December 13th, 2016

99 годовщина октябрьской революции. Продолжение 4.

Октябрьская революция.


Но сначала я, почему то, хочу поговорить немного о А.Ф.Керенском. Дело в том, что в советской исторической науке Керенский был фигурой одиозной, в чем только его не обвиняли, и как только над ним не смеялись. Обвинения эти часто были несправедливы, его оклеветали и оболгали. И не то, чтобы я хотела восстановить историческую справедливость, я просто хочу несколько очеловечить эту фигуру, сообщить вам какие-то любопытные и забавные подробности о нем, которые я узнала от Бориса Колоницкого. В прошлом посте я уже ссылалась на этого историка. Для Бориса Колоницкого

Керенский был основным объектом исследований. Когда ученый много лет занимается изучением какого-либо феномена, то проникается к этому феномену чувством, похожим на любовь. Так случилось с Б. Колоницким, А.Ф. Керенский его герой. От Колоницкого я узнала много такого, что показалось мне интересным и неожиданным, появились какие-то любопытные детали, и хочу этими знаниями с вами поделиться.

У Керенского был голос, он пел, и в определенный период своей жизни связывал свою карьеру, свое будущее с вокалом. Собирался петь на оперной сцене. В этот период письма к родителям из Петербурга в Ташкент он подписывал «будущий артист императорских театров». Актерские данные у него тоже были, в гимназические годы он блистал в самодеятельности. По характеру, мне кажется, он был демонстративной личностью, позер и фат. В последствии другие интересы отвлекли его от сцены. Он закончил юридический факультет Петербургского университета. Стал успешным востребованным адвокатом, выступал на политических процессах и в соответствии с веянием времени занялся политикой. Был депутатом в последней, 4-й Государственной думе. О его работе во Временном правительстве мы уже писали.

Во время революционных событий Керенский был тяжело болен. У него был туберкулез почек, одну почку ему удалили. А вторая, нездоровая почка не справлялась с нагрузкой. Керенский ходил серый, от слабости иногда опирался на палку, и часто терял сознание. Он был уверен, что дни его сочтены, и спешил сделать что-то важное, чтобы имя его осталось в истории России. По словам Колоницкого Керенскому была свойственна завышенная оценка собственной личности.

В школе мы учили по истории, что после взятия восставшими Зимнего дворца, где заседало Временное правительство, Керенский бежал из дворца в женском платье. За это его, вроде бы даже прозвали Александра Федоровна. Но это не правда. Керенского на том заседании Временного правительства не было. Его вообще не было в Петербурге, он до восстания уехал на Северный фронт.

После революции Керенский эмигрировал сначала во Францию, в 1940 году оказался в США. Там его окончательно вылечили и он дожил до глубокой старости. В этой глубокой старости, в Америке его навестил Генрих Боровик, который интересно рассказал об их встрече. Керенский был бодр, интересно и оживленно рассказывал о революционных событиях в России, которые очень хорошо помнил. Он был уверен, что в истории нашей страны он сыграл очень большую роль.

Когда я занималась информацией в области архитектуры и строительства, то в иностранных журналах часто встречала имя сына Керенского Олега Александровича - известного инженера-конструктора. Он проектировал в основном мосты и в основном из бетона. В своей области он был первым, получил все возможные премии, награды и звания. По его проекту, в частности, построен мост черед Дарданеллы. Меня поразили его фотографии, он был похож на отца, как две капли воды, совершенно одно лицо, не отличишь. А сын Олега Александровича, внук Керенского, был известным театральным критиком и в каком-то фильме о русской революции сыграл своего деда, верно тоже был на него похож.

Collapse )