January 13th, 2019

Сегодня – день рождения Некрасова. Продолжение-5


В прошлом посте я написала, что больше всего люблю тот период «Современника», когда в журнале работали одновременно Некрасов, Добролюбов и Чернышевский, и что, к сожалению, период этот был непродолжительным. В 1861 году умер Добролюбов, а вскоре после этого были арестованы и сосланы Чернышевский и Михайлов. Это было тяжёлым ударом для Некрасова. Журнал лишился своих главных идеологов и наиболее популярных авторов. Это благодаря их усилиям «Современник» стал главным литературным журналом страны, а также прибыльным предприятием. Журнал лишился ценных сотрудников, а Некрасов лишился своих главных друзей. И, как я понимаю, он несколько растерялся. Это Чернышевский и Добролюбов определяли курс журнала, а Некрасов им во всём доверял и следовал этим курсом. Он ведь был всего лишь рыцарь на час, как он сам считал, и для этого были основания, а они всегда, всякую минуту своей жизни служили «великому делу любви». И журнал лишился своих главных идеологов как раз во время важнейших событий в стране, отношение к которым нужно было определить точно. В России отменили крепостное право, причём крестьян освободили без земли. Некрасов писал:

Знаю: на место сетей крепостных
Люди придумали много иных,
Так!.. Но распутать их легче народу.
Муза! с надеждой приветствуй свободу!

Реформа не вызвала ликования крестьян. «Освобождённые от земли», крестьяне ответили на неё бунтами. Это было время студенческих волнений. А в январе 1863 года началось восстание в Польше, которое продолжалось больше года и было утоплено в крови. В подавлении восстания особо отличился граф Муравьёв-Виленский. После польских событий его стали называть «Муравьёв-палач» и «Муравьёв-вешатель». Прозвище «вешатель» он спровоцировал сам. Он сказал о себе, что он не из тех Муравьёвых, которых вешают (имелся в виду декабрист Муравьёв-Апостол), а из тех, которые вешают.
Как это всегда бывает, эпоха революционного подъёма сменилась эпохой реакции. А Некрасову нужно было в это тяжёлое время сохранить идеологическую линию журнала и в то же время сохранить сам журнал. Эти две задачи были трудно совместимы. Журнал был так важен для Некрасова, что ради его сохранения он был готов на любой компромисс, ведь компромисс был необходим - не для него лично, а для дела, для того, чтобы самый прогрессивный журнал в России продолжал выходить.
Collapse )