April 22nd, 2020

Ответы на комментарии к постам про свекровь.

Мне прочли комментарии к постам про свекровь и я хочу на них ответить. Читательница esya спрашивает, неужели я ни разу не заплакала, ни разу ни сказала свекрови резкого слова. Не заплакала. Свекровь говорила про меня: «Из нее слезу не вышибешь», верно ставила себе такую задачу, но решить ее не получилось. Говорить свекрови резкие слова – значило бы встать с ней на один уровень, а для меня это было невозможно. Вы, дорогие читатели, меня давно знаете, неужели вы можете себе представить, что я участвую в перебранке на бытовой почве.

К антисемитизму я отношусь не так нетерпимо, как Семен Спокойный. При мне обычно мои знакомые антисемитских речей не произносили я их антисемитами не считала, но Игорь сказал мне, что 99% русских, а может чуть больше антисемиты и я думаю Игорь знал, о чем говорит. А.П. Чехов говорил о евреях: «мне жабу хоть сахаром обсыпь, все равно есть не стану». Правда Чехов, как известно, начал: «выдавливать из себя по каплям раба». Если эта операция прошла успешно, то он и антисемитизм должен был выдавить, хотя уверенным быть нельзя. То, что Чехов хорошо относился к Левитану ни о чем не говорит. У каждого антисемита есть свой любимый еврей, для которого он делает исключение. Был ли исключением Левитан? Прообразом художника в рассказе «Попрыгунья» многие считают Левитана и для этого есть основания. И нельзя сказать, что этот художник – персонаж уж очень положительный. О нем сказано, что он огромного дарования художник, но как человек он особой симпатии не внушает. Известно, что после публикации этого рассказа Левитан с Чеховым чуть ли не поссорились. Когда у Льва Толстого спросили, что он думает о еврейском вопросе, он сказал, что в череде его интересов еврейский вопрос на 81-м месте. Нельзя это высказывание считать антисемитским, но все-таки обидно, что 81-м. Еврейский вопрос в России стоял достаточно остро: черта оседлости, процентная норма в учебных заведениях и т.п., но Льва Толстого это не интересовало. Вот о польском вопросе он написал повесть «За что», о войне на Кавказе написал «Хаджи Мурат», о крепостном праве написал «Утро помещика», но еврейского вопроса нигде не коснулся, ни в художественных произведениях, ни в статьях. Пушкин писал: «Ко мне постучался презренный еврей…я дал ему злато и проклял его…» Правда это Пушкин писал не про себя, а про героя стихотворения «Черная шаль». В эпиграмме на Булгарина Пушкин писал:
Collapse )