June 15th, 2018

Максиму Горькому 150 лет. Продолжение


Вот так всегда бывает. Начали разговор о Горьком в связи с его нешуточным юбилеем, разговор для меня очень интересный, не знаю, как для вас. И тут умерла Эмма, и я какое-то время ни о чём другом ни думать, ни говорить, ни писать не могла. Затем промелькнул Первомай, и наступил День Победы. А к этой теме стоит только прикоснуться и увязнешь. Таким образом, разговор о Горьком прервался почти на месяц. Но теперь я хочу к нему вернуться.

В прошлых постах мы говорили о драматургии Горького, о воплощении его пьес на сцене и экране, о моих впечатлениях от всего этого, а теперь поговорим о прозе. В прозе Горького я люблю рассказы, почти все. «Исповедь» - это отдельно. Блок очень любил «Исповедь». Когда кто-нибудь в чём-нибудь Горького упрекал или отзывался о нём недостаточно уважительно, Блок говорил: «Как можно так говорить об авторе «Исповеди»! Для меня тоже «Исповедь» важна, хотя и не так, как для Блока. Я люблю автобиографические повести Горького. А к таким его романам, как «Фома Гордеев» и «Дело Артамоновых», я равнодушна.

Я люблю повесть, которую мало кто любит и даже не все читали, во всяком случае, я никогда не слышала, чтобы кто-нибудь говорил о ней. Я имею в виду «Жизнь Матвея Кожемякина». Этой повести предшествует очерк «Городок Окуров», тоже для меня очень интересный. Матвей Кожемякин жил в Окурове.
Collapse )