?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
К столетию. Гражданская война. Атаманы.
tareeva
Рассказ о гражданской войне будет неполным, если мы не поговорим об атаманах. Кроме красных и белых в Гражданской войне участвовали атаманы. На одной только Украине со своими воинскими подразделениями воевали Махно, Григорьев, Зеленый, Тютюнник, Улялай, и прочие батьки, была даже женщина-атаман, знаменитая Маруся. У некоторых из атаманов были свои политические убеждения и более-менее четкое представление о том, за что они сражаются, как они хотят устроить мир после своей победы. Для других война была только возможностью пограбить и вообще разгуляться, проявить русскую удаль. Как писал Кольцов: «Раззудись плечо, размахнись рука, ты подуй-подуй, ветер с полудня....» Только в военное время в размахнувшейся руке было не орудие сельскохозяйствененого производства, как у кольцовского героя, а шашка или граната. Атаманщина была явлением жутковатым, но живописным. Илья Сельвинский даже целую поэму написал о Сергее Улялае – «Улялаевщина», в которой образ главного героя был сильно романтизированным. А Илья Сельвинский был большим поэтом. Некоторые даже считали его равным Маяковскому. Как я уже писала, читающая публика делилась на партию Маяковского и партию Сельвинского. Мой дяда Гриша, младший брат моего отца, филолог, очень любивший поэзию, принадлежал к партии Сельвинского.

Поскольку я в своих текстах опираюсь не на архивные материалы и не на научные труды, а на личные воспоминания знакомых мне людей, то я напишу о тех атаманах, о которых у меня есть такие воспоминания. Есть они у меня, в частности, о Махно.


Нестор Иванович Махно, батька Махно родился в 1888 г. в Гуляйполе, в крестьянской семье. Он рано потерял отца. Окончил Гуляйпольское двухклассное начальное училище. С молоду батрачил, потом стал рабочим, работал на разных предприятиях в Гуляйполе. В 1906 году стал членом крестьянской группы анархокоммунистов («Союз вольных хлеборобов»)., действовавшей в Гуляйполе. Участвовал в нескольких террористических актах. Несколько раз был судим. Сидел в тюрьмах, где познакомился с видными деятелями, идеологами и теоретиками анархизма. Образование у Махно было 2 класса начального училища, но тюрьма для революционеров была их университетами. Образованные старшие товарищи, не жалея сил, делились своими знаниями с молодыми революционерами из рабочих и крестьян. В тюрьме Махно стал образованным и последовательным анархистом. В Гражданской войне Махно командовал повстанческой армией, численность которой в лучшие времена достигала 50 тысяч человек и более. Эта армия занимала города. Махно воевал и в союзе с большевиками, вроде бы даже получил орден Красного Знамени чуть ли не за номером 4, и против большевиков. Большевики и Махно несколько раз заключали союз, и всякий раз этот союз нарушался. Трудно сказать, кто первым нарушал этот союз, кто предавал союзника, но разрыв был неизбежен. У большевиков и Махно была разная идеология и разные цели. Махно, как анархист, не признавал диктатуру, и как выразитель и защитник интересов крестьянства, не мог принять продразверстку. О том, как махновцы уничтожили продотряд, рассказал Эдуард Багрицкий в поэме «Дума про Опанаса». В 1920 году разрыв Махно с красными стал окончательным. И Махно, израненный, с перебитой ногой, с остатками своего отряда, перешел румынскую границу.

Махно был талантливым тактиком партизанской борьбы. Это он первым стационарно установил пулемет на тачанке. Так что - пулеметная тачанка - это изобретение Махно.

Мне кто-то рассказывал, что в эмиграции, в Париже Махно в военной академии преподавал тактику партизанской войны, но сейчас в интернете я подтверждения этому не нашла. Но тем не менее я думаю, что это так и было.


У меня к Махно отношение двойственное. Он искренне сражался за интересы крестьян, но в понимании этих интересов был большим путанником. Он был против национализации земли, но и против того, чтобы крестьяне получили землю в собственность. Он предлагал что-то похожее на дореволюционную крестьянскую общину. Что касается поведения махновцев во время войны, то оно было не хуже поведения красноармейцев, как его описал Бабель в романе «Конармия».


Привожу цитату из интернета.


Последние годы жизни в эмиграции Махно активно участвовал в жизни европейских анархических объединений. Писал статьи в журналы, готовил мемуары, вел упорную борьбу против клеветы в сторону махновщины и самой его личности . В то время звучали обвинения махновской армии в еврейских погромах во время боевых действий. В результате бурных разбирательств, с привлечением независимых свидетелей и объективных фактов, Махно и его соратники были полностью оправданы в этом вопросе.

А также были опровергнуты домыслы о разгулах и резне, якобы устраиваемых махновцами повсеместно во время Гражданской войны.


Уж не знаю каким образом и на основании чего они были оправданы, но погромы были и были грабежи.


Махно антисемитом не был. Анархизм - движение международное и национализм, национальная рознь противоречат этому учению. Среди соратников Махно в Гражданской войне, игравших у него роль как бы идеологических комиссаров, как Фурманов у Чапаева, было много евреев. Но, тем не менее, погромы все же были, хотя историки говорят, что у махновцев их было даже меньше, чем в Красной Армии, и, конечно же, были грабежи. Крестьяне - народ запасливый и хозяйственный. В отличие от рабочих, у которых нет ничего, кроме своих рук, у крестьян есть собственное производство, сельское хозяйство, в которое сколько ни вкладывай, все мало.

Махно косвенно участвовал в революционных событиях в Испании. Цитата из интернета.


«Испанские анархисты звали его возглавить их революцию. Разбитый чахоткой, мучимый старыми ранами, Махно помогал им чем мог. Давал советы восставшим пролетариям Кастилии. Здоровье Махно было сильно подорвано множеством ранений, в том числе тяжелых, полученных в боях, и лично участвовать в боевых действиях он уже не мог».


О том, как сражались в Испании анархисты всех стран, рассказал Джорж Оруэлл, который был в сущности одним из них. Он приехал в Испанию вместе с женой, они участвовали в непрерывных боях, Оруэлл был ранен в горло, и после госпиталя уже не мог вернуться в строй, и супруги уехали к себе в Англию.


Оруэлл в своих воспоминаниях рассказал очень подробно и убедительно, что Сталин в Испании воевал не с Франко, а с анархистами и троцкистами, которые изо всех стран приехали в Испанию, чтобы дать бой фашизму. Оруэлл описывает страшные, жестокие бои между сталинистами и анархистами. И если помните, то Хемингуэй в романе «По ком звонит колокол» тоже высказывается о коммунистах, признающих над собой руководство Сталина, без всякой симпатии. (Были коммунисты-антисталинисты, в частности такая коммунистическая, антисталинская партия была в Великобритании). Хемингуэй без симпатии и даже с иронией говорит и об Андре Марти и Долорес Ибаррули. Нравится ему только советский журналист Михаил Кольцов, которого в романе зовут Карцев. Кстати, сразу после Испании Кольцова арестовали, запытали и расстреляли. Такая судьба постигла многих советских людей, сражавшихся в Испании. Может быть даже всех.



Продолжение следует.

  • 1
Возможно Вам будет интересно прочитать стихотворение, которое приписывается Махно:

Проклинайте меня, проклинайте


Проклинайте меня, проклинайте,
Если я вам хоть слово солгал,
Вспоминайте меня, вспоминайте,
Я за правду, за вас воевал.

За тебя, угнетенное братство,
За обманутый властью народ.
Ненавидел я чванство и барство,
Был со мной заодно пулемет.

И тачанка, летящая пулей,
Сабли блеск ошалелый подвысь.
Почему ж от меня отвернулись
Вы, кому я отдал свою жизнь?

В моей песни не слова упрека,
Я не смею народ упрекать.
От чего же мне так одиноко,
Не могу рассказать и понять.

Вы простите меня, кто в атаку
Шел со мною и пулей сражен,
Мне б о вас полагалось заплакать,
Но я вижу глаза ваших жен.

Вот они вас отвоют, отплачут
И лампады не станут гасить...
Ну, а батько не может иначе,
Он умеет не плакать, а мстить.

По словам моей бабушки, которая жила на Полтавщине,кроме Махно, в это время было много других атаманов со своими людьми:братья Семён и Потап, Зелёный и другие. Они делили территории, села,чтобы между собой сильно не соприкасаться. Махно выделялся своей харизмой, умением увлекать за собой селян,чувством юмора... Это происходило в сёлах Коваливка, Загруновка, Романовка, Великие Сорочинцы на Полтавщине. Мой дед рассказывал, как Нестор Иванович, чтобы собрать информацию о нахождении противника, сам переодевался в женскую одежду и ехал на базар или ярмарок. По дороге выкупал бочку с творогом у селянина и сам торговал на базаре им, расспрашивая у людей где белые, красные и другие подразделения... Потом уезжал, оставляя бочку на базаре с надписью:"Кто сыр покупал, тот Махна видал...." В Загруновка у него была женщина, не знаю жена (Галя Кузьменко) ли, или любовница, но у нее родилась дочь, которая осталась жить в Загруновке, красивая девушка была, вышла замуж за председателя колхоза, он ее оберегал от пересудов. Ну а односельчане часто старались весть его, попрекали женой. Мы с братом гостили детьми у бабушки ,она много рассказывала о тех временах.... Далеко не все так однозначно было в те времена и относились по-другому, и оценивали события с точки зрения жизни. Время было суровое...

Очень интересно почитать, комментарии тоже

Энгелина Борисовна, я не поняла толком, где тут воспоминания о Махно знакомых вам людей. И в строках или, может быть, между строк проскальзывает как будто почти его оправдание. Так мне видится. Вы приводите безымянные цитаты из интернета, вот это вообще непонятно. Всякий может набрать из интернета сколько угодно цитат по любой теме, их цена невысока, тем более безымянных. К тому же ваши помощники набрали этот текст не очень квалифицированно, с ошибками, и первая цитата вообще без кавычек, так что непонятно, где она кончается. В общем, как-то осталось неясно, что тут к чему и зачем.
Вы, наверно, читали "Повесть о жизни" Паустовского и не пропустили эпизод с Махно:
"На заднем сидении из красной сафьяновой кожи полулежал в ландо щуплый маленький человек в черной шляпе и расстегнутом казакине, с зеленым землистым лицом.
Он положил ноги на козлы, и вся его поза выражала лень и томный сытый покой. В опущенной руке человек этот держал маузер и поигрывал им, слегка подбрасывая его и ловя на лету...
Это был Нестор Махно.
Дежурный неестественно вытянулся, выставил далеко вперед правую руку с зеленым флажком, а левую руку поднес к козырьку фуражки, отдавая Махно честь. При этом дежурный заискивающе улыбался. Страшнее этой улыбки ничего нельзя было придумать. Это была не улыбка. Это была униженная мольба о пощаде, страх за свою нищую жизнь, беспомощная попытка разжалобить.
Махно лениво вскинул маузер и, даже не взглянув на дежурного и не целясь, выстрелил. Почему - неизвестно. Разве можно догадаться, что придет в голову осатанелому изуверу.
Дежурный нелепо взмахнул руками, попятился, упал на бок и начал биться на перроне, хватая себя за шею и размазывая кровь.
Махно махнул рукой. Тотчас пулеметная очередь хлестнула по асфальту перрона и ударила по дежурному. Он несколько раз дернулся и затих."
Извините за столь длинную цитату, не могла её не привести. Мне этого эпизода достаточно, чтобы расхотелось считать Махно человеком. Не знаю, что о нём можно рассуждать.

Edited at 2017-09-21 16:55 (UTC)

  • 1