Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

Американцы. Керри и Юля.

 Помещаю отставший сюжет. Вы, наверное, уже забыли, что на нашем блоге было несколько постов об американских семьях, которые приезжали в Россию, чтобы усыновить русского ребёнка, а то и двух. Данный сюжет затерялся в бумагах и попался на глаза только сейчас. 

Керри и Юля.

Жила у нас и одна, так называемая, неполная семья. Обычно не положено давать на усыновление детей незамужним женщинам. Но для Керри сделали исключение, и это не удивляло. Высокая, сильная, красивая женщина лет под сорок, она внушала доверие, в ней была какая-то прочность, надежность. Работала Кэрри, так же как Юджин, химиком-исследователем в Государственной экологической службе. Видно, эта служба в Америке очень развита, если из нескольких встреченных нами американцев двое работали в ней. Керри тоже показала нам альбомчик, посвященный ее дому. У Керри был довольно большой участок земли.
На этом участке стоял красивый двухэтажный дом, а с другой стороны участка двухэтажный гараж. Собственно сам гараж занимал первый этаж, а на втором была жилая квартира. Точно такой гараж мы видели в фильме «Сабрина» с Харрисоном Фордом и Джулией Ормонд. Только в фильме квартиру над гаражом занимал шофер с семьей, а Керри такую квартиру сдавала молодой супружеской паре. И вот что интересно: государство не только не брало с нею налога за то, что она сдает квартиру, но и освободило ее от налога за ее дом. Считалось, что она делает важное общественное дело – участвует в обеспечении жильем молодых семей. 

Девочку, которую удочерила Керри, звали Юля. И историю Юли стоит рассказать. Она жила за Уралом, где было много лагерей. У ее матери кроме Юли было еще два мальчика. Мать пила и водилась с освобожденными заключенными. Она подкарауливала их у выхода из зоны и сразу же завязывала с ними отношения. Бывало, что она с ними на несколько дней куда-то исчезала, а дети оставались одни в нетопленном доме без еды. Наконец, соседям стало страшно, что дети погибнут. Они заявили в милицию и вызвали скорую помощь. Когда люди вошли в дом, то дети – три скелетика - лежали в постели и почти не могли двигаться. У Юли ножки от рахита были согнуты бубликом, и вся она была покрыта какими-то болячками, струпьями и обморожениями. Ее положили в больницу, где она пробыла полгода, и видно ее там очень старательно лечили и хорошо о ней заботились. Керри взяла ее прямо из больницы. Когда Юля появилась у нас – это была прелестная девочка пяти лет. Подвижная как юла, она все время носилась по квартире на прямых, как стрелы ножках. В маму свою она была влюблена. Когда она не бегала, то все время прижималась к ней, держалась за нее, если ей на глаза попадался какой-нибудь предмет, который ей нравился, она хватала его и со словами: «Это маме», - тащила Керри. Однажды Керри ушла по делам, и мы остались с Юлей вдвоем. Мне надоело следить за ее перемещениями по квартире, за ее мельканием, к томе же я считала, что ей не мешает немного отдохнуть. Я взяла ее на руки, обняла так, что обездвижила ручки и ножки, и сказала: «Юленька, посмотри в телевизор (я смотрела «Новости»), посмотри на этого дядю, как он смешно шевелит губами». Она смотрела не больше минуты и уснула «как только в раннем детстве спят». Во сне у нее было очаровательное личико: смуглый румянец, аккуратный круглый овал, ровные тоненькие дуги бровей - я на нее насмотреться не могла. Она спала три часа до следующих новостей, а я наслаждалась ее теплом, ее дыханием, ее запахом. Когда пришла Керри, я ей рассказала, как мы с Юлей провели время, и какое я получила удовольствие. Керри сказала, что тоже все время любуется этим ангелом. «Скорее бы привести ее домой, - сказала она, -и показать маме. Представляю, как она будет счастлива, увидев такую внучку». Керри очень тревожило, подружится ли Юля с Джерри. Джерри была большая колли, которую Керри вырастила из крошечного щенка. «Она тоже подкидыш, тоже найденыш, я не смогу с ней расстаться, если они не подружатся - это будет проблема». Но я почему-то была уверенна, что такая проблема не возникнет. Примерно через месяц после отъезда Керри прислала нам толстый конверт прекрасных фотографий. На одной из них была изображена растянувшаяся на ковре на боку и крепко спящая большущая колли, а на ней обхватившая ее за шею также спящая Юля. Так что Керри зря беспокоилась. Два найденыша подружились.

Священник

Я хочу рассказать о семье священника, потому что они единственные усыновляли младенцев, что оптимально для установления отношений между усыновителями и детьми.

У нас была семья священника, которая усыновила младенца, причем уже второго. Жена священника – Нелли - работала медсестрой. Первого младенца они усыновили два года назад и решили, что сейчас самый подходящий момент, чтобы завести второго ребенка. Семья с одним ребенком – это не семья. Нелли собиралась уволиться с работы и воспитывать детей. С младенца она глаз не сводила. Я попросила разрешения взять ребенка на руки, и она неохотно согласилась. Но, то ли я его неловко взяла, то ли по другой причине, он заплакал. Нелли вырвала его у меня из рук и так сердито на меня посмотрела, что мне даже страшно стало. Священник был веселый человек. В магазине «Меха» напротив нашего дом он накупил много кроличьих пушистых ушанок (вероятно для подарков), мерил их всем на голову и радостно восклицал: «Русская шапка! Русская шапка!»

В этой семье, конечно, не будет трудностей с адаптацией, не говоря уже о языковых трудностях. Возможно, родители даже не скажут детям, что они не родные, а усыновлённые, что, наверное, лучше для детей.


Tags: американцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments