December 11th, 2019

Вернемся к Максиму Горькому. Женщины Горького. Екатерина Пешкова.

В апреле прошлого года я стала писать о Максиме Горьком в связи со 150-летием со дня его рождения. Я написала о творчестве Горького все, что считала нужным написать, и стала писать о его личной жизни. Кажется, я это назвала «Женщины в жизни Горького». Я не собиралась писать о всех женщинах Горького, их было очень много. О гиперсексуальности Горького ходили легенды. Я хотела написать только о трех главных женщинах в жизни Горького – о трех его женах. Пост о первой его жене Екатерине Пешковой я поставила, и вы его прочли, а пост о второй его жене Марии Андреевой и третьей жене баронессе Будберг я тогда написала, но не успела выложить в ЖЖ – что-то более важное меня отвлекло. Как всегда я думала, что отвлеклась на неделю, а получилось больше, чем на год. Сейчас я хочу пост о Екатерине Пешковой поставить еще раз просто для того, чтобы посты о трех его женах стояли рядом и вы могли бы их прочесть и сравнить трех этих женщин. И увидеть, как роковым образом Горький ушел от прекрасного человека Екатерины Пешковой, чтобы жениться на Марии Андреевой, человеке в нравственном смысле весьма сомнительном, а потом от нее уйти к баронессе Будберг, которая вообще была чудовищем. Баронесса Будберг – авантюристка, международная шлюха и сотрудник советских спецслужб. Возможно, она была прямой причиной смерти Горького.

Эти женщины играли важную роль в жизни Горького, оказали влияние на него, на его судьбу и его творчество. Когда мужчина живёт с женщиной, любит её, под воздействием этой женщины он меняется, не может не меняться, любовь его переформировывает. Я уже писала о том, что для Горького женщина в сравнении с мужчиной была высшим существом. Женщина была всегда как бы на пьедестале, он всегда смотрел на женщину немного снизу вверх. Во всех коллизиях он всегда на стороне женщины. Женщины лучше мужчин, они добрее и они слабые существа, их легко обидеть. Вот такое отношение к женщине, вера в неё, слепое доверие к ней сыграли в жизни Горького роковую роль. Горький всегда писал о женщинах как бы немного со стороны, они были для него загадкой, которую он и не пытался разгадать. Он писал о женщинах извне, не изнутри, как, например, Толстой писал про Анну Каренину. Флобер написал: «Мадам Бовари – это я». Горький не мог бы так сказать ни об одной своей героине. Вот так же, извне, писал о женщинах Голсуорси, хотя совсем иначе, чем Горький.

Collapse )