June 26th, 2013

Завтра первый день войны. По поводу комментариев.

Дорогие френды!
Когда я писала свой текст, то примерно предполагала какие будут комментарии и не собиралась на них отвечать. Я думала, прочесть прочту, а отвечать не стану. Дело в том, что я пишу не для того, чтобы кому то что-то доказать, кого-то в чем-то убедить, и я не занимаюсь агитацией и пропагандой. Я пишу только для того, чтобы душу отвести. Память о некоторых событиях нашей истории торчит во мне как заноза или как осколки, я их чувствую всегда. А иногда какой-нибудь осколок шевельнется и от этого боль. Писание текстов в ЖЖ помогает как-то утишить, успокоить эту боль, помогает независимо от возражений в комментариях. Почему я изменила свое решение и, все-таки, отвечаю, я объяснить не могу, верно мне зачем-то нужно продолжить разговор. Короче всех охарактеризовал мой текст basurman_71 «Какой феереческий бред!» Я не в обиде. Давайте все-таки в этом бреде немножко разберемся.
Кое-что в комментариях меня удивило: многие читатели, включая даже status_constr, почувствовали себя лично оскорбленными, прямо-таки кровно обиженными моим неуважением к Сталину. Это стало для меня неожиданностью.
Уважаемый status_constr, финская компания не была ни авантюрой, ни тем более риском. По уже всем известным секретным протоколам при разграничении «сфер обоюдных интересов» в Восточной Европе на случай «территориально-политического переустройства» Финляндия отошла к Советскому союзу, также как и прочие территории, до Первой Мировой войны принадлежавшие Российской империи (сверх того, Сталин захватил только Северную Буковину). Так что Сталин напал на Финляндию с соизволения Гитлера. Возможно, он рассчитывал захватить всю ее территорию, входившую прежде в состав Российской империи, только вот финны не захотели. Финская кампания была неудачной, другой она и быть не могла. На штурм линии Маннергейма были брошены в большом количестве необстрелянные новобранцы. Мой друг Александр Родин (я о нем много писала, это главный друг всей моей жизни) попал на финскую войну со школьной скамьи. Стрелять он не умел, и рядом, с ним слева и справа, стояли такие же мальчики, как он. Что они могли навоевать? Удивительно, что Саша уцелел, один их немногих. Вот этот риск действительно был, риск больших людских потерь, и потери в Финской войне были огромные, но вот это как раз тот риск, которого Сталин никогда не боялся, и который его никогда не останавливал. Судить о том, что Сталин собирался первым нападать на кого-либо по военной риторике в стране я бы не стала. Военная риторика очень нужна для внутреннего употребления, когда народ в стране живет трудно. Нужно сформировать психологию осажденной крепости, ощущение того, что все вокруг враги. Это и сегодня делает наш лидер. Антизападная и антиамериканская истерия нагнетаются с каждым днем. Президент большой страны говорит: «Если не мы, то нас». Это настоящее высказывание поджигателя войны. Но я убеждена, что Путин ни на кого нападать не собирается, и всё это только агитподготовка к предстоящим трудностям.

Collapse )