Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Categories:

О «Троцком». Продолжение 4

Я написала об изменении русского национального менталитета и о том, что эти изменения связаны с распадом Советского Союза. Действительно, вроде войны не было, нас не бомбили, оккупанты не пересекли нашу границу, а государства, в котором мы родились и выросли, не стало. Значит, было что-то не так с государством и с нами. Если победила капиталистическая система, причем не в военном противостоянии, так, значит, она правильная. Народ готов был это принять. Вообще переменам обрадовались, перемен хотели, застой как-то надоел. Социалистические, коммунистические идеи изжили себя, нужны были новые идеи и новые лозунги. Идеи демократии были встречены с энтузиазмом, да и капитализм поначалу воспринимался как идея, и эта идея нравилась. Никто тогда не понимал, что происходящее - это всего лишь революция сверху, номенклатурная революция. Номенклатуре надоело зависеть от государства и жить в вечном страхе не угодить очередному начальнику и в одночасье лишиться поста, а с ним и всех привилегий. После поражений в холодной войне государство ослабело и забрезжила возможность обменять свое высокое социальное положение на реальную собственность. И распад Союза связан с тем, что республиканские элиты хотели республиканскую экономику распределить между собой, не хотели делиться с центром. Народу всё это было представлено как обретение национальной независимости, как демократические перемены. Народ, включая русский, в это поверил и был обманут в очередной раз.

Была заявлена и реализована свобода слова, гласность. Стало возможно публично вслух говорить то, что прежде говорили вполголоса, собираясь на кухне. На всех книжных прилавках лежали книги, которые прежде распространялись подпольно и не всякому удавалось достать такую книгу и прочесть. Мы упивались всем этим, от воздуха свободы кружилась голова.

А дальше начались экономические реформы. Маркс писал об эпохе Возрождения: «Эта эпоха нуждалась в титанах, и она породила титанов...». О революции можно сказать, что она нуждалась в героях и породила героев. А наша последняя, номенклатурная революция нуждалась в антигероях, и они появились. Самые известные из них Гайдар и Чубайс. Гайдар был председателем Совета Министров всего несколько месяцев, но этого времени ему хватило, чтобы заложить основы той олигархической системы, в которой мы живем и сегодня. Молодые реформаторы клялись и божились свободным рынком. Они считали, что нужно, чтобы только был свободный рынок, и тогда всё образуется само собой. Свободный рынок всё расставит по своим местам, свободный рынок нуждается в демократических институтах и он их сформирует и т. п. Насчет свободного рынка всё верно, но вот только олигархия и свободный рынок несовместимы. Поэтому у нас нет ни свободного рынка, ни демократических институтов.


Дорогие френды, я уже объясняла, что в связи с избирательной кампанией «яблочники» заняты и ко мне не ходят. Печатать некому. Поэтому я хочу использовать куски из своего старого текста на похожую тему. Я уже об этом писала и не один раз. А вы у меня умные, вы сами всё соедините в единое логическое целое и поймете, что я хочу сказать.

Прежде мы считали деньги главным злом. Но вот в холодной войне победили деньги, и вроде бы ничего страшного не случилось. Никто нас не оккупировал, не пришли никакие злые люди, ничего у нас не хотели отнять, а наоборот, бросились помогать, завалили гуманитарной помощью. Так, может быть, мы ошибались? Сомнения были страшные и привели они к страшным последствиям. Ведь, если деньги - это правда, то тогда за них нужно бороться, погибать и убивать, добывать, не щадя ни себя ни других, как добывали правду.
И вот народ (не все люди, разумеется, а наиболее динамичная и активная часть) со всем русским размахом, отсутствием чувства меры, чувства предела, бросились добывать деньги, совершая при этом чудовищные преступления.

Но народ не сразу бросился добывать деньги. Этому предшествовали и это спровоцировали некоторые действия властей.

Введение Е.Гайдаром свободных цен при почти 100% государственной собственности и отсутствие даже намека на рынок, что могло означать только одно - полное изъятие всех сбережений у всего населения. Ограбление народа. Кто-то из западных экономистов писал, что это можно сравнить только с коллективизацией 1929 г. Но тогда было ограблено крестьянство, а теперь все. Старики, которые считали, что их сбережений хватит им до конца жизни, увидели этот конец жизни прямо перед собой.


Е. Гайдар утверждает, что другого выхода не было, потому что эти деньги не были обеспечены золотовалютным запасом. Но выход был. Видные русские экономисты Григорий Явлинский, Гавриил Попов, Николай Шмелев, Людмила Пияшева и другие предлагали иные пути. Среди них были очень перспективные, но я не могу здесь сейчас о них рассказывать, хотя это очень интересно. Но все эти предлагавшиеся решения требовали от исполнителей большого труда и некоторого количества времени. Но молодые реформаторы вовсе не собирались ломать голову и трудиться ради того, чтобы облегчить народу трудности перехода к новой системе. В отношении к народу их характеризовал крайний цинизм, как будто перед ними были не люди, а материал для увлекательных веселых экспериментов.


Но, может быть, еще большее впечатление, чем изъятие сбережений, произвело на народ то, как проводилась приватизация государственной собственности, которая у нас называлась социалистической или народной собственностью, и нельзя сказать, что для такого названия не было оснований.


Есть некоторая разница между тем, как создавалась экономика Запада и СССР. Фабрики, заводы, крупные электростанции в местах с суровым климатом, железные дороги и др. строились у нас не так, как в западных странах, а скорее так, как пирамиды в Древнем Египте. Непосильным смертельным трудом, в тяжелейших условиях, независимо от того, работали ли заключенные или свободные люди добровольно, с энтузиазмом и верой. Все это пропитано кровью и стоит на костях.


И вот на глазах у народа то, в чем жизнь и кровь наших родителей, а отчасти и наша, начали раздавать в собственность представителям партийной, комсомольской и советской номенклатуры, сотрудникам спецслужб практически даром. Отдавали, даже не разбираясь, что новые собственники будут с этим делать (и, конечно, никому ничего не объясняя). Разбрасывали как куски собакам. Собаки их хватали, давились, не в силах проглотить, выплевывали. Куски тут же подхватывались другими и тоже вываливались из пастей недопережеванные, недопереваренные. Запах преступления, крови и блевоты накрыл страну. Так власть утратила моральный авторитет. Так Россия утратила свой шанс на демократический путь развития и само слово "демократия" сделалось для большинства ненавистным. Народ в каком-то ступоре смотрел на происходящее. Затем более энергичные и менее совестливые тоже бросились хватать всё, что ухватить удается, не останавливаясь ни перед какими преступлениями, даже убийством. Цена человеческой жизни упала почти до той, какой она бывает в военное время.


Появились новые виды преступлений. У одиноких стариков выманивали их квартиры, якобы предлагая меньшую квартиру с доплатой и, оформив квартиру на новых владельцев, стариков убивали. Таких случаев было очень много. Был описан случай, когда двое ребят, готовивших воздушные фильтры для подводных лодок, продавали на сторону дорогой материал для загрузки этих фильтров, а в фильтры насыпали что попало, прекрасно понимая, что только благодаря воздушному фильтру на лодке можно жить. У меня собралась коллекция экзотических и очень жестоких преступлений, но рассказывать о них тяжело и страшно, да и времени нет здесь об этом рассказать.


Те же, кто не мог или не хотел участвовать в этом беспределе преступности во имя денег, кому даже смотреть на это было отвратительно, забились в свои углы и пытались выжить при том, что их жалкие зарплаты и пенсии, уменьшавшиеся с каждым днем в связи с инфляцией, к тому же еще не выплачивались вовремя, задерживались на месяцы. Главное, люди не понимали, что происходит с ними и со страной. Какой еще беды ждать? Можно ли еще на что-то надеяться? Почему, если не было войны и больших человеческих потерь, появились сотни тысяч беспризорных детей? Почему, если не было бомбежек и все дома целы, появилось столько бездомных? Почему стоит производство, и люди не могут найти работу? Кто виноват? Кому верить?


Разруха, упадок экономики - это, конечно, очень плохо. Но на моем веку российская и советская экономика была разрушена дважды великими войнами и успешно и быстро восстановлена. Гораздо страшнее упадок нации. Разрушение не экономики России, а духа России. Изменилось отношение к основным русским ценностям. Они отвергнуты с презрением, и на их место, похоже, нечего поставить кроме Золотого Тельца.

Продолжение следует.
Tags: Троцкий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 84 comments