подозрительные. Возможно, тут уже с десяток таких комментариев ...

а вот про отца. Футорян Борис (Бенцион) Моисеевич (1888-15.11.1937). Член партии с 1903 г. Родился в с. Иваньки Уманского уезда Киевской губ. в семье токаря. Работал в организациях РСДРП в Киеве, Самаре, Екатеринославе, 3 раза был арестован (в 1907 г. бежал из Омской тюрьмы во время этапа), в 1909-1913 гг. отбывал каторгу (приговорен Самарским окружным судом к 5 годам) в Самарской и Саратовской тюрьмах. С 1913 г. - на поселении в Иркутской губ., бежал с места ссылки и до Февраля 1917 г. жил в Сибири и на Дальнем Востоке (Благовещенск) нелегально. После Октябрьской революции - начальник обороны с г. Бердичева. В период оккупации германскими войсками Украины находился на нелегальном положении, затем в Красной Армии. В 1920-1921 гг. - начальник Оперативного отдела ВЧК. С 1921 г. - управляющий московскими таможнями (в феврале 1922 г. за грубость с подчиненными исключен ЦКК из партии, в декабре того же года решением МК восстановлен), председатель правления Консервного треста, заместитель председателя правления Вязниковско-Муромского объединения государственных льняных фабрик, управляющий Всесоюзным автогенным трестом Наркомата тяжелой промышленности СССР.

Арестован 23 мая 1937 г. Расстрелян по приговору ВКВС СССР 15 ноября 1937 г. Реабилитирован в 1957 г.

Использованы материалы кн.: В.Абрамов. Евреи в КГБ. Палачи и жертвы. М., Яуза - Эксмо, 2005.

А Что-то известно про сына Элеоноры рождённым в 1937году. Была ли нора в тюрьме на 3 года.???

Это так интересно, так душевно. Рассказывайте, пожалуйста, побольше о ваших друзьях.

Спасибо за Ваши воспоминания, это бесценно. К стыду своему ничего не читал Тендрякова, теперь исправлюсь.

  • 1