?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Вот как это получилось
tareeva
Дорогие френды, в газете «Новые Известия» 6 августа опубликована вроде бы моя статья о сталинском Большом терроре. Я опасаюсь, что кто-нибудь из вас ее прочел и удивился, что статья такая поверхностная и малосодержательная. Вроде бы это моя тема, я о Большом терроре написала десятки страниц. А статья для газеты получилась неудачной. Я тоже так считаю и хочу объяснить, почему она такая.

Дело было так. В субботу у меня была моя любимая племянница Марина Березина, и после обеда мы с ней сидели за столом, она читала мне ваши комментарии к посту о Набокове, а я диктовала ответы. Этот текст Юра поставил в ЖЖ в воскресенье. Марина пишет по старинке ручкой на листе бумаги, иначе она не умеет, и я это пишу, чтобы чего-то не забыть, чтобы было что-то вроде черновика, а когда забежит кто-нибудь из друзей, владеющих компьютером, то, пользуясь этим черновиком, можно будет быстренько написать пост. Вот мы предавались этому мирному занятию, когда раздался телефонный звонок. Позвонил мой знакомый, который сейчас работает в «Новых Известиях», и попросил меня написать для их газеты статью о Большом терроре объемом две страницы, причем срочно, сегодня она должна пойти в номер. Этого моего знакомого я люблю, даже кое-чем ему обязана. И поэтому отказывать мне не хотелось. И все же я отказалась. Потому что, во-первых, я не умею писать статьи, это не мой жанр, во-вторых, написать о Большом терроре две страницы гораздо труднее, чем двадцать страниц, нужно определить, что самое важное, а что неважное, а я это сделать не смогу. В-третьих, я не умею писать срочно, я тугодумка. И возвращаться памятью к этому страшному времени мне всегда очень тяжело, и я этого стараюсь избегать. Я сказала, что может быть взялась бы, если бы мне дали хотя бы пару дней. Он сказал, что отложить невозможно, потому что день 5 августа 1937 года современные историки считают началом террора, и сегодня юбилей — 80 лет. Я спросила, как определили дату? Он сказал, что дата связана с приказом Ежова о репрессиях кажется каких-то поляков. Приказ был подписан 30 июля, а исполнение началось 5 августа. Я сказала, что этот приказ Ежова был вовсе не началом, а проходным эпизодом в истории Большого террора, который начался примерно за восемь месяцев до этого. Полномасштабное осуществление этого сталинского проекта начал не Ежов, а Генрих Ягода. Вскоре он сам стал жертвой террора, впрочем, также как Ежов. Я думаю, оба они предчувствовали такой свой конец, но невозможно было уклониться, нельзя было уклониться. Из кровавой западни, устроенной Сталиным, вырваться было невозможно.

И если я не согласна с современными историками в вопросе о дате начала террора, то нет сомнения, что и моя концепция Большого террора не совпадает с их концепцией. Поэтому в авторы статьи я не гожусь. Я отказалась, и мы с Маринкой вернулись к Набокову. Но мой знакомый был настойчив, звонил каждый час и убеждал меня, что статью должна написать именно я, потому что террор коснулся меня лично. Наконец, в 7 часов вечера Маринка по собственной инициативе отодвинула писанину о Набокове, взяла чистый лист бумаги и сказала: «Тетушка, мы его динамим целый день. Давайте все-таки напишем, о чем он просит». Я сказала, что возможно он уже принял отказ и больше не позвонит. Она сказала, что возможно все же позвонит, и давайте напишем, диктуйте. Я что-то продиктовала, а Маринка вечером, уезжая домой, взяла этот текст с собой, я все равно бы не смогла его прочесть. Знакомый позвонил, я дала ему Маринкин телефон, и Маринка ему продиктовала то, что мы с ней написали. А назавтра она прочла мне статью, опубликованную в газете.

Что сказать об этой статье? Редактор вставил в начало несколько строк, которые я не писала, я не могла их написать, потому что у меня нет статистики, да и ни в какую статистику, связанную с Большим террором, я не верю. Даже в ту, которая в самых засекреченных архивах. Число жертв этого террора и тогда не было известно, и мы не узнаем его никогда.

Ну а дальше идет мой текст. Без всяких изменений, только не весь. Редактор взял примерно первую половину и концовку. Выпущена та часть, в которой я пыталась описать особенности системы, созданной Сталиным, и обеспечевшей ему личную власть на многие годы, систему, ради создания которой и осуществлялся Большой террор. Возможно эта часть статьи была неудачной, но беда в том, что и опубликованные части статьи также кажутся мне неудачными, и всему виной спешка. Конечно, если бы у меня было хоть немного времени, я и о Большой терроре, и о неосталинизме написала бы более убедительно. Вот, собственно, все, что я хотела сказать, чтобы оправдаться перед теми, кто читал статью. А тем, кто не читал, я все-таки ее покажу, чтобы было понятно, о чем разговор.


Энгелина Тареева, ЧВСН: "Сталин подменил коммунистический проект имперским"

Самый пожилой блогер России рассказывает о сути сталинских репрессий

Энгелина Тареева, блогер, дочь старого большевика Бориса Березина, ЧСВН (член семьи врага народа):

Я только сегодня узнала, что датой начала сталинского «Большого террора» считается 5 августа 1937 года. По версии современной историографии, первым документом этого террора, подписанного Ежовым, был Оперативный приказ НКВД СССР № 00477 от 30.07.37, исполнение которого на большей части СССР началось 5.08.37. Да, я знаю, что в 1937 году число расстрелов увеличилось по сравнению с 1936 годом в 315 раз. Только во исполнение этого приказа за 2 года было расстреляно 681 692 человека.

И, тем не менее, мне трудно согласиться с этой датой. Я считаю этот приказ просто эпизодом большого террора, который начался примерно за полгода до названной даты. Именно тогда Сталин дал отмашку на террор. Первым наркомом НКВД, который начал масштабную реализацию большого террора был Генрих Ягода. Первыми жертвами этого террора были большевики, те кто задумал и совершил революцию и выиграл гражданскую войну. Все они были репрессированы и в большинстве своём расстреляны до августа 1937 года. Среди них – мой отец и весь круг его друзей и соратников. Говорят, что революцию задумывают мечтатели, совершают герои, а плоды пожинают мародёры.

Моего отца взяли накануне нового, 1937 года. У нас за окном висела ёлка, мы её вывесили на мороз, чтобы не осыпалась. Так она и провисела до лета – нам было не до праздника. Я помню, как ночью к нам пришли, помню обыск. Искали небрежно, в детскую даже не зашли. Видно понимали, что ничего не найдут, и обыск был простой формальностью. Когда отца уводили, он сказал маме: «вот теперь я убеждён, что Виктор ни в чём не виноват». Виктор был лучшим папиным другом, и его арестовали за неделю до папы. Но все они настолько не понимали, что происходит, не могли поверить, что могут сознательно истреблять своих, что им легче было усомниться в лучшем друге, чем поверить в преступный замысел Сталина. 26 июня 1937 года мой отец был расстрелян, а узнали мы об этом только в 1992 году. После ареста нам сказали, что отец приговорён к 10 годам без права переписки. А в 1956 в справке о реабилитации было написано, что он умер в 1939 году, отбывая наказание. А мы – мама, брат и я – 20 лет жили с клеймом ЧСВР – члены семьи врага народа.

Сталин совершил контрреволюционный переворот, он подменил проект коммунистический проектом имперским, который и реализовывал всю свою жизнь. Коммунистический проект ему был совершенно не интересен и не нужен, он стремился к личной власти. А коммунистический проект этого не только не предполагал, но даже не допускал. До сталинского переворота в стане пытались установить некое социальное равенство, был введён партмаксимум – это значило, что член партии, не зависимо от того, какую должность он занимает и сколько часов в день он работает не может получать за свой труд вознаграждение, превышающее среднюю зарплату рабочего. Мой отец получал такой партмаксимум, он был профессор и член ЦК КПБу (Ком. Партия Украины), а я была хуже всех одетая девушка в классе. Мои родители и их друзья совершенно искренне были равнодушны к материальным благам. Они говорили: мы живём как на бивуаке» и действительно, они ощущали свою жизнь как великий поход к светлому будущему человечества, в которое они верили. Сталину идейные и бескорыстные люди были не нужны, более того – они были для него опасны. Он понимал, что тех, кого нельзя ни запугать, ни купить, нужно уничтожить. Их он уничтожил первыми, а 5 августа 1937 года, это возможно тот день, когда охват террора вышел за рамки этой целевой группы. Террор – это не когда наказывают тех, кто совершил или может задумать и совершить преступление, а когда подвергают репрессиям некую значительную часть населения с целью тотального запугивания, создания общей атмосферы страха, в которой никто не посмеет самостоятельно думать или действовать не по приказу. Вместо тех, кто готов был работать за «партмаксимум», Сталин создал новую, привилегированную элиту.

Большой террор унёс миллионы жизней, причём его жертвами стали лучшие люди, те, которые были заметны, люди творческие, способные критически мыслить. Произошла та самая «отрицательная селекция», результаты которой сказываются и сегодня. Народ был обезглавлен и обескровлен.

И неосталинизм сегодня, вдруг вспыхнувшую любовь народа к Сталину я связываю все с той же «отрицательной селекцией», результатом массового террора 30-х годов. Тогда уцелели самые незаметные, серые люди, не творческие, не способные критически мыслить, не способные эффективно и интересно трудиться. Только их Сталин и его приспешники сочли возможным оставить на свободе. Они были тупые, верили пропаганде, россказням про «врагов народа»… кричали «раздавить гадину»! И это их потомки сегодня любят Сталина. Путин кажется им недостаточно авторитарным, недостаточно решительным, он боится крови. А крови не нужно бояться, нужно быть таким, как Сталин и физически уничтожить всю эту «либеральную сволочь». Была бы их воля, они бы повторили «Большой террор».

  • 1
Как статья - совсем неплохо. Очень неплохо, на мой взгляд.

Не расстраивайтесь, Энгелина Борисовна. Подобные фокусы газетчики выкидывают регулярно, я много встречала в ЖЖ постов о подобных историях. Ваша статья (по размеру - заметка, специально, видимо задуманная чтобы не быть замеченной, но в каком-нибудь их кондуите будет проставлена галочка) совсем не такая плохая, как вы описали вначале. Кстати, онлайн она недоступна, я сейчас проверила. Но любая капелька в копилку правды о Сталине ныне дорога, а уж от очевидца - вдесятеро. Она найдет своего читателя, а некоторым хватит ума зайти в блог и почитать посерьезней. Хотя было бы неплохо попросить ваших помощников перепостить ваши старые посты на эту тему, можно каждый день. Или дать один перепост и снабдить его списком ссылок.

хорошая статья, но ...

... я бы добавил, что в отсутствие свободы критики, свободы слова, свободы печати террор неизбежен, и к власти прийдут коррупционеры. Это не зависит от идеи - марксизм, фашизм, эмпириокритицизм, ...
Почему-то многие верят, что при Сталине не было взяточников и воров у власти. Были, еще как!

А статья мне понравилась, Вы слишком самокритичны.

Большой террор начался в 17-м году и продолжался несколько лет.
Развязавшие террор, уничтожившие миллионы жизней и страну априори не могли жить дальше. То количество крови и греха на них их же уничтожило. в 37-Гидра пожирает саму себя. Это естественный процесс.

В вашей трактовке вы этим вурдалакам ставите в заслугу победу в Гражданской войне.
А кого они победили? Победа ли была?
Именно тогда и была уничтожена ли выгнана лучшая часть страны. В т.ч. интеллигенция.

А то кто остался, это уже была подделка, самозванцы. Хотя кое кто и из нормальных людей то же.

Ну и в конце Вы умудрились оскорбить большую часть людей:"серые люди, не творческие, не способные критически мыслить"- т.е. все кто занимался делом, строил заводы, работал на них, сеял хлеб, убирал улицы, преподавал в школе - все эти люди серые и глупые?
Ну спасибо... сами то понимаете, почему слово "интеллигент" стало при сов. власти и в т.ч. уничижительным? Вот благодаря таким как Вы.

Никак нельзя делить население огромной страны на хороших репрессированных и недостойных тупых уцелевших! А из статьи следует именно такое деление.

Вероятно лучше сказать отрицательная селекция элиты. А в общем вполне нормально.

Согласна с большинством - даже в спешном и урезанном виде хорошо написали.

  • 1