November 8th, 2014

К годовщине Октябрьской революции

Но сначала новости. Путин выступил перед молодыми историками. Не знаю, насколько они молодые, там, вроде, и доктора наук есть, словом, настоящее профессиональное научное сообщество. Путин сказал им, что история это наука. И потом он сказал, что их исследования должны показать, доказать... И дальше он объяснил им, что именно должны показать и доказать их исследования. Исследования только ведутся или их планируют, а Путину уже известен их результат. Вернее, результат он учёным заказал. Советские историки тоже получали указания от высоких партийных инстанций, но это не делалось так откровенно, громогласно, у всех на глазах. А о том периоде истории, о котором говорил Путин, о советско-германских отношениях накануне Второй Мировой войны, советские историки, даже если бы хотели, не могли написать всей правды, для этого у них не было достаточно информации, они не знали фактов, у них не было доступа к источникам. Протоколы к пакту Молотова-Риббентропа были засекречены более чем на половину столетия, но они уже давно рассекречены, много раз опубликованы и проанализированы. Теперь прийти к результатам, которых требует Путин, значит не только загубить свою личную репутацию учёного, но и репутацию всей российской исторической науки. И каким тоном он всё это говорил, какой жаргон, интонации. Просто какая-то приблатнённая шпана. Воистину история первый раз вершится как трагедия, а второй раз — как фарс. Наш лидер — типичный фарсовый персонаж, фигляр, но мне почему-то не смешно.

Дорогие френды! Мне жалко прерывать разговор о Лермонтове, я непременно к этому разговору вернусь, но знаменательную дату не могу пропустить. 7-го ноября 97 лет назад произошла революция, которую стали называть Октябрьской, а в советское время - Великой Октябрьской революцией. Мы считаем революцию ошибкой, бедой нашего народа и нашей страны, и кроме того, мы ее ужасно стыдимся. Так стыдимся, что стараемся не вспоминать об этом и делаем вид, что этого не было. Не знаю, что об Октябрьской революции написано в школьных учебниках для старших классов, но ученики младших классов ничего о ней не слышали. Я однажды в метро переходила со станции Октябрьская кольцевая на Октябрьскую радиальную (возможно, этот случай я уже описывала). Со мной рядом шла женщина с мальчиком лет 7-8, она вела его за руку. Мальчик спросил: «Мама, почему эта станция называется Октябрьская?» Ясно было, что для него октябрь такой же месяц, как декабрь или июнь и не понятно, почему станции метро присвоили название именно этого месяца. Мама ответила, не останавливаясь: «В честь Великого Октября». Мальчик был так поражен, что даже затормозил ногами и остановился, и маме пришлось остановиться. Он сказал: «Великого?! А кто это?!!» Что ответила мама, я не слышала.
Collapse )