?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Максиму Горькому – 150 лет. Продолжение
tareeva
А теперь перейдём к теме «Горький в моей жизни». Горького в моей жизни было много, и его творчество, конечно же, оказало на меня влияние. Я читала Горького в самом благодарном для чтения возрасте. Говорят, надо судить художника по законам, установленным им самим. Это правильно. Но судить художника так можно только в детстве, отрочестве и самой ранней юности, до 15 лет, не старше. В этом возрасте произведения искусства входят в тебя, как к себе домой. Твоя душа – чистый лист. Ты можешь судить художника по законам, созданным им самим, потому что не выработал своих законов. А дальше у тебя появляются собственные представления о том, что хорошо, что плохо в искусстве. Они становятся всё более жёсткими, прямо-таки заскорузлыми, и художник уже не входит в тебя свободно, а протискивается сквозь то, чем ты захламил свою душу. Поэтому в том, что касается эстетического восприятия, я себе 15-летней доверяю гораздо больше, чем себе сегодняшней.
Я читала Горького с раннего детства, начала с ранних рассказов, затем были босяцкие рассказы, затем всё остальное. Правда, пьесы я начала читать тогда же, когда и первые рассказы. Я вообще с детства люблю читать пьесы. Я полюбила Горького за пронизывающую всё какую-то прямо-таки беспринципную доброту к человеку. Он мог пожалеть каждого, даже носителя «свинцовых мерзостей жизни», которые так ненавидел. Свинцовые мерзости ненавидел, а конкретных носителей ненавидеть не умел. В повести «В людях» Горький описывает тяжёлую жизнь мальчика в людях. С ним плохо обращались, его избивали. Однажды избили неструганым поленом так, что щепки вонзились в него занозами. Заноз было много, они воспалились, загноились, и пришлось вызвать врача. Врач был поражён увиденным и так посмотрел на хозяев мальчика, что тем стало неловко. Но Горький вспоминает об этом без злобы на хозяев. В повествовании нет обличительного тона. Он никого не обвиняет, просто так было, и он об этом рассказывает. В этой повести Горький рассказал и о своём первом знакомстве с Пушкиным. Он прочёл его «Руслана и Людмилу» и испытал восторг и благоговение. Эта книга казалась ему каким-то особым предметом, он не знал, как с ней обращаться, куда положить, как открывать и листать. Наверное, так чувствовал бы себя верующий, если бы в его руках оказалась чаша Святого Грааля. Меня Пушкин при первом знакомстве так же поразил, мне было приятно, что мои ощущения совпали с ощущениями Горького. Я хочу сказать, что Горькому несвойственно в чём-то обвинять людей. Горький никого не обвинял, а всех жалел. Он всех жалел и, к тому же, ещё в каждом находил, чем полюбоваться, чем восхититься. Ему в высокой степени было свойственно то, что мы называем толерантностью. Его доброта всю окружающую меня жизнь освещала каким-то ласковым светом. И в отличие от прочих русских классиков, которых я тоже любила, Горький ещё и был нашим современником. Он был живой, и его можно было увидеть. Я очень хотела его увидеть и почему-то была уверена, что это непременно случится. Я его увижу, о чём-то спрошу и, главное, посмотрю на него, и он посмотрит на меня… Я встречусь с ним глазами, услышу его голос и пойму что-то про него, про себя, про всех, про жизнь, чего не понимала раньше. Эта встреча мне что-то откроет. И когда Горький умер, для меня это было большим личным горем. Значит, я его не увижу, а с этой встречей я связывала огромные надежды. Когда Горький умер, мне было только 11 лет, но я была взрослым человеком. Я знала жизнь в основном по книгам. Но книг я прочла огромное множество. К этому возрасту я прочла всех русских классиков и не только, многих современных авторов, плюс ещё папины книжки по политэкономии.

В университете я на 5-м курсе писала курсовую на тему «Рассказы Горького 1897 года». В этом году Горький написал много рассказов, среди них такие известные как "Мальва", "Коновалов", "Супруги Орловы" и ещё несколько. Вы легко можете себе представить, как при моём комплексе отличника и моём хорошо вам известном занудстве я подошла к этой работе. Я не вчитывалась в эти рассказы, а вбуривалась в них. Я их знала наизусть и, конечно, прочла всё, что о них писали другие. Своей курсовой я была почти довольна, и преподаватель её принял благосклонно. Экзамен я сдавала другому преподавателю и, к своей радости, увидела, что первый вопрос в экзаменационном билете «Рассказы Горького 1897 года». Вот это удача! Я стала отвечать, и тут выяснилось, что у экзаменатора об этих рассказах другое мнение. Он сказал, что я всё говорю неправильно, что, скорее всего, я этих рассказов вообще не читала, и стал нести об этих рассказах какую-то чушь. Я растерянно молчала. Второй вопрос был по Блоку. Я почти всего Блока знаю наизусть, и это экзаменатора привело в совершеннейшее умиление. Он сказал: «За Горького вам двойка, за Блока пятёрка, в среднем, так и быть, выведу вам четыре». Поставил в зачётку четыре и расписался. В коридоре за дверью меня ждал Игорь Тареев, стоя под дверью, он слышал весь наш разговор. Его лицо было белым от гнева. Он сказал: «Как ты могла слушать этот бред? Где он этой пошлости начитался? Почему ты ему не объяснила, что это тема твоей курсовой, и не изложила ему концепцию? Ты должна была поставить его на место». Я сказала, что воспитывать университетских преподавателей не входит в мои обязанности, а четвёрка меня вполне устраивает. А дальше у меня была дипломная работа на тему «Проблемы мещанства в драматургии Чехова и Горького («Три сестры» и «Мещане»)». Горький ненавидел мещанство, и я вместе с ним, поэтому я и взяла такую тему. Но что я хочу сказать сейчас в связи с пьесой «Мещане». Горький ненавидел мещанство, а значит, и главного героя пьесы старика Бессеменова он должен был ненавидеть. А ещё больше он должен был ненавидеть его сына, Петра Бессеменова, молодого носителя мещанской сущности, в его репликах – мещанская идеология. У Горького они и впрямь отрицательные герои. Но вот в чём особенность Горького – он не может и ими не любоваться. Чехов так и не понял, что это отрицательные герои. В письме Горькому о пьесе он написал, что старик Бессеменов прекрасен, и Пётр тоже, «все они милые, прекрасные люди». И Чехов не понимает, зачем Горький противопоставляет их Нилу, а Нил был положительный герой, враг мещанства, и в этом противопоставлении был главный смысл пьесы. Вообще письмо Чехова Горькому по поводу «Мещан» невозможно читать без улыбки. Чехов советует Горькому, как ему улучшить пьесу, как её переделать, что изменить. И читая это письмо, мы понимаем, что между художественным методом Чехова и художественным методом Горького есть различие принципиальное. И здесь самое время поговорить об особенностях художественного метода Горького… О социалистическом реализме, основоположником которого вроде бы был Горький, а может быть, никакого соцреализма вообще не существует, и Горький ничего не основоположник… Но об этом в следующий раз.

Продолжение следует.

Дорогие френды, большое вам спасибо за комментарии к посту о Горьком, я почему-то сомневалась, что вам это будет интересно. Вы очень добры ко мне и многого от меня ждёте, но я боюсь, что не смогу оправдать ваших надежд. О Горьком писать трудно, и мне даже трудно посоветовать вам, что читать. Боюсь, что и дальше я буду писать о нём так же сумбурно и бессвязно и ничего вам толком не объясню. Писать хорошо не получится, но не продолжать я тоже не могу, так что заранее прошу меня извинить. Я уже сказала, что перед таким явлением, как Горький, я чувствую себя совершенно беспомощной.
Про Леонида Мартынова я непременно напишу, это один из моих самых любимых поэтов.
Я, конечно, не имела в виду ЦРУ, когда писала что Навальный получает сведения о коррупционерах напрямую из самых компетентных источников. Я имела в виду другие компетентные органы, которым известно о наших коррупционерах даже больше, чем ЦРУ. Навальный порождение этих органов, их ставленник, из надежда на случай если сегодняшний лидер подкачает и его придётся слить.

  • 1

"Писать хорошо не получится"

что у Вас не получится - это писать плохо или средне.

Я со школьных лет не перечитывал Горького. Мне очень мешало его соучастие в преступлениях большевиков. Видимо я был неправ и либо соучастия не было, либо оно было оправданным, не таким, как мне представлялось.
Попробую перечесть.

Энгелина Борисовна! Я вдруг подумал, прочитав ваши более ранние посты, что ваше мастерство, как блогера с годами только растёт.
Что касается Горького, то с большим интересом жду продолжения. Коснетесь ли вы Клима Самгина? Увы, я только видел экранизацию этого романа? А вы смотрели этот многосерийный советский фильм, снятый на излёте СССР?

Энгелина Борисовна, просвещайте нас, неучей! Сумбурно или не сумбурно, но всё это очень интересно. Я вроде бы тоже достаточно начитанная, но у меня нет той глубины понимания, какая есть у вас. Столько интересного узнаёшь, читая вас. Не умаляйте себя.
Немного насмешило "мне было только 11 лет, но я была взрослым человеком". В пятом классе я тоже считала себя очень умной, куда там до меня взрослым людям! Потом это, слава богу, прошло.
Повторюсь, что хотелось бы услышать ваше мнение о "Жизни Клима Самгина" и о романе "Мать".

Очень дороги подробности вашей жизни, ваших мыслей. Согласна с предыдущими комментаторами: плохо писать у вас не получится!

  • 1