?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
По поводу комментариев к последним постам
tareeva

Уважаемая zyaba_gala Спасибо за добрые слова, но ваш комментарий меня удивил. Я написала и поместила в ЖЖ рецензию не на документальный фильм мумина Шакирова «Холокост — клей для обоев?», а на его дебютный полнометражный художественный фильм «В Багдаде все спокойно». Это об этом филме я писала, что вы, к сожалению, не сможете посмотреть из-за тяжбы режиссёра с продюсером. Вы, значит, этого моего поста и рецензии не прочитали, и ваш комментарий результат недоразумения..



В прошлом посте я пыталась заступиться за Белинского, на которого наехали в комментариях, но делала это как-то небрежно, без души, и теперь чувствую себя виноватой перед Виссарионом Григорьевичем. Вообще я отношусь к нему хорошо. Я полюбила его в детстве доверчивым, открытым сердцем ребёнка, «а тех, кого я полюбил, я разлюбить уже не в силах».


Читатель doc_rw, ссылаясь на Набокова, пишет, что Белинский был человеком малообразованным, вероятно потому, что его исключили из университета. Но университетский диплом и образование не всегда совпадают. Исключение Белинского из университета было притчей во языцех в мои студенческие годы, и студентами всячески обыгрывалось. Например, те, у кого были какие-то неприятности или проблема с деканатом, любили говорить что-нибудь вроде «со времён Белинского в МГУ никого не преследовали так, как меня». Не знаю, говорят ли сегодняшние студенты МГУ «меня здесь преследуют как Белинского». Исключённый из университета Белинский оставался членом кружка Станкевича, в который входили образованнейшие люди того времени, и вполне был на их уровне. Вообще Белинский был фанатом образования, лозунг «учиться, учиться и учиться» первым выдвинул он. Белинский прочёл всего Гегеля в оригинале, а это уже само по себе изрядное образование. Попробуйте одолеть хотя бы «Эстетику», хотя бы в переводе и вы оцените подвиг Белинского. Впрочем этот подвиг тогда в России совершили многие. Аполлон Григорьев писал, что в его время человек, не прочитавший Гегеля, чувствовал себя в обществе неуверенно, неуютно. Это была эпоха гегельянства, и Станкевич, и Белинский были гегельянцами. Потом убеждения Белинского изменились, и Гегель стал оппонентом, и не только для него. Диссертация Н.Г. Чернышевского «Эстетические отношения искусства к действительности» - это полемика с «Эстетикой» Гегеля.

И как человек Белинский мне симпатичен. В письме к кому-то из друзей литераторов, не помню точно, кому, он спрашивает совета, где найти кухарку, чтобы была не грубиянка и не пьяница. Мы с мамой читали это письмо, и она сказала: «Это она у Белинского грубиянка, а у другого хозяина была бы шелковая». И это правда. Белинский с прислугой и, главное, прислуга с ним общались на равных. Лев Толстой мечтал об этом, но у него не получалось, простые люди не воспринимали его как ровню. Как бы он ни старался, как бы не вел себя, в нём видели барина, со странностями.

Я не согласна с Белинским только в его оценке Печорина. Считаю, что он к Печорину слишком снисходителен, склонен прощать ему интриганство, провокации, даже предательство и прямую подлость. Но ведь это от безумной, безрассудной любви к Михаилу Юрьевичу Лермонтову, от преклонения перед его чудесным даром, перед его гением. Для Лермонтова Печорин вовсе не отрицательный герой. Автор его хорошо понимает, слишком хорошо, так что у читателя возникает мысль о сходстве автора и героя. Так как же Белинский может строго судить Печорина. А больше у меня с Белинским разногласий нет.



У нас появилось два комментария, авторы которых в каком-то смысле противоречат друг другу. Вот эти комментарии:



Frese Психологизм важен, но это неглубокий взгляд на художественное произведение. Гораздо важнее и интереснее философские и социальные обобщения. Советский взгляд отличался не тем, что выделял эти обобщения, а тем, что прямолинейно осуждал или одобрял какого-либо героя в соответствии со своими советскими установками.

Уберем эти вульгарности, но оставим все же портрет поколения на фоне времени. Так сам автор и хотел, судя по названию романа.

doc_rw Есть мнение, что Печерин замечательный образец нарциссического расстройства личности и так же я читал, что вероятно у Лермонтова оно было тоже. А у Толстого в "Войне и мире" образцами людей с таким расстройством был Долохов и Анатоль Курагин.

Естественно, писатель не создает образ конкретного человека. Он создает тип. В обобщении, в типизации суть всякого искусства, не только литературы. Но осуществляется ли типизация по признаку социальному или психологическому или какому другому – в этом стоит попытаться разобраться. Если главный признак – социальный, то непонятно, почему нам интересны люди, которые жили в другое время, в совсем другой социальной системе, и их социальное положение было ничуть не похоже на наше. Неужели это интерес к истории? Почему нам интересен портрет человека, жившего несколько столетий назад, написанный художником – современником портретируемого? Почему мы так внимательно всматриваемся в этот портрет и при этом испытываем волнение? Нам так интересны и нас волнуют социальные проблемы того времени? Или дело в том, что этот человек - брат и все люди братья, и разница во времени здесь ничего не меняет? Может быть дело в том, что человек за эти столетия, а может быть тысячелетия мало изменился, и мы в героях прежних времен узнаем себя, своих друзей, свои проблемы – психологические, семейные и пр. В литературе еще можно говорить о социальных обобщениях и портрете поколения… а в живописи? А в музыке? Законы искусства – общие для всех искусств, и литературы тоже касается. Мне кажется, если бы художника волновали главным образом социальные проблемы, то аксиома «жизнь коротка, искусство вечно» вряд ли была бы аксиомой.

Мой муж в последний период своей жизни, было известно, что самый последний, все время слушал Баха, спасался Бахом. Я уходила на работу и в передней слышала, что Бах зазвучал, и когда приходила с работы, эта музыка звучала. Муж говорил, что Бах его утешает, я спросила – как, и он словами изложил мне содержание своего любимого концерта Баха – содержание первой части, затем второй и так далее. Я пересказала это знакомому музыковеду, и спросила, так ли он слышит этот концерт? Он сказал, что никогда не пытался вербализовать музыку, но теперь ему кажется, что мой муж прав. И теперь, слушая этот концерт, он будет вспоминать либретто Игоря Тареева. Бах жил два с половиной столетия назад, но и сегодня он утешает людей в страданиях в страданиях. Помогает продолеть страх смерти.

И насчет портрета поколения на фоне времени. Поколение неоднородно, мы уже говорили об этом. Лермонтов, Печорин и Белинский принадлежали к одному поколению, но Лермонтов с Печориным и Белинский - противоположности. Обломов и Штольц , которых Гончаров противопоставляет друг другу, также принадлежали к одному поколению , и к одному социальному слою. В каждом поколении есть люди, которые хотят систему, в которой они живут, сохранить в неизменном виде, есть люди, которые хотят изменить систему, критикуют и борются с ней, и есть люди, и таких большинство, которым вообще наплевать на систему и прочее, они заняты только собой.

Так , что-то в человеке от социальной системы и социального положения, а что-то от чего-то совершенно другого.

В связи с «Обломовым» Гончарова я хочу сказать следующее. Есть писатели и литературные произведения, которые были очень популярны в свое время. Их читали, раскупали, редакторы журналов боролись за право их напечатать, потому что они делали тираж, и которые остались в своем времени, не вышли за его пределы. Сегодня ни имена этих писателей, ни названия их произведений никто не помнит, кроме специалистов по истории литературы. А в свое время они соперничали и с Пушкиным, и с Гоголем, Тургеневым, Чеховым и др. И читатели затруднялись определить, кто из живущих в их время писателей проживет долго, станет классиком, и часто ошибались.
А вот Обломов … Недавно профессор, который преподает русскую литературу в университетах Великобритании и США, рассказал (в передаче «Игра в бисер» на канале «ТВ Культура»), что Обломов сейчас самый известный и любимый герой русской литературы на Западе. Такой же известный и любимый, как Дон Кихот, носитель таких же главных и глубоких смыслов. Пара Обломов и его слуга Захар - это как Дон Кихот и Санчо Панса. Обломов сегодня воспринимается как буддийский идеал человека, а буддизм нынче на Западе в большой моде.


doc_rw не интересует социальное в Печорине, а интересует психологическое – Печорин как особый психологический тип. И он задает вопрос, который и меня интересует: это особый психологический тип, или это уже патология, болезнь, расстройство личности. И страдал ли этим расстройством сам Лермомнтов.
Печорин, конечно, нарцисс, но нарциссизм его какой-то однобокий. Нарциссы периодами бывают влюблены в себя, очень довольны собой, переживают что-то вроде мании величия, а это очень счастливое состояние. Вот наш лидер господин Путин такой нарцисс, прямо-таки нарцисс нарциссович. Он уверен в собственном превосходстве, в собственном совершенстве, влюблен в себя. Мы видим, как он красуется перед народом, как ему нравится красоваться. Он собой любуется- не налюбуются, и уверен, что все счастливы, и готовы им любоваться как можно больше. В своем нарциссизме он вполне счастлив, и не знает сомнений.
А Печорин постоянно терзается сомнениями, комплексы превосходства сменяются у него комплексами неполноценности, и он больше страдает, чем наслаждается жизнью. Еще нарциссизм Печорина где-то граничит с садизмом: он самоутверждается, причиняя страдания другим. И, конечно, я считаю, что это уже патология, болезнь, расстройство личности. Думаю, что и у Лермонтова это в какой-то степени было, и связано с особенностями его детства - отсутствием родителей и деспотической любовью бабушки.

doc_rw сравнивает Печорина с Долоховым и Анатолием Курагиным. Это сравнение не представляется мне правомерным. Насчет Долохова - я вообще сомневаюсь, что он нарцисс: он самоотверженно любит свою мать и сестру. А у нарциссов таких отношений с матерью не бывает. По отношению ко всем остальным Долохов человек злой, жестокий, опасный и скрытный. А Анатоль Курагин человек добродушный, доверчивый, открытый и милый. Но главное, и Долохов и Анатоль Курагин люди вполне здоровые, как все герои Толстого, они вполне нормальны. И в этом отличие Толстого от Достоевского. У них есть похожие герои, но разница в том, что герои Толстого люди здоровые, а герои Достоевского - люди больные. Я не сравнивала бы Печорина с героями Толстого, но сравнила бы его с героем романа Бориса Савенкова «Конь бледный». Когда читаешь этот роман Савенкова, то сразу возникает мысль, что герой тебе знаком, где-то ты его уже встречал. И вскоре понимаешь, да это же Печорин! Это Печорин на новом витке спирали исторического развития. Во времена Пушкина и Лермонтова успехи в свете, это значит главным образом успехи у женщин, определяли положение человека в обществе, отношение к нему окружающих. Победы над женщинами - это были победы вообще. Развитой общественной жизни, общественного поприща не было. А в конце 19, начале 20 века оно появилось. И революционное движение приобрело размах. Мы писали о Печорине, что он был человеком, не способным любить, а душа без любви - пустая душа. И эта пустота в душе болит как рана, ноет и нарывает. И чтобы заглушить эту боль, человек ищет острых ощущений, риска «...с его озлобленным умом, кипящим в действии пустом..» - про это. Возможность причинять страдания другим, губить других - это лучший способ заглушить боль пустоты в душе. Печорин упражнялся в том в светской жизни, а Савенков - на другом поприще. Люди шли в революцию не только потому, что хотели бороться за свои идеалы, но и потому, что им нравилась жизнь революционеров, полная риска, и дававшая (для народовольцев, эсеров-террористов) право на убийство. Герой Савенкова революционер именно по этой причине. Его товарищей эсеров возмущало все, что писал Савенков: и романы, и статьи и воспоминания. Они считали, что Савенков клевещет на революционеров. И действительно, по отношению к ним это было клеветой. Но это была совершеннейшая правда о самом Савенкове. И здесь я хочу сказать, это относится и к Печорину, которого Белинский оправдывает тем, что Печорин, совершив дурной поступок, сам страдает от этого, и к Савенкову - что рефлексирующий убийца у меня вызывает ничуть не больше симпатии, чем убийца безоглядный, даже меньше.

Здесь можно сравнить Савенкова и Каляева. Каляев также как Савенков, знал, что убийство смертный грех. Он знал, что совершив покушение, он не только будет казнен, умрет, но и погубит свою душу. И он шел на это, губил свою душу в вечности ради блага ближних, как он его понимал. И он не принял прощения. С Борисом Савенковым всё иначе. Он вообще интересная тема, она смыкается с темой революции и Гражданской войны, которая нас сейчас так занимает. Если вам интересен Борис Савенков, то мы ещё к той теме вернёмся.

  • 1

спасибо + маленькое дополнение

Как всегда у Энгелины Борисовны, очень интересно и полезно.

О популярности Гончарова на Западе. Лет десять назад тот отрыли новый вид раковины, к-рая живет очень пассивно даже для раковины. Назвали его в честь Обломова.
А еще в англ. языке есть слово oblomovism.

  • 1