Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

О фильме «Троцкий» и русском национальном менталитете.

elena_sheo написала, что я напрасно назвала предыдущие посты «О «Троцком», этим я только сбила с толку читателей. Те, кого интересует фильм, прочтя их, были разочарованы, потому что там ничего нет о фильме. А те, кого мог бы заинтересовать разговор о русском менталитете, этих текстов просто не прочтут, потому что в названии упомянут только фильм. ЕленаШео как всегда права, я ее послушалась и изменила название. Но вы ведь понимаете, что весь этот разговор о менталитете и его изменении мне нужен был для того, чтобы объяснить появление такого феномена, как киносериал «Троцкий», вся идеология которого противоречит русскому национальному сознанию.

В прошлых постах мы говорили об особенностях русского национального менталитета, о том, что он изменился, о причинах, механизме и процессе изменений. Я хочу повторить коротко с самого начала.
Мы говорили, что революция не изменила русского менталитета. Напротив, она дала ему новый импульс, настолько мощный, что действия его хватило на десятки лет. На этом импульсе мы победили в Великой Отечественной войне несмотря на Сталина.

Я хочу сказать - несмотря на то, что Сталин за пару лет до войны обезглавил армию, репрессировал весь командный состав от маршалов до капитанов. Одних сразу уничтожили, остальные оказались в лагерях. Во время войны тех, кого случайно не расстреляли и кто выжил в лагерях, пришлось извлечь из лагерей и вернуть в армию, как, например, Рокоссовского. Если бы этого не сделали, то под руководством Ворошилова и самого Сталина мы неизвестно бы до чего довоевались.

Несмотря на то, что за два года до войны Сталин заключил союз с Гитлером, и все эти два года из СССР в Германию непрерывно шли эшелоны с продовольствием, бензином, металлом и всем прочим, в чем нуждался нацистский рейх. Без этой помощи Германия не смогла бы начать войну с СССР да и европейские страны, возможно, не завоевала бы.

Несмотря на пресловутый фактор «внезапности», с которым связывают поражение и позорное бегство до самой Волги. Дело в том, что никакого фактора внезапности не было, он связан с особенностями личности Сталина. Сталин получил 17 сообщений о том, что Германия собирается напасть на СССР, многие из них с указанием дня и часа начала войны. Об этом сообщали наши разведчики, немецкие антифашисты, «Красная капелла», сообщал Рихард Зорге. Сталин не верил этим сообщениям, тех, кто сообщал, считал провокаторами и тех из них, кто оказывался в стране, расстреливал. Он почему-то полностью доверял только Гитлеру, был убежден, что Гитлер не нарушит договор.

Несмотря на то, что Сталин был бездарным главнокомандующим, что его ничуть не волновали потери в живой силе и мы потеряли людей в пять раз больше чем Германия, хотя по законам, открытым военной наукой, должно было быть наоборот.

На этом импульсе мы быстро восстановили хозяйство, разрушенное войной. С ним связаны достижения советской науки, покорение космоса и пр. И всё это несмотря на политическую несвободу.
Но мы о менталитете, благодаря которому мы победили. Русский национальный менталитет хорошо совмещался с советской властью, с советской жизнью. Он стал меняться в позднесоветское время в связи с тем, что коммунистическая идея изжила себя, и главным образом в связи с разложением советской элиты. Хрущев был последним лидером, который верил в возможность построения коммунизма и в то, что коммунизм будет построен в нашей стране в обозримом будущем. Он говорил, что те, кто родился сегодня, будут жить при коммунизме, и он действительно так думал, верил в это и хотел этого. Те, кто пришел после него, о коммунизме не думали, Маркса не читали, в комакадемиях как Хрущев не учились, и вообще им было на всё это наплевать. Окружение Брежнева, включая его дочь, интересовалось бриллиантами, чего прежде и вообразить было невозможно. А известно, что каков поп, таков и приход.

Окончательный слом русского менталитета связан с поражением в холодной войне, распадом СССР и действиями новой российской власти, действиями молодых реформаторов. Я говорила, что богом в России всегда была правда, а молодые реформаторы объяснили нам, что деньги - это и есть правда. Читатели возразили мне. Они считают, что молодые реформаторы не говорили, что деньги - это правда, а говорили, что правда - это свобода. Я с этим не могу согласиться, вы просто плохо помните то время, начало девяностых.
Кстати, о свободе тоже можно поговорить. Потому что свобода - понятие неопределенное, свобода свободе рознь. Есть выражение «моя свобода кончается там, где начинается свобода другого человека». Вот там, где такое понимание есть, свобода действительно может быть благом, а там, где его нет, свобода неизбежно превращается в право сильного, что и произошло у нас. Свобода хороша в связке: свобода - равенство - братство, а там, где нет таких идей, пусть хоть как трудно достижимых, но ради достижения которых стоит делать усилие, там свобода становится правом творить зло. Стремление к деньгам - это самая большая несвобода. Человек, стремящийся к деньгам, карьере, успеху, отчаянно карабкающийся по социальной лестнице, это не свободный человек, это жалкий раб. Именно это имел в виду Чехов, когда писал, что нужно по капле выдавливать из себя раба.

Человек настолько свободен, насколько он может преодолеть свои эгоистические инстинкты и думать не о себе, а о других. Это трудно, но возможно для каждого в той или иной степени, а я знаю человека, которому это удалось полностью. Этот человек - монах Джованни, он же отец Иоанн, священник храма Косьмы и Дамиана и мой духовник. Когда он пришел ко мне в первый раз, открыл дверь и вошел в комнату, я почувствовала, что что-то произошло, что я увидела то, чего не видела никогда прежде - свободного человека. С ним в мой дом ворвался буйный ветер свободы, радостный. Я это почувствовала, но не сразу поняла, чем отец Иоанн отличается от других людей. Но вскоре поняла: он отличается тем, что ему для себя ничего не нужно, он отдал себя служению людям, отдал всего, без остатка, навсегда, и это единственная свобода, возможная в этом мире. Отец Иоанн работает чуть не круглые сутки, устает так, что едва на ногах стоит, но всегда бодр и весел. За те сорок минут, час, что он проводит у меня, ему звонят несколько раз и просят приехать, он очень нужен. И он всегда отвечает: «Нет проблем, нет проблем, я буду через полчаса». Я ставлю его выше матери Терезы, потому что у неё была слава, а слава - это всегда подозрительно. Об отце Иоанне никто не знает, и это его большое достоинство. Я могла бы много написать о нем и о наших с ним разговорах, очень интересных и очень важных для меня, но не могу этого сделать без его согласия, а он такого согласия не даст.

Но я о молодых реформаторах... Конечно, они прямо не говорили, что деньги - это правда, но из всего, что они говорили и делали, из всего, что показывали тогда по телевизору и о чем писали в газетах, безусловно можно было сделать такой вывод. Я помню то время очень хорошо. Я тогда ушла на пенсию, и у меня было много свободного времени, и я тогда только вышла из депрессии и смотрела на мир как новорожденная свежим взглядом, очень остро всё воспринимала. Я целыми днями сидела перед телевизором, было очень интересно, а когда не смотрела телевизор, то читала газеты, по возможности все. По телевизору на всех каналах нам показывали богатых людей, представляя их как положительных героев, с которых мы должны брать пример.
Показывали Мавроди. Тогда еще его пирамида не рухнула, и никто еще не понимал, что это пирамида. Мавроди рекламировали целыми днями. Помните, главным героем этой рекламы был Лёня Голубков, который сказочно богател на глазах? И народ бегом побежал к нему, понес свои деньги. Среди жертв Мавроди был мой друг, главный друг всей моей жизни, Александр Родин. Он и его жена отнесли к Мавроди не только все деньги, которые у них были, но и все, что смогли одолжить у своих друзей. Они поверили Мавроди, что получат прибыль 300% и легко отдадут друзьям долги с большими процентами. Естественно, они всё потеряли, но я им не сочувствовала, я злорадствовала. Я не скрывала своей злорадной радости, издевалась и насмехалась над ними во всю силу моего остроумия. Вот не нужно менять веру! Тот, кто всю жизнь презирал деньги, должен презирать их до конца. Как это вообще у шестидесятника может возникнуть желание срубить бабки на халяву! Это противоестественно и, конечно, добром кончиться не может. Еще показывали Стерлигова, Тарасова, каких-то молодых супругов и еще каких-то людей, имен которых я не помню. На человека из них был похож только Артём Тарасов.
Тележурналисты вели беседы с этими богатыми людьми, хотели показать нам, что эти люди замечательные и они должны быть для нас образцами для подражания. Ведущие задавали героям вопросы, наводящие вопросы и чуть ли не подсказывали ответы, но герои не понимали наводящих вопросов, не улавливали подсказок и были совершенно откровенны. Они сами уверовали в то, что если они разбогатели, значит, они люди замечательные и скрывать им нечего, и они должны предстать такими, какие они есть. Их спрашивали, на что они собираются тратить свои деньги, свои огромные прибыли, и они рассказывали, что они собираются приобрести, в каких прекрасных учебных заведениях за рубежом будут учиться их дети, на каких роскошных курортах они теперь будут отдыхать. Как ни старались ведущие, никто из героев передач не сказал, что истратит деньги на что-либо общественно полезное, на меценатство, на помощь больным детям и т. п. Мысль о социальной ответственности капитала даже не приходила в их головы. Но самое удивительное было то, что и о самом бизнесе у них было весьма смутное представление. Что производят их предприятия, зачем нужно то, что они производят, они себе как-то плохо представляли. В бизнесе их интересовала только прибыль, и расходовать ее они собирались только на удовлетворение собственных всё растущих потребностей.

Бизнес, предпринимательство - это дело творческое. Для многих предпринимателей это возможность реализовать свои идеи с пользой для людей и для общества, а не только ради получения прибыли. У Генри Форда была идея создать дешевый общедоступный автомобиль, запустить его в серийное производство и поставить всю Америку на колеса. Свой первый такой автомобиль он собирал у себя во дворе, и в гараже, когда он этим занимался, мальчишки со всей округи толпились у него, интересовались, помогали. И взрослые мужчины-соседи заходили к нему во двор, расспрашивали, пытались помочь, болели за него, его идея общедоступного автомобиля вызывала сочувствие. И позже, когда Форд стал фабрикантом и миллионером, память об этой его работе во дворе и в гараже, о первом автомобиле? который он сам придумал и собрал, о его фанатичной преданности идее общедоступного автомобиля, которую удалось реализовать, придавала легитимность его миллионам.

Я не буду вам рассказывать о Стиве Джобсе, вы о нем все знаете сами, одна его Стенфордская речь чего стоит. Он стал очень богатым человеком, но не прибыль была его главной целью. А наши новые русские не были творческими людьми, и похоже, кроме денег этих скороспелых богачей ничего не интересовало. И деньги были нужны только для удовлетворения собственных потребностей. У меня эти люди с их духовным убожеством вызывали только брезгливую жалость, но многие относились к ним иначе, завидовали. Думали, что если тупые люди смогли разбогатеть, то и нам стоит попробовать. Нужно только не стесняться. «Кто смел, тот и съел», «нахальство - второе счастье». Нам этих внезапно разбогатевших людей стали показывать как образец для подражания, вот им и стали подражать. Что из этого получилось, что такое были лихие 90-е, вы знаете не хуже меня. Вину за это, во всяком случае большую часть вины, я возлагаю на молодых реформаторов.

Продолжение следует.
Tags: Троцкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments