December 26th, 2015

Константину Симонову 100 лет. Окончание.

В 1946 — 1950 и 1954 — 1958 годы Симонов был главным редактором журнала «Новый мир», а в 1950-1953 годах главным редактором «Литературной газеты». Когда он стал редактором «Литературной газеты», то обещал, что сделает газету интересной, и обещание сдержал. Газета стала интересной и даже либеральной настолько, насколько это было разрешено, в рамках дозволенного.

В «Новом мире» Симонов опубликовал роман Дудинцева «Не хлебом единым». Этот роман стал сенсацией. Был неожиданным, как гром с ясного неба. Его все прочли, и бесконечно обсуждали. В советский литературе критика допускалась. Можно было критиковать, например, мещан, которые дорожили домашним уютом, старались обставить свои квартиры красивой модной мебелью, вообще любили вещи, был даже такой термин «вещизм». Все вы помните пьесы Розова, посвященные критике именно этого явления. Там, если помните, положительный герой рубит дедовской шашкой новый модный шкаф. Можно было критиковать нерадивых хозяйственников, начальников, которые недостаточно чутко относятся к нуждам трудящихся, к их мнению, к их рационализаторским предложениям и т.п. Можно было критиковать всех, кто ставит личные интересы выше общественных. Как тогда говорили с иронией «смело критикуй отдельные недостатки». Эти отдельные недостатки считались пережитками прошлого. Вот изживем эти пережитки и у нас все будет хорошо. Но в романе Дудинцева ,похоже, речь шла не об отдельных недостатках, а о пороках системы. Эта система отвергала прогресс. Ни на одном уровне, где принимались решения, не было людей, заинтересованных в развитии. А система, где власть не заинтересована в развитии — обречена. Естественно, это в романе не говорилось прямо, но легко прочитывалось. Как только номер «Нового мира» с романом «Не хлебом единым» вышел из печати, на роман обрушилась критика. Была статья в газете «Правда» и во многих других периодических изданиях. Началась травля писателя. Симонов спохватился, понял свою ошибку и не просто присоединился к травле, но и возглавил ее. И вот как теперь относиться к Симонову? С одной стороны он опубликовал роман. Если бы он этого не сделал, мы бы роман никогда не прочли. С другой стороны он предал, подставил, заложил автора, которого сам же опубликовал. Не будь этой публикации — у Дудинцева не было бы неприятностей. И в этом весь Симонов. Вроде бы он понимал пороки системы, и хотел, пусть не сам, но через авторов журнала рассказать о них. Но, как только возникала угроза карьере, это намерение исчезало, и он бросался в другую крайность. Карьера была приоритетом безусловным.
Collapse )