Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

По поводу комментариев. Продолжение.

Вернемся к разговору о причинах русской революции. У русской революции было много причин, но, может быть, одной из главных была личность Николая Александровича Романова, государя императора Николая II. Если бы царем был человек с другим характером и с другим складом ума, то революции могло не быть. Так считают многие, и я так считаю. Историк и публицист Николай Карлович Сванидзе читает лекции о том, как Николай II своими действиями делал революцию неизбежной. Так считает и Николай Романович Романов, один из потомков этой династии. Я слышала его выступление на ТВ «Культура», оно продолжалось четыре вечера, и была поражена тем, что я - потомок революционеров и он - потомок Романовых, в вопросе о причинах революции оказались полными единомышленниками. Он в этом еще более радикален, чем я. Я считаю личность Николая II одной из причин, а он сказал: «Вся ответственность за революцию полностью лежит на Александре III», который не подготовил своего сына Николая к государственной деятельности. То есть он считает, что все дело в Николае II, но виноват не он сам, а его отец, неправильно его воспитавший. Но я здесь не могу с ним согласиться. Александр III хотел дать сыну хорошее образование, самое лучшее, и сделал для этого всё, что от него зависело. Николай прошел в домашних условиях расширенный курс классической гимназии, а затем обучался по специальной программе, соединявшей курс государственного и экономического отделений юридического факультета университета с курсом Академии Генерального штаба. Ему читали лекции выдающиеся ученые: Н. Н. Бекетов, Н. Н. Обручев, Ц. А. Кюи, М. И. Драгомиров, Н. Х. Бунге, К. П. Победоносцев и другие. Но экзаменовать его никто не имел права. Так что мы не знаем, что из того, что ему преподавали, Николай сумел и захотел понять и усвоить. Поэтому я думаю, что поведение Николая и как государственного деятеля определялось не воспитанием и образованием, а особенностями его характера и интеллекта.

Николай II сейчас в большой моде, он всеобщий любимец, он наши «скрепы» . Его любит не только Наталья Поклонская, которая возмущена фильмом «Матильда», его также сильно, не столь истерично, но более глубоко и серьезно любит и создатель этого фильма Алексей Учитель. Этот фильм совершенно верноподданнический и скрепоносный. В своем рвении возвеличить Романовых Учитель даже позволил себе историческую неточность. Как мне рассказывали люди, которые видели фильм, Александр III там говорит и делает то, чего он на самом деле не сказал и не сделал, а если бы поступил, как в фильме, то, может, и революции не было бы. А я как-то осталась в стороне от этого всенародного движения: не разделяю всеобщего увлечения Николаем II, и самодержавные скрепы мне не нужны. Меня с нашей страной скрепляет совсем другое.

Я говорила, что привилегированный слой элиты России был глух к голосу истории, и самым глухим был сам царь. Уже его тронная речь поразила русское общество, она была, как ледяной душ. Всем стало ясно, что надежды на изменения к лучшему, на реформы, на прогресс с этим царем связывать нельзя. Вот цитата из этой речи: «Мне известно, что в последнее время слышались в некоторых земских собраниях голоса людей, увлекавшихся бессмысленными мечтаниями об участии представителей земства в делах внутреннего управления. Пусть все знают, что я, посвящая все свои силы благу народному, буду охранять начало самодержавия так же твёрдо и неуклонно, как охранял его мой незабвенный, покойный родитель». Вот что пишет об этой речи кадет В.Обнинский: «Уверяли, что в тексте стояло слово „несбыточными“. Но как бы там ни было, оно послужило началом не только всеобщего охлаждения к Николаю, но и заложило фундамент будущего освободительного движения, сплотив земских деятелей и внушив им более решительный образ действий. <…> Выступление 17 (29) января 1895 года можно считать первым шагом Николая по наклонной плоскости, по которой он продолжает катиться и доселе, всё ниже спускаясь во мнении и своих подданных, и всего цивилизованного мира». А после коронации была Ходынка, которая тоже произвела на общество тяжелое впечатление.

Нельзя сказать, что Николай II был бездарным государственным деятелем. Он вообще не был государственным деятелем, не мог и в сущности не хотел им быть. Ему это было неинтересно. Он был хороший семьянин, любил свою жену и детей, и все его интересы были в семье. И при этом он хотел управлять страной самодержавно, он настаивал на этом, это было важно для него. Над его головой уже висел дамоклов меч революции, а он то разрешал Думу, то распускал её, то опять разрешал. Но даже когда Дума работала, она не была законодательным органом. Если бы в России был парламент, он не санкционировал бы Русско-Японскую войну, позорно проигранную. А может, и от участия в Первой мировой войне смог бы Россию отмазать. Если бы не было Русско-Японской войны, то не было бы революции 1905 года, которая хотя и не победила, но трон поколебала. У Николая II не было действующего парламента, и советов умных и хороших людей он слушать тоже не хотел. Он не слушал и свою мать, императрицу Марию Федоровну, умного и прекрасного человека. Мать писала ему: «Людей, которые говорят тебе, что народ нужно подавлять, ты не слушай, это подлые люди». Она была урожденная датская принцесса Дагмара. Но у неё в Дании народ не подавляли,- может быть, поэтому Дания до сих пор остаётся королевством. Он её не слушал, и отсюда - Кровавое воскресенье. 9 января 1905 года народ шел к царю. Это было мирное шествие, шли с портретами царя, с хоругвями, пели «Боже, царя храни» . Несли «петицию», жалобу на всех супостатов народа, они там все были перечислены, и просили у батюшки царя защиты. Верили ему. А их встретили огнем, и казаки, разгоняя толпу, рубили демонстрантов шашками и секли нагайками. После этого события царя стали называть Николай Кровавый. 9 января царя не было в столице, но теперь по документам известно, что силовое решение - это его решение.
Николай II был человеком неумным, это, может быть, главная его харкактеристика и беда, и главная причина трагедии России. О его глупости в его время ходило много анекдотов, я уже об этом говорила и анекдоты пересказывала. Я как-то рассказала о глупости царя Юле, дочери моего друга Александра Родина (я о нем много писала). Она спросила, почему я так считаю. Я сказаза, что так, вроде бы, считали его современники, и рассказала анекдоты. Но Юля человек с научным складом ума, декан факультета, и как ученый, ничего не принимает на веру. Не поверила она и мне. Но через несколько дней позвонила и сказала: «Лина, Вы были правы относительно ума Николая II». Я спросила, как она в этом убедилась? Она сказала, что прочла дневники Николая II, они есть в интернете. «Читала и глазам своим не верила, казалось, что такого быть просто не может». То, что Николай II был человек неумный, могло бы и не стать катастрофой для страны, если бы он это хоть в какой-то мере осознавал, некоторые осознают. Психиатры делят людей на тех, что «с критикой» и тех, что «без критики». Если бы он был «с критикой», то понимал бы, что ему нужно окружить себя умными советниками, и прислушивался бы к их советам. Но он был «без критики» и слушал Григория Распутина, причем в государственных делах. Распутинщина - это уже была агония режима. И мне кажется, что в фильме «Агония» Элем Климов показал её очень похоже. Я думаю, вы помните, что отречения от престола у Николая II потребовали отнюдь не революционеры. Тогда казалось, что отречение Николая II, которого все ненавидели, может предотвратить революцию, но было уже поздно.
Временное правительство создало комиссию по расследованию преступлений николаевского режима. Александр Блок был членом этой комиссии. Он писал, что его привело в ужас то, что ему открылось в этом расследовании.
В свете вышесказанного неудивительно, что в конце XIX- начале XX веков революционные настроения охватили всё русское общество. Все хотели, ждали и призывали революцию. Один из крупнейших поэтов Серебряного века Валерий Брюсов писал:

Бесследно все сгибнет, быть может,
Что ведомо было одним нам,
Но вас, кто меня уничтожит,
Встречаю приветственным гимном.

Он понимал, что революция уничтожит какое-то бесценное знание, которым владеют только избранные, возможно, вместе с носителями этого знания, но тем не менее, будучи сам обреченным, призывал революцию. Правда, после того, как революция совершилась, многие призывавшие ее, увидев ее грозный лик, испугались и отшатнулись, но это уже другая тема.

Вот пишут, что большевики всех обманули. Но как им удалось это сделать? Просто технически? Теперь есть телевидение, оно успешно оболванивает и зомбирует массы, но тогда не было телевидения, не было радио, и газеты выходили небольшими тиражами, да народ и не читал газет. Каким же образом большевики смогли обмануть каждого? С этим нужно разобраться. Ленин вернулся в Россию практически после многих лет эмиграции, 4 апреля 1917 года. На Финляндском вокзале он произнес речь, которую позже назвали «Апрельские тезисы». Плеханов, слышавший эту речь, назвал её «бредом сумашедшего». 7 апреля эта речь была опубликована в большевистской газете. На вокзале Ленина слышала небольшая кучка людей, а большевистская газета выходила маленьким тиражом, и о ней мало кто знал. Большевики тогда были подавляющим меньшинством. А 21 апреля народ вышел на улицы (это был первый кризис Временного правительства) с лозунгами, полностью совпадавшими с апрельскими тезисами. Народ не слышал и не читал Ленина. И значит, это Ленин услышал то, что носилось в воздухе и еще не было сформулировано, услышал, чего хочет народ. Временное правительство не владело ситуацией. Главой первого состава Временного правительства был князь Львов, а министры были капиталисты. Дальше состав Временного правительства менялся в сторону увеличения в нем представительства левых партий, но не большевиков. Но ни в каком составе это правительство не могло совладать с анархией и хаосом, грозившим уничтожить страну действительно до основания. И, следовательно, оно никогда не было правительством, хотя бы временным. И оно даже не приступило к реформам, ради которых и совершалась революция, в частности , к земельной реформе. На этом фоне и произошел Октябрьский переворот, который тогда приветствовали все, даже церковь. Говорили, что Ленин не может быть хуже Керенского, потому что хуже быть невозможно. Большевики назвали Октябрьский переворот социалистической революцией и были искренне уверены, что она именно таковой и является. Могла ли она действительно стать социалистической - на этот вопрос нет однозначного ответа. Февральская революция могла стать буржуазно-демократической, но не стала. Октябрьская революция , возможно, могла стать социалистической, но этого также не произошло. Я обо всём этом уже писала, и не раз, и буду писать еще. И в конце концов мы с этим разберемся.

Я написала, что Гражданская война в нашей стране продолжается. Но это не совсем верно. Для войны нужны две воюющие стороны, а мои читатели, все до одного, на стороне белых. На суде истории, который вершится на страницах моего скромного ЖЖ, у красных нет никакого, даже самого плохонького защитника. И это очень интересно. Западная интеллигенция и сейчас, как и 100 лет назад, как и 150 лет назад, в большинстве своем придерживается левых убеждений. Исключение составляют, как я вижу, только русские, приехавшие на запад из Советского Союза, и сильно ушибленные советской практикой. Они считают, что советская практика и была воплощением социалистических и даже коммунистических идей, а на самом деле она их сильно исказила.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments