?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Мой друг Саша Родин
tareeva
Спасибо, мои дорогие! Я знала, что вы мне поможете, на этот раз я выбралась из обострения за двое суток с небольшим. Вы опять меня спасли.

Про главного друга всей моей жизни Александра Родина я написала несколько постов. Я рассказала, как мы с ним познакомились в Станиславе, а потом вместе работали в армейской газете «За счастье Родины». Рассказала, что это именно Саша и его друзья Эмиль и Нора перетащили меня из Станислава в Москву почти насильно. Рассказывала, что, когда в моей жизни появился Игорь, я их познакомила и Игорь полюбил Сашу с первого взгляда, а Саше для того, чтобы принять Игоря как своего, как друга, понадобилось некоторое время, но потом они стали близкими друзьями. И о Сашином писательстве я рассказала, о том, что он получил в Германии литературную Пушкинскую премию. Но я не закончила разговор о нем, как всегда прервалась на полуслове, потому что нужно было написать о чем-то актуальном. Как всегда думала, что прерываюсь на несколько дней, а получилось, что на много месяцев. Но я все-таки хочу довести этот разговор до конца. Я хочу написать о последнем периоде нашей дружбы с Сашей. Мы с ним дружили до его последних дней.

Когда не стало Игоря, Саша приезжал ко мне каждый день и сидел у меня подолгу. Но я не была ему за это благодарна, я даже злилась на него. Меня удивляло, что он думает, будто его присутствие может облегчить мое горе, а оно не облегчало и даже усиливало. Саша пытался бороться с моей депрессией. Он думал, что какая-нибудь интересная работа по специальности могла бы меня из депрессии вытащить. В каком-то издательстве публиковали научно-фантастический роман, и Саша уговорил издательское начальство, чтобы редактирование романа поручили мне. Он принес мне роман, я стала его читать и совершенно не понимала, что мне с ним делать. А Саша при этом стоял надо мной и говорил: «Ну что же ты? Возьми ручку, вот с красными чернилами, я тебе принес - и правь!» Но я не знала, что мне править, и что написано в романе, тоже не очень понимала. Между прочим, известный режиссер Львов-Анохин как-то по телевизору рассказывал о своей депрессии. С ним было то же самое. Друзья убедили его, что ему нужно поставить спектакль и это вытащит его из депрессии. Он их послушался, выбрал пьесу, прошла читка, распределение ролей, а потом начались репетиции. Он сидел в режиссерском кресле и не понимал, что происходит на сцене и что ему с этим делать.

Читать дальше...Свернуть )