?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
День рождения Пушкина. Окончание
tareeva
То, что Белинский написал о Печорине, я прочла в 12 лет, до того, как Лермонтова проходили в школе. И тогда все, что написал Белинский о Печорине, казалось мне правильным и умным. Так же как и для Белинского литература была для меня важнее, чем жизнь, так же как Белинский я была целиком в плену лермонтовского чудесного дара, и также как Белинскому мне хотелось сочувствовать всему, чему сочувствует Лермонтов. Сейчас я перечитала Белинского и ни в чем с ним не согласилась. Предлагаю вам некоторые цитаты. По причине отсутствия помощников и связанной с этим спешки я нашла не всё, что хотела бы вам показать из статьи Белинского, но мы будем опираться на те отрывки текста, которые стоят в ЖЖ.


... Что такое Онегин? ... Он является в романе человеком, которого убили воспитание и светская жизнь, которому всё пригляделось, всё приелось...

...Не таков Печорин. Этот человек не равнодушно, не апатически несёт своё страдание: бешено гоняется он за жизнью, ища её повсюду; горько обвиняет он себя в своих заблуждениях...

Но как выше Онегин Печорина в художественном отношении, так Печорин выше Онегина по идее.

В идеях Печорина много ложного, в ощущениях его есть искажение; но всё это искупается его богатою натурою. ...искупление будет совершенно через одну из тех женщин, существованию которых Печорин так не хотел верить, основываясь не на своём внутреннем созерцании, а на бедных опытах своей жизни... ...Печорин ещё рано почёл себя допившим до дна чашу жизни, тогда как он ещё и не сдул порядочно её шипящей пены. В самом деле, в нём два человека: первый действует, второй смотрит на действия первого и рассуждает о них или, лучше сказать, осуждает их, потому что они действительно достойны осуждения.

...Печорин, ошибочно действуя, ещё ошибочнее судит себя. Он смотрит на себя как на человека, вполне развившегося и определившегося... Есть люди, в руках которых и простая палка опаснее, чем у иных шпага: Печорин из таких людей...

Печорин - человек решительный, алчущий тревог и бурь, готовый рискнуть на всё для выполнения даже прихоти своей... Люди, которые вечно находятся в борьбе с внешним миром и самими собою, всегда недовольны, всегда огорчены и желчны. Огорчение есть постоянная форма их бытия, и что бы ни попалось им на глаза, всё служит им содержанием для этой формы.

***

Вы говорите против него, что в нем нет веры. Прекрасно! Но ведь это то же самое, что обвинять нищего за то, что у него нет золота: он бы и рад иметь его, да не дается оно ему. И притом, разве Печорин рад своему безверию? Разве он гордится им? Разве он не страдал от него? Разве он не готов ценою жизни и счастия купить эту веру, для которой еще не настал час его?.. Вы говорите, что он эгоист? -- Но разве он не презирает и не ненавидит себя за это? Разве сердце его не жаждет любви чистой и бескорыстной?.. Нет, это не эгоизм: эгоизм не страдает, не обвиняет себя, но доволен собою, рад себе. Эгоизм не знает мучения: страдание есть удел одной любви. Душа Печорина не каменистая почва, но засохшая от зноя пламенной жизни земля, пусть взрыхлит ее страдание и оросит благодатный дождь, -- и она произрастит из себя пышные, роскошные цветы небесной любви... Этому человеку стало больно и грустно, что его все не любят, -- и кто же эти "все"? -- пустые, ничтожные люди, которые не могут простить ему его превосходства над ними. А его готовность задушить в себе ложный стыд, голос светской чести и оскорбленного самолюбия, когда он за признание в клевете готов был простить Грушницкому, человеку, сейчас только выстрелившему в него пулею и бесстыдно ожидавшему от него холостого выстрела? А его слезы и рыдания в пустынной степи, у тела издохшего коня? -- Нет, все это не эгоизм! Но его -- скажете вы -- холодная расчетливость, систематическая рассчитанность, с которою он обольщает бедную девушку, не любя ее, и только для того, чтобы посмеяться над нею и чем-нибудь занять свою праздность? -- Так, но мы и не думаем оправдывать его в таких поступках, ни выставлять его образцом и высоким идеалом чистейшей нравственности: мы только хотим сказать, что в человеке должно видеть человека и что идеалы нравственности существуют в одних классических трагедиях и морально-сентиментальных романах прошлого века. Судя о человеке, должно брать в рассмотрение обстоятельства его развития и сферу жизни, в которую он поставлен судьбою. В идеях Печорина много ложного, в ощущениях его есть искажение; но все это выкупается его богатою натурою. Его во многих отношениях дурное настоящее -- обещает прекрасное будущее. Вы восхищаетесь быстрым движением парохода, видите в нем великое торжество духа над природою? -- и хотите потом отрицать в нем всякое достоинство, когда он сокрушает, как зерно жернов, неосторожных, попавших под его колеса: не значит ли это противоречить самим себе? Опасность от парохода есть результат его чрезмерной быстроты; следовательно, порок его выходит из его достоинства.


Об Онегине Белинский говорит, как о человеке разочарованном, которому все пригляделось и всё приелось. Но эта разочарованность спасает Онегина от совершения дурных поступков, так же как Обломова от совершения таких поступков спасала его знаменитая лень. А Печорин не таков. Он не апатический человек и бешено гоняется за жизнью. И как же выглядит эта погоня? Он, по словам Белинского, «обольщает бедную девушку, не любя её, только для того, чтобы посмеяться над нею и чем-нибудь занять свою праздность», и похищает Бэлу для того, чтобы растлить её нравственно, и потом погубить физически. За историю с княжной Мэри Белинский Печорина «не хвалит», но считает, что его дурные поступки «выкупаются его богатою натурою». В чем же богатство этой натуры? Мы как-то привыкли считать богатой натурой человека, который хочет что-то дать другим людям, а Печорин не дает, и нет у него такой потребности, он только берет, хватает, рвет насильно, если без насилия нельзя обойтись (я имею в виду Бэлу). При этом Белинский говорит, что Печорин не эгоист, потому что он страдает и недоволен собою, а эгоисты довольны собой, и значит, не страдают, они счастливы. Это неправда. Эгоисты не бываютт счастливы и покойны. Счастье и душевное равновесие, внутреннюю гармонию дает только любовь к окружающим.

Еще Белинский защищает Печорина от его критиков, которые упрекают Печорина в том, что у него нет веры. Белинский говорит, что упрекать в этом Печорина все равно, что упрекать нищего в том, что у него нет золота. Нищий и рад бы иметь золото, да где его взять. Так же Печорин рад бы верить, «готов ценою счастия и самой жизни купить эту веру, для которой еще не настал час его». Но именно поисков веры в поведении Печорина мы не видим. Мы видим, что он, и Белинский говорит об этом, готов рискнуть жизнью для удовлетворения даже малейшей своей прихоти. Жизнь, конечно, принадлежит ему, и он имеет право рисковать ею, но вот только его прихоти как правило связаны с жизнью и судьбой других людей, и несут им страдания, а иногда и гибель.

Белинского можно понять. По убеждению он был «ревдемократом», как определяло эти убеждения наше литературоведение. Он критиковал систему, ненавидел её, и причину всех пороков отдельных людей видел в системе, винил систему, а не конкретных людей. Так же рассуждает и frese, автор комментария к прошлому посту, которая пишет, что Пушкин жил в эпоху общественного подъема, связанного с победой над Наполеоном, а Лермонтов в эпоху реакции после разгрома декабристов. Это очень советский подход: ответственность за поступки человека лежит не на нём, а на системе. Я тоже когда-то так считала. Мой лучший друг женился на женщине, которая была нравственным уродом. Мы с мужем поняли это не сразу, но довольно скоро. Тем не менее, поскольку она была женой лучшего друга, мы продолжали её принимать и помогать ей, когда она нуждалась в помощи. Мы считали её носительницей всех нравственных уродств социалистической системы, и этим пытались её оправдать. Сейчас я думаю иначе. В наше время даже солдат судят за выполнение преступных приказов, которых они, будучи солдатами, вроде бы и права не имели не выполнить.

Есть два способа жить в плохой системе, уж нам ли, советским людям, этого не знать. Можно позволить себе самому быть плохим и валить все на систему, мол время было такое, среда заела и т. п. А можно к самому себе предъявлять высокие нравственные требования, критиковать систему, противостоять ей и бороться с нею.

Сам Белинский жил в той же системе и в то же время, что и Лермонтов и Печорин. Но почему-то он не страдал от праздности и безверия. У него была вера и идеалы, и он боролся за них, не щадя живота, за что его и назвали «Неистовый Виссарион». Значит, не обязательно быть послушным носителем пороков системы, можно критиковать систему и с нею бороться.

Между прочим, Печорин участвовал в войне, убивал на войне и рисковал жизнью, но о смысле войны почему-то совершенно не думал, это его не занимало. Лев Николаевич Толстой тоже юнкером участвовал в бесконечной войне на Кавказе, в которой воевали Лермонтов и Печорин, и написал о ней. Но он не описывал любовных похождений офицеров и не писал о паркетных сражениях. Он написал повести «Казаки», а затем «Хаджи Мурат». В повести «Хаджи Мурат» Толстой выразил свое отношение к завоевательной войне на Кавказе и к поведению русских на этой войне. Одну главу из «Хаджи Мурата» я целиком ставила в нашем ЖЖ дважды, с трудом удерживаясь, чтобы не поставить ее в третий раз. Но Лермонтова суть этой войны не занимала. В стихотворении «Валерик» он описал ужасное сражение, и там звучат некие обще пацифистские мотивы. Но это не имеет отношения к конкретной войне. А между тем Ермолов вел эту войну исключительно жестокими методами, что описано у Толстого. Хотя напалм в то время еще не изобрели, но Ермолов воевал методом напалма: сжигал все на своем пути, строения и природу. У Лермонтова об этом ничего нет, и Печорина волновало не это.

Продолжение следует.

  • 1
Белинский глуп, тет не мычание гуманитариев, он вообще тупой, если кто не понял. Дебил, бляль. Если кому интересно, то до усру.

как вы здесь оказались?

Перепутали с лифтом? С подъездом? Уходите и больше не приходите.

Есть мнение, что Печерин замечательный образец нарциссического расстройства личности и так же я читал, что вероятно у Лермонтова оно было тоже. А у Толстого в "Войне и мире" образцами людей с таким расстройством был Долохов и Анатоль Курагин.
И еще,Энгелина Борисовна, как вы относитесь к мнению Набокова о Белинском? В частности Набоков написал, «Белинский, этот симпатичный неуч, любивший лилии и олеандры, украшавший свое окно кактусами (как Эмма Бовари), хранивший в коробке из-под Гегеля пятак, пробку да пуговицу и умерший с речью к русскому народу на окровавленных чахоткой устах…». Белинский Набокова — фальшивый авторитет, дутая величина; он плохо образован, наивен и нелеп до глупости. Годунов-Чердынцев отмечает, например, что он, изнуренный чахоткой, дрожащий, страшный на вид, часами, бывало, смотрел сквозь слезы гражданского счастья, как воздвигается вокзал или цитирует его абсурдные высказывания о прекрасном в природе. А его литературная табель о рангах — смехотворна: в качестве иллюстрации Федор приводит его суждения о том, что «Жорж Занд безусловно может входить в реестр имен европейских поэтов, тогда как помещение рядом имен Гоголя, Гомера и Шекспира оскорбляет и приличие и здравый смысл», и что «не только Сервантес, Вальтер Скотт, Купер, как художники по преимуществу, но и Свифт, Стерн, Вольтер, Руссо имеют несравненно, неизмеримо высшее значение во всей исторической литературе, чем Гоголь». (Из книги Долнина В.А. "Владимир Набоков рro et contra T1")

Edited at 2017-07-14 04:49 (UTC)

надо будет перечитать Хаджи Мурат.

А Белинский. Советские идеологи очень любили его.
А я всегда считала, что критик - это не профессия. Лучше бы чем то полезным занялся, чем пасквили крапать

Не всегда советский подход (по Белинскому)плох, есть же что-нибудь и хорошее. :)
Конечно, в любой стране при любом режиме живут люди разные. (Пример вашей знакомой, жены друга).
В любом поколении есть горящие сердца, делающие немало - тот же Белинский, о котором вы говорите, да и сам Лермонтов. Такие люди редки - таланты и гении!
Но есть и общая тенденция, общее направление и настроение.

Лермонтов сам назвал свой роман "Герой нашего времени", связав характер Печорина с эпохой. Да и все его творчество, все стихи - перепевы той же темы: портрет поколения, ни во что не верящего, ни к чему не способного.
Как гений он уловил основные черты, присущие людям его поколения.
Искусство, в частности литература - это способ познания мира. А если говорим о гениях, то это, несомненно, не просто талантливо рассказанная занимательная история какого-либо человека, а гораздо более обобщенный взгляд на мир.

Психологизм важен, но это неглубокий взгляд на художественное произведение. Гораздо важнее и интереснее философские и социальные обобщения.
Советский взгляд отличался не тем, что выделял эти обобщения, а тем, что прямолинейно осуждал или одобрял какого-либо героя в соответствии со своими советскими установками.
Уберем эти вульгарности, но оставим все же портрет поколения на фоне времени. Так сам автор и хотел, судя по названию романа.

А вы правы, Ушаков даёт такое определение:
Герой - Человек, по своему характеру и поступкам являющийся выразителем какой-н. среды или эпохи. Герой нашего времени.

Представьте, несколько лет назад в учебнике по литературе одного из моих детей (учебник, понятное дело, выпущен в 21 веке) прочла в критической статье о "Дубровском", что Дубровский из-за бедности не может быть честным человеком!!! Это еще больший уход от ответственности, чем у советских критиков, согласитесь.

  • 1