April 5th, 2020

Воспоминания. Осколки. Продолжение.

Следующий осколок про Льва Халифа. Возможно никто из вас не слышал этого имени, но в мое время, я говорю о начале 1950-х, вся московская литературная тусовка его знала. Может рада бы и не знать, но он все время настойчиво напоминал о себе. Он был чем-то вроде самозванца в литературе. Он писал стихи. Его стихов не печатали, что вовсе не значит, что стихи были плохими, но и в самиздате его стихи не расходились. Я не знала ни строчки из Льва Халифа и думала, что стихи были очень слабыми, что вообще это была не поэзия, а графомания. Лев Халиф нигде не работал и жил он подачками, которые он вымогал своеобразным способом. Приходил, например, к Маргарите Алигер и говорил ей, что он поэт, приехал из далекой республики, привез сборник стихов (тут он показывал стихи), надеялся, что сборник примут к печати и выдадут ему аванс, а сборник не приняли, аванс не дали, и ему даже не на что вернуться домой. Маргарита Иосифовна спрашивала, сколько ему нужно денег, чтобы благополучно вернуться домой, он называл сумму и получал ее. В другой раз он приходил к другому какому-нибудь известному поэту: Исаковскому, Долматовскому, Лебедеву-Кумачу, рассказывал ему ту же историю и получал деньги. Лев Халиф был красавец, настоящий красавец, высокий, статный, правильные черты лица и красота экзотическая, восточная. Такой экзотический цветок. Впрочем, для цветка он был слишком большим. Скорее не цветок, а роскошное дерево. Его привечал Назым Хикмет. К Назыму Хикмету я отношусь не просто с уважением, я перед ним преклоняюсь. Но вот он возился со Львом Халифом, может быть по причине национальности, я думала, что Лев Халиф был азербайджанцем, а азербайджанцы те же турки.
Collapse )