?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
С Первомаем!
tareeva
Дорогие френды, все помощники в разъезде и печатать некому. Поэтому я поставлю ещё раз первомайский пост 2015 года. Там много воспоминаний, много реалий того времени, а я знаю что вы ко всему этому относитесь с интересом.


Я хочу вспомнить майские праздники моих школьных лет, довоенные, в Киеве. Первомай тогда был самый главный праздник, самый счастливый день в году. День октябрьской революции тоже был важный праздник, но его отмечали осенью, когда плохая погода и самые короткие дни. Когда идет дождь и темно, трудно просто физически настроить организм на праздник. Хотя в 1938 году на октябрьские праздники в Киеве цвели каштаны, вторично. Мы шли на демонстрацию с нашей учительницей ботаники Марией Алексеевной, мы ее очень любили, и она обратила наше внимание на это цветение каштанов и объяснила, что это значит. Но это, конечно, была аномалия. А вот 1 мая всегда была хорошая погода и день был длинный. К тому же, Первомай был праздник не только для нас, для нашей страны, его праздновали трудящиеся всех стран, его и в России начали праздновать еще до революции, тайно устраивали революционные маевки.

Основной лозунг этого праздника был: «Да здравствует первое мая – боевой смотр революционных сил международного пролетариата». Так что Первомай имел прямое отношение к мировой революции, которую мы все ждали с большим нетерпением, со дня на день. Мы - дети - праздника начинали ждать уже с середины апреля. Вот, через две недели 1 Мая, вот через 10 дней праздник … вот через 3 дня … И, наконец, этот день наступал. Утром уже просыпались в особом настроении, я бы даже сказала, в каком-то особом состоянии. Праздник, 1 Мая! На стуле возле кровати уже была приготовлена праздничная одежда, завтрак тоже был праздничный, и вся семья, все нарядные, сидела за столом. После завтрака выбегали на улицы, гремела музыка. Кто не шел на демонстрацию, смотрел на проходящие мимо яркие, веселые колонны. До 11 лет папа брал меня с собой на трибуну, где стояли руководители. Колонны шли мимо нас, в колоннах люди смеялись, пели, выкрикивали лозунги, приветливо махали нам руками. С 12 лет я начала ходить на демонстрацию. Мы собирались в школе. Из школы нас в кузове грузовика, где стояли скамейки (очевидно автобусов тогда еще не было), везли до бульвара Шевченко, а там мы вливались в колонну демонстрантов. Я ходила на демонстрацию всегда в национальном украинском костюме. У меня была белая блузка с очень широкими рукавами, сплошь вышитыми. Вышивка была такого качества, что ее можно было демонстрировать в музее народного искусства. Наша домработница Мотя однажды случайно купила ее на рынке за недорогую цену. Женщина, которая продавала, возможно, не понимала, какое сокровище продает, а может, ей срочно были нужны деньги. Юбка была - плахта. И поверх этого надевалась лиловая бархатная безрукавка. Червоных черевичек у меня не было, а на ногах были обыкновенные туфли. На голове был венок, из искусственных цветов, мастерски сделанных, и сзади множество разноцветных лент. Костюм этот я надевала только на демонстрацию 1 мая, и если погода позволяла, на 7 ноября. Еще я танцевала в нем гопак в самодеятельности. А когда мы эвакуировались, бежали из окруженного Киева, костюм остался дома, и больше я его не видела. ( Свернуть )

С демонстрации приходили без ног, и эта усталость, это было отдельное удовольствие. А потом был праздничный вечер. Телевизоров тогда не было, и если ты хотел послушать музыку и пение и посмотреть танцы, то должен был сам сыграть, спеть и сплясать. И стихи продекламировать должен был сам, и спектакль поставить. Тогда процветала самодеятельность, буйным цветом. В ней участвовали все - кто в хоре, кто в оркестре, кто в драмкружке, кто в кружке танцев. Праздники были поводом и возможностью показать зрителям свое искусство, а 1 Мая был главный праздник. С вечера 1 мая и до вечера 2 мая проходили разнообразные самодеятельные концерты и спектакли. Мы выступали в школе и в клубе завода «Большевик». Новое прекрасное здание клуба, в конструктивистском стиле, располагалось между нашей школой и моим домом. Мы все были и участниками этих утренников и вечеров самодеятельности и их зрителями. Зрителями были также родители, их друзья и знакомые и вообще, зрителей было много, и публика была благодарная. Самодеятельность занимала большое место в нашей жизни, сейчас даже трудно представить, какое. Мы относились к ней очень серьезно. Тогда в каждом доме были какие-то предметы, которые использовались на сцене: кастаньеты для испанского танца, маленький бубен для тарантеллы, различные веера, которые можно было использовать в спектакле, маскарадные маски разного фасона и пр. Я была в драмкружке, которым руководил известный актер из киевского Театра Русской драмы имени Леси Украинки. Из-за моего роста, к моему огорчению, мне давали комические роли, а мне хотелось играть героинь. Но комические роли мне удавались, публика много смеялась и хлопала. В « Женитьбе Фигаро» я играла Керубино. Это вообще не роль, а кусок счастья, играешь и купаешься в блаженстве. Свой костюм Керубино я потом воссоздала в студенческие годы в двух вариантах: с коротким плащом из черного бархата и черным бархатным беретом с пером, и с плащом и беретом из клетчатой шерсти. Камзол был из красного атласа с кружевами, панталоны из черного атласа. Мне этот костюм казался очень красивым. Надевала я его на маскарады, а иногда и дома надевала, считала, что он мне очень идет. Вообще, мальчик-паж это моя любимая личина.

Еще в самодеятельности я читала стихи и танцевала. Был такой хореографический кружок в клубе завода «Большевик», он назывался “Балет Чистякова”. Под руководством Чистякова мы танцевали народные и жанровые танцы. В майские праздники мы были нарасхват, так что эти праздники были очень важными в моей жизни, самыми трудными и счастливыми днями.

Я хочу вам показать несколько песен из тех, что мы обычно пели на демонстрации Первого мая. Сначала песня, которая, кажется, называлась «Гимн Коминтерна».
Заводы, вставайте!
Шеренги смыкайте, -
На битву шагайте,
Шагайте, шагайте!
Проверьте прицел.
Заряжайте ружье.
На бой, пролетарий,
За дело свое!
На бой, пролетарий,
За дело свое!

Товарищи в тюрьмах,
В застенках холодных!
Вы с нами, вы с нами,
Хоть нет вас в колоннах.
Не страшен нам белый
Фашистский террор, -
Все страны охватит
Восстанья костер.
Все страны охватит
Восстанья костер…

… дальше я не помню.

Жаль, что я не могу вам показать и мелодию этой песни, красивую, торжественную и суровую.
Одна из любимых пионерских песен была такая:

Эх хорошо в стране советской жить
Эх хорошо страной любимым быть
Эх хорошо стране полезным быть
Красный галстук с гордостью носить
Меряй землю решительным шагом
Помни твердо заветы отцов
Знай один лишь ответ
Боевой наш привет
Будь готов будь готов будь готов
Будь готов всегда во всем
Будь готов ты и ночью и днем
Чем смелее идем к нашей цели
Тем скорее к победе придем
Чем смелее идем к нашей цели
Тем скорее к победе придем
Эх хорошо бойцом отважным стать
Эх хорошо и на Луну слетать
Эх хорошо все книжки прочитать
Все рекорды мира перегнать
Перед нами все двери открыты
Двери мудрых наук и дворцов
Знай один лишь ответ
Боевой наш привет
Будь готов будь готов будь готов

Еще у нас была любимая песня, очень забавная и очень радостный мотив, какое–то захлебывание счастьем.

Много славных девчат в коллективе,
А ведь влюбишься только в одну!
Можно быть комсомольцем ретивым -
И вздыхать всю весну на луну!
Как же так: на луну,
И вздыхать всю весну?

Почему, растолкуйте вы мне?
Потому что у нас -
Каждый молод сейчас
В нашей юной, прекрасной стране!

Под весенним родным небосклоном
Даже старые клены в цвету.
Можно быть очень важным учёным -
И играть с пионером в лапту!
Как же так: вдруг в лапту,
Старый клен — и в цвету?
Почему, растолкуйте вы мне?
Потому что у нас -
Каждый молод сейчас
В нашей юной, прекрасной стране!

На газоне центрального парка
В скромной грядке цветёт резеда.
Можно галстук носить очень яркий -
И быть в шахте героем труда!
Как же так: резеда,
И героем труда?
Почему, растолкуйте вы мне?
Потому что у нас -
Каждый молод сейчас
В нашей юной, прекрасной стране!

Во время войны в Испании все, конечно, пели знаменитую «Бандьера роса». Эта песня надолго стала гимном антифашистов всего мира, ведь война в Испании была первая война с фашизмом. Возможно, был перевод этой песни на русский, но мы его не знали. На мотив «Бандьера роса», самый популярный мотив того времени, мы бормотали какие то испанские слова. На этот мотив пели на украинском языке песню на нашу современную тематику.

За п`ятиричку нам треба дбати
Но вi колгоспи побудувати
Хоч важко буде побудуемо
Хоч важко буде побудуемо
Хоч важко буде побудуемо
Нехай живе коммуна
И червоний стяг.


Интернационал, конечно, мы тоже пели, по-украински:

Чуеш сурми заграли,
Час розплаты настав.
З iнтернационалом
Здобудем людських прав.

Людських прав мы, конечно, не здобулы, ни с интернационалом, ни без. Такие дела.

Все эти песни мы пели с большим энтузиазмом, совершенно искренне. Песни много говорят о том времени, когда они складывались. По нашим песням вы можете увидеть, какие мы были наивные дурачки. Классик сказал: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете». Вот мы и были такими блаженными счастливцами, верящими в утопию. А может не в утопию? История еще не сказала своего последнего слова.

  • 1
Если нужна помощь с расшифровкой аудио и печатью, то я могу помочь.

Я тоже любил ходить на демонстрации. В университете нас заставляли, комсорг брал подписку у каждого, что прийдет - я не подписал из принципа и никаких последствий не было, возможно потому, что я пришел.
На каждом квартале продавали креплёное вино по 8, 9, 11 копеек стакан, так что было весело.
Потом работал на заводе, там тоже заставляли, но многие ходили добровольно, было весело, и не только из-за вина.
А в конце 70-х стали наоборот, сдерживать. Говорили кому прийти, а остальные не приветствовались. Завотделом объяснил это тем, что нарслуги на трибунах устают, им маленькая радость стоять на трибунах и ждать пока все быдло пройдет. Но я думаю, дело в том, что однажды на демонстрации в нашу колонну затесался неизвестный нам человек и, когда мы проходили перед трибунами, он развернул "неправильный" плакат. Его быстро заставили свернуть плакат и взяли после того, как мы прошли площадь, но после этого стали ограничивать число участников демонстрации и велели следить, чтоб посторонние не затесались.

  • 1