?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Вместо некролога. Окончание
tareeva

Когда человек уходит, у окружающих появляется какое-то чувство вины перед ним. Они начинают вспоминать, что не сделали чего-то для покойного, что могли сделать, не сказали каких-то хороших слов, не дали понять, как его ценят, уважают, любят. Так обычно бывает, и находят много чего такого. И со мной сейчас происходит то же. Причём у меня для этого очень много оснований. Олег всегда говорил, что я перед ним виновата, и вот я копаюсь в этих «винах» и нахожу, что Олег был прав.

Когда мы вместе сдавали вступительные экзамены и потом, во время установочной сессии, у всех нас мало было возможностей познакомиться друг с другом поближе. Но случилось так, что мы с Олегом встретились вне университета. На афишной тумбе я увидела крупными буквами написанное имя Ваграм Папазян. Я бегом бросилась к афише и прочла, что в этот вечер в армянском доме культуры состоится встреча с этим актёром. Ваграм Папазян – актёр с мировым именем, великий трагик, самый знаменитый Отелло. Он играл Отелло ещё с Сарой Бернар, вот такую Дездемону он душил. На вечере в зале я увидела Олега, он жил в трёх минутах ходьбы от Армянского дома культуры. Конечно же, он пришёл на эту встречу, не мог не прийти. Он интересовался актёрским искусством, хотел стать актёром, я об этом уже рассказала, а тут сам Ваграм Папазян!

После вечера Папазяна Олег пошёл провожать меня домой, просто потому, что тогда было так принято. Хотя Москва в то время была вполне безопасным городом, но девушек всегда провожали до самого дома. Была прекрасная погода, и от Армянского дома культуры до Большой Бронной, где я тогда жила у моей подруги Инны Голышевой, мы шли пешком. По дороге разговорились. В частности, Олег стал говорить о Сергее Есенине, самом своём любимом поэте. Его любовь к Есенину была даже какой-то болезненной. Он сказал, что у него есть есенинские документы, о которых я не знаю. Мы договорились, что завтра на консультацию в университет он эти документы принесёт и мне покажет.

Я подозреваю, что во время этой нашей прогулки я старалась Олегу понравиться. Этот механизм «охмурения» включается как-то сам, невольно, женщины это знают. Объясню, почему я себя в этом подозреваю. На консультацию я не пошла, раздумала, а когда Инна вернулась с консультации, я спросила, видела ли она Олега Л., и не спрашивал ли он обо мне. Она сказала, что Олега там вроде и не было, и я неожиданно для себя огорчилась. Он должен был там быть, должен был искать встречи со мной. Иначе на что же я потратила вчерашний вечер… Выходит, я потерпела поражение. Через несколько минут из университета пришла Рита, с которой мы уже успели близко сдружиться, и сказала, что Олег Л. спрашивал обо мне и просил передать мне вот эти бумаги. Я успокоилась. Так что вот, выходит, я действительно его охмуряла, работала, хотя никакой мужской привлекательности в нём для меня не было. И в парке, когда он объяснялся мне в любви, я сразу резко его не оборвала, жалко его было, я вообще не умею резко отказывать, о чём бы меня ни просили, боюсь обидеть. А получилось так, что я ему долго морочила голову. Так что я кругом виновата.

Но я хочу вернуться к воспоминаниям юности, они меня сейчас одолевают. Вспоминаю, как благодаря Олегу мы познакомились с поэтом Михаилом Светловым. Я об этом рассказывала в посте «Светлов в моей жизни». Сейчас повторю кратко. Однажды – как написано у Давида Самойлова, в нашей памяти все сказки начинаются с «однажды»,- мы с Ритой и Олегом сидели в коктейль-холле, вверху на галерейке, и внизу в зале я увидела Светлова, показала его Олегу. Олег не знал его в лицо. Уходя из коктейль-холла, мы прошли через зал в гардероб, взяли с Ритой свои плащи и обнаружили, что Олега с нами нет. Мы заглянули в зал и увидели, что Олег сидит за столиком Светлова, и они оживлённо разговаривают. Олег и Светлов замахали руками, приглашая за столик, и мы вернулись в зал. Олегу легко было познакомиться со Светловым и расположить его к себе, потому что все стихи этого поэта он знал наизусть. Мы ещё какое-то время посидели в коктейль-холле. Со Светловым было очень интересно. Он был остроумный, сыпал шутками, и каждая шутка была просто перл. Я читала много воспоминаний о Светлове, и все воспоминатели приводят множество его хохм, но того, что услышали мы в этот вечер, я в этих воспоминаниях не встречала. Значит, всякий раз это были экспромты, импровизации. Мы вышли из коктейль-холла и пошли вниз по улице Горького. Мы с Олегом чуть впереди, а Светлов и Рита чуть сзади. Светлов спросил у Риты, кивая на нас: «У них роман?». Рита сказала: «Был роман, но уже кончился». Светлов сказал: «Какие вы молодые да ранние, уже был роман и уже кончился… А почему кончился?». Рита сказала: «У неё теперь другой парень, Игорь». Светлов подошёл ко мне, взял меня под руку, отвёл в сторонку и сказал: «Старуха, то, что ты с ним путалась, это, конечно, было ошибкой, но называй меня Игорь, и ты будешь счастлива». Дальше мы поехали к Олегу и доночевали там, и это была замечательная ночь, которую я запомнила на всю жизнь.

И ещё вспоминается забавный случай. Это было на следующее лето, в 1952 году. Я тогда снимала мансарду в Карманицком переулке. Теперь этого деревянного дома с мансардой уже нет и самого Карманицкого переулка уже нет. Мансарда состояла из двух комнат и кухни. В большой комнате Олег и мой брат Феликс в одних трусах гладили брюки. Олег погладил свои брюки и теперь гладил брюки Феликса, который гладить не умел. И считалось, что это Олег не гладит брюки Феликсу, а учит его гладить. А я в это время в меньшей комнате мылась. Там был кран с холодной водой и раковина. У меня был свой метод мыться. Я ставила таз возле раковины, становилась в него ногами и таким образом могла помыться под краном с ног до головы, как под душем. Я мылась и увидела в окно, что к двери дома подходит наша однокурсница Эмма, весьма респектабельная особа. Её на курсе так и называли «респектабельная Эмма». А у меня там ребята в одних трусах. Я выскочила из таза, вбежала в комнату с криком: «Надевайте штаны, Эмма идёт» и увидела, что ребята смотрят на меня с изумлением. Тут я сообразила, что сама я в чём мать родила, и убежала. Потом Олег и Феликс меня долго дразнили, говорили: «Надевайте штаны, Эмма идёт».

Я хочу рассказать про Олега последних лет его жизни. Мы с ним общались по телефону, и большую часть этого общения составляло чтение стихов. В отличие от меня, Олег, к счастью, сохранил зрение и мог следить за новой поэзией. Он читал мне новых поэтов, которых я не знала, и старых наших любимых поэтов, находя у них какие-то стихи, на которые мы прежде не обращали внимания.

Пять лет назад Олег лежал в Боткинской больнице, не в отделении моей дочери, а в хирургии. Он сломал ногу, перелом был какой-то очень сложный, и лежал он долго. Лена навещала его каждый день, приносила, что считала нужным, говорила с врачами. Я сказала: «Лена, большое тебе спасибо за Олега, ты так с ним возишься, а я тебя об этом даже не просила». Лена сказала: «Да я его знаю с рождения, неужели меня ещё нужно о чём-то просить». В отделении Олег всех обаял. Утром в палату вошла сестра, очаровательная блондинка, и, увидев её, Олег заговорил стихами. А потом был обход, и вместе с сестрой вошла врач, ещё более очаровательная блондинка, и тут уже Олег и вовсе перешёл на французский язык. Когда Олег выписывался, весь женский персонал отделения пришёл его провожать. Олег надел кепку и спросил: «Вы не находите, что эта кепка меня старит?». Все наперебой стали его успокаивать: «Что вы, что вы, она вас не старит, она вас молодит!».

Вспоминать можно бесконечно, «я зарастаю памятью, как лесом зарастает пустошь…», и вас втягиваю в эти непролазные заросли. Пожалуй, я на этом закончу.

Я молюсь за Олега Л. и вас прошу молиться. Вы у меня добрые, хорошие, и Бог услышит ваши молитвы.
Метки:

  • 1
Энгелина Борисовна, а за Вас как молиться? Елена, Акилина? Как Вы крещены?

вспоминайте, вспоминайте еще! это те воспоминания, в которые приятно втягиваться!

Спасибо Вам за эти рассказы. Такие светлые и чистые.

Очень развеселила ваша история про приход Эммы. Но самое главное, чтоб из того леса было достаточно дров для костра вашей жизни.


волнующие Ваши непролазные заросли, бродить по ним, да еще с таким проводником, как Вы - - одно удовольствие

Edited at 2018-02-10 00:25 (UTC)

Молюсь за Вас и за Олега помолюсюь. Вы только выздоравливайте , пожалуйста, Энгелина Борисовна, не подводите!

Молюсь и за Олега, и за вас -во здравие,и очень жаль, что вы решили прекратить, воспоминания драгоценные и читать очень интересно.

  • 1