?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
К столетию. Гражданская война. Колчак. Окончание
tareeva
Дорогие френды!


«Вот и лето прошло, словно и не бывало...» Летние каникулы кончились, и мы возвращаемся в суровые будни. А значит, мы возвращаемся к разговору о гражданской войне. Воображаю, как вам всё это неинтересно и скучно. Я и сама хотела бы о чём-нибудь более приятном, но ничего не поделаешь: чувство долга заставляет меня вернуться к этой теме. Я уж писала, что хочу изложить свою концепцию истории Росси ХХ века, и я это непременно сделаю, если Господь продлит мои дни ещё хотя бы на 2-3 месяца. Сейчас в связи со столетним юбилеем, много говорят о революции, высказываются самые различные точки зрения, взаимоисключающие, на мой взгляд, в основном неверные. Но даже у тех, кто, как мне кажется, всё видит правильно, всё же стройная концепция как-то не выстраивается. А у меня такая концепция есть. Я хочу коснуться основных, узловых событий истории России ХХ века, проанализировать их причины и следствия, логику истории. Мы уже говорили о Феврале, об Октябре и начали разговор о Гражданской войне. Пока он касался только Белого движения. Были посты о Белом движении вообще, о Деникине, Врангеле и даже о Слащёве... И о Колчаке мы начали говорить, и этот разговор слишком затянулся. Так получилось потому, что в него вмешался В.Хандорин — главный в нашей стране специалист по Гражданской войне в Сибири и главный колчаковед. Он симпатизирует Колчку, я бы даже сказала, любит его, может быть, потому, что его предки были офицерами в армии Колчака. Хотя мы с Хандориным отнюдь не единомышленники, я всё же дала ему возможность изложить свои взгляды, свою версию событий на страницах нашего ЖЖ. А сама, благоговея перед его эрудицией, робко пыталась ему возражать. И сегодня этот затянувшийся разговор о Колчаке, которому мы уделили незаслуженно много внимания, я хочу, наконец, закончить.


Я уже не помню, о чём был последний пост о Колчаке, но сегодня мы начнём, что ли, с осени 1919 года. Армия Колчака терпела поражения, успешной была только Тобольская операция, но этот успех очень скоро был нейтрализован последующими поражениями. Против Колчака сражались Красная армия и партизанские отряды, в населённых пунктах на территориях, находившихся «под Колчаком», вспыхивали восстания. Общее поражение обозначилось чётко. Союзники отказали Колчаку в поддержке примерно тогда же и по тем же причинам, по которым они отказали в поддержке Врангелю. Поскольку советская власть прочно установилась во всей стране и создала государство, победить которое Колчак не мог, то дальнейшее кровопролитие представлялось бессмысленным. Колчак мог бы эмигрировать, как Деникин и Врангель, и он собирался это сделать. От места, где он в тот момент находился, до монгольской границы шёл прямой тракт длиной 250 км. Колчак хотел уйти в Монголию по этому тракту с группой офицеров и бойцов, которые оставались ему верны. Но к назначенному для похода часу из 500 человек этой группы осталось 10, и уйти в Монголию не удалось. Он мог бы вместе с белочехами добраться до Владивостока, чтобы вместе с ними покинуть Россию из этого порта, но отношения с белочехами были вконец испорчены. Когда Колчак осознал, что оставлен всеми и предан всеми, то он поседел в одну ночь.


Опущу подробности, но в результате всех этих неудач 21 января 1920 года Колчак оказался в руках Иркутского военно-революционного комитета. Каппель хотел спасти Колчака, попытался взять Иркутск с явно недостаточными силами. Он не надеялся взять город надолго, хотел ворваться и освободить Колчака. Каппель погиб в этой операции, с лошадью провалился под лед и умер от переохлаждения. Каппелевцы Иркутск не штурмовали, потому что узнали, что опоздали.


Колчака расстреляли, и современные историки сражаются и ломают копья в споре о том, был ли Колчак расстрелян без суда, или все-таки был какой-то приговор, был ли он расстрелян по решению местных властей, или по распоряжению из центра, был ли расстрелян во дворе тюрьмы, или на берегу реки, была ли «записка Ленина» на эту тему, и дошла ли записка до Иркутстка и т. д. и т. п. Эти споры мне представляются довольно бессмысленными и даже мало интересными. Народ сочинил частушку:


Улица, улица, гад Деникин журится,

что иркутское ЧК разменяла Колчака.


Как-то у народа нет сомнений, что это сделала именно иркутское ЧК, а не Ленин или Троцкий.


В связи с этим хочется поговорить вот о чем … На всей территории огромной, самой большой в мире страны, шла беспощадная, братоубийственная Гражданская война. Кровавая каша. Не было единой линии фронта, война шла на территории всей страны. В ней участвовали белые, красные, партизаны, атаманы и бог весть кто еще. Думать, что в этих условиях центр владел ситуацией не наивно, а просто глупо. Связь была - одна ниточка телеграфа. Любой телеграфист на любой станции мог отстукать какую угодно телеграмму, и как угодно подписать. И распоряжение Ленина, каким бы оно ни было, для местных властей вовсе не имело решающего значения. Это нам сейчас кажется, что Ленин руководил всем, и его слушались беспрекословно, а было вовсе не так. И в Гражданской войне Ленин почти не участвовал, Гражданская война - это не про него. Красную Армию создал Троцкий, Троцкий был главковерхом, руководил армией, мотался по фронтам, (мы об этом поговорим подробно), а Ленин в это время занимался государственным строительством.


Колчака допрашивали, а это значит, что следствие велось. Допросы продолжались много дней, и как я понимаю, протоколы допросов сохранились. На этих допросах Колчак свободно и подробно рассказал в сущности, всю свою жизнь. В частности, описал всю Арктическую эпопею, что не имело никакого отношения к Гражданской войне, к тому, за что Колчака судили. И то, что следователь выслушивал эти рассказы Колчака и подробно их протоколировал говорит об объективности следствия. И я бы даже сказала - о лояльности к обвиняемому. А судов с адвокатами и прениями сторон в военное время вообще не бывает. Колчак сжигал целые деревни тоже ведь не по приговору суда. А публичные порки на площадях? - к этому наказанию суд приговаривал? Если бы Колчака судил самый справедливый суд, ну хоть суд присяжных, и на этом суде бы выступили пострадавшие от действий Колчака и свидетели его преступлений, то его в любом случае приговорили бы к высшей мере.

. Конечно, это была бы не смертная казнь, но, может быть расстрел для него даже лучше.

Колчак пережил страшную трагедию, крушение всего, что составляло его жизнь, предательство тех, кому доверял, и Колчака, конечно, жалко, как человека.


В обнаруженную на Западе спустя полстолетия после событий так называемую «записку Ленина», которую вроде бы как шифрованную телеграмму переслали Иркутскому военно- революционному комитету, я не верю. Если бы такая телеграмма была и Иркутский ВРК принял её как руководство к действию, то она и хранилась бы в архиве в «деле Колчака» вместе с протоколами допроса. Она была бы нужна Иркутскому ВРК для объяснения его действий. Но в архиве её нет, а в распоряжении политэммигрантов она каким-то образом оказалась. И сам текст «записки» не вызывает доверия, она сильно смахивает на фальшивку, а приставка «архи», вроде бы харектерная для Ленина, делает её еще более подозрительной. И не думаю, чтобы судьба Колчака заботила Ленина больше, чем судьбы других белых генералов и вообще сколько нибудь занимала. Не думаю также, чтобы казнь белых генералов красные считали преступлением, которое надо скрывать. Как говорят, «победителей» не судят, но побежденных - судят, и они вынуждены объяснять причины своего поражения, вынуждены все время оправдываться. Вот эта необходимость оправдать свое поражение и создала обширную и развитую мифологию белой эмиграции. И «записка Ленина» часть этого мифа.


Какое-то время золотой запас Российской империи находился в руках Колчака. За это время он уменьшился на 182 тонны с лишним. О том, как Колчак использовал это золото, существуют разные точки зрения и разные подсчеты. Но и сегодня кладоискатели ищут пресловутое «золото Колчака» на дне озера Байкал. И это - самая долгая память о Верховном правителе.
Метки:

  • 1
  • 1