?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
День рождения Пушкина. Продолжение 5
tareeva
Когда я писала прошлый пост, то считала, что разговор об Онегине закончен. И сегодня я собиралась писать о Печорине, и сравнивать этих двух героев. Но я прочла комментарии, и мне захотелось в связи с ними еще немного поговорить о пушкинском романе.

В связи с дуэлью я написала, что Онегин стал жертвой авторского произвола, Пушкин ему эту дуэль насильно навязал. А elena_sheo ответила на это, что и все остальное Пушкин тоже придумал. Я не могу с этим согласиться. Пушкин, да не Пушкин, придумал, да не придумал. Помните, Пушкин сказал кому-то из друзей, это часто цитируют, и я процитирую по памяти: «А знаешь, какую штуку удрала моя Татьяна? Она замуж вышла!» Вот видите, Татьяна совершала поступки совершенно неожиданные для Пушкина. А еще Пушкин сказал: « И даль свободную романа я сквозь магический кристалл еще неясно различал». Значит, не сочинил, не придумал, а записал то, что увидел сквозь магический кристалл. А вот, что такое этот кристалл и почему им владел именно Пушкин, почему именно ему он достался, и что он мог увидеть через этот кристалл, чего не видят другие, это вопрос отдельный. И самый важный. И мы об этом непременно поговорим в связи не только с Пушкиным, но и другими гениями.


Я высказала предположение о дальнейшей судьбе главных героев романа, и elena_sheo спросила, с чего это я отправила на тот свет ни в чем ни повинного генерала? Но мы с вами посчитали, что генерал был старше Татьяны на 20 с лишним лет, так что, если бы даже мужчины жили столько , сколько женщины, то и тогда он должен был умереть на 20 с лишним лет раньше, чем супруга. А ведь он был «в сраженьях изувечен». Изувечен! И это не могло не отразиться на его здоровье и продолжительности жизни. Но мужчины живут меньше, чем женщины, а в пушкинские времена эта разница была еще значительнее: мужчины, особенно в столицах, вели исключительно нездоровый образ жизни. Анна Петровна Керн была старше своего второго и единственно любимого мужа на 20 лет и все же он умер раньше, она его похоронила, правда, пережила совсем не на много.
Зоя Богуславская пережила своего мужа, поэта Андрея Вознесенского, уже на 7 лет, а она на несколько лет его старше.
Так что, моя версия продолжения романа вполне вероятна. Когда Онегин и Татьяна, которые теперь оба любили, соединились, они тут же потеряли для Пушкина всякий интерес. Но я не думаю, что это помешало им быть счастливыми.

Но тема данного опуса - сравнение Онегина и Печорина, и я собираюсь, наконец, к ней приступить.

И чтобы вы не подумали, что я недооцениваю или не дай бог не люблю Лермонтова, я скажу о нем несколько слов. Если Пушкин — солнце нашей поэзии, то Лермонтов — чудо нашей поэзии. И как всякое чудо он необъясним и непостижим для разума. Невозможно понять как юноша, в сущности подросток, тинейджер, мог писать стихи, полные каких-то странных отрывочных откровений, прозрений, которые в пору бы убеленному сединами мудрецу. Невозможно понять, как один человек мог написать «Демона» и «Тамбовскую казначейшу», «Мцыри» и «Песню про купца Калашникова» и «Маскарад». Такое только с Лермонтовым случилось. Причем каждое произведение совершенно. А «Тамань» - это лучшие страницы прозы во всей великой русской литературе.

Посмотрим на отношения Печорина и княжны Мэри. Если Онегин ничего не делал для того, чтобы влюбить в себя Татьяну, эта любовь свалилась ему как снег на голову, и он пытался выйти из этой ситуации, не обидев девушку, очень осторожно и бережно, то Печорин делал все для того, чтобы княжна Мэри его полюбила. Он сам не любил княжну, но старался влюбить ее в себя, и для достижения этой не слишком благородной цели, готов был использовать любые средства. Подглядывал, подсматривал, интриговал, использовал других людей, прибегал к приемам, весьма сомнительным с нравственной точки зрения. Наконец добился своего и на признание княжны Мэри холодно ответил: «Княжна, я не люблю Вас». И вот ради этой минуты, ради этого подлого, какого-то ублюдочного триумфа и предпринимались все эти буквально-таки сражения, со сложной стратегией, авангардом и арьергардом и т.п. Зачем ему это было нужно. Похоже это был его способ самоутверждения. Он чувствовал, что существует только тогда, когда причиняет страдания другим. Если из-за меня страдают, значит я чего-то стою, значит я личность. Но победа над княжной Мэри не утолила его жажду разрушения чужих судеб и душ. За княжной Мэри последовала Бэла.

В романе мы историю с Бэлой узнаем прежде истории с княжной Мэри, но хронология была другой. В художественном произведении различают сюжет и фабулу. Сюжет – это последовательность событий, как они происходили в жизни, а фабула – это порядок изложения событий в произведении. Сюжет и фабула часто не совпадают. Особенно в кинофильмах теперь любят показывать сначала настоящее, потом куски из прошлого, потом опять настоящее, чередуют и тасуют временные пласты, пока зритель совсем не запутается.

История с Бэлой чудовищная. Печорин без ее согласия, насильно, похитил юную черкешенку из ее из родного дома, подкупив брата. Он посулил брату коня, в которого тот был буквально влюблен, спровоцировал брата на подлый поступок. Печорин вообще был мастер таких провокаций. Они встречаются и в «Княжне Мэри». И Грушницкого он сам спровоцировал на подлость, а потом хладнокровно убил.

Эту девочку, в сущности ребенка, он оторвал от родителей, от близких, от всех, кого она любила и кто любил ее. Он вырвал ее из понятной ей среды, из специфического уклада, родного для нее и чуждого для русского человека, который у русского офицера мог вызвать только пренебрежение. Невозможно представить себе, какой ужас испытала эта девочка, оказавшись в чужом доме и наедине с мужчиной, который конечно же представлялся ей злодеем. Печорин не изнасиловал Бэлу, он сумел предстать перед ней в образе трагического героя. Объяснил, что совершил этот безумный поступок и рисковал жизнью из-за роковой любви к ней. Он любит ее, жить без нее не может, и если она его не полюбит, он сейчас же бросится под чеченские пули и кинжалы, и найдет свою смерть, потому что без ее любви ему жизнь не нужна. Он обманывал Бэлу также как обманывал Мэри. Обманывал долго, упорно, талантливо. И наконец она поверила ему, пожалела его и сама бросилась в его объятия. Физического насилия здесь не было, но было насилие психологическое и очень жестокое. Исход поединка между Печориным и Бэлой можно было предсказать заранее. Силы были не равны. Он – взрослый мужчина, опытный соблазнитель, умудренный в любовных схватках. Она – невинное дитя. Одержав победу над Бэлой, Печорин сразу же к ней охладел, ему с ней стало скучно. Бэлу убили, эта смерть на совести Печорина, если бы он её не похитил, она осталась бы жива. И хорошо, что ее убили, страшно подумать, какая участь ее ожидала, останься она жива. Возможно, она оказалась бы в каком-нибудь борделе, а может покончила с собой.

Вот, взял да и погубил человека, невинного ребенка. Просто потому, что ему этого вдруг захотелось, вот такое было внезапное желание. Печорин был патологический эгоцентрик, и никогда никого он не любил. Почему-то считается, что он любил Веру, но для того, чтобы так думать, в материале романа никаких серьезных оснований нет. Между ним и Верой существовало некое непреодолимое препятствие. Вот он и бился об него как лбом об стенку. А если бы это препятствие исчезло, и они с Верой могли бы соединиться, я думаю, Веру постигла бы та же судьба, что и других женщин, имевших несчастье полюбить Печорина.

Для Белинского литература была важнее, чем жизнь. И он был полностью в плену лермонтовского чудесного дара, был влюблен в него. Ему хотелось любить все, что любит Лермонтов. И он чувствовал, что Печорин alter еgo автора. Поэтому он находил в Печорине достоинство и писал о нем, что он как молния «опасен, но прекрасен». Особенно прекрасна, конечно, молния, когда она сжигает дерево или дом, или попадает в человека. Вот тут-то ею хочется особенно любоваться. Но молния – это явление природы, она неразумна, не выбирает своих жертв, а Печорин человек и действует вполне сознательно.

Мы цитировали из «Онегина» о современном человеке «с его безнравственной душой, себялюбивой и сухой…». Вот это прямо про Печорина. В душе Печорина нет ни любви, ни веры, ну хотя бы веры в идеалы добра. Без любви и веры душа пуста, чтобы не сказать - мертва. Душа без любви – пустая душа, и эта пустота болит как рана. Чтобы утишить эту боль, он пытается чем-то заполнить пустоту, бесконечно приносит ей в жертву невинных агнцев, но эту пустоту заполнить невозможно.

Продолжение следует.

  • 1
После перерыва заглянул в ЖЖ и увидел - такой подарок! - сразу 5 (нет, 6) Ваших постов. Спасибо, Вы прекрасно пишете об одном из самых дорогих предметов в нашей русской литературе. Интересно, что, хотя я с Вами в чем-то несогласен, но желания спорить не возникает, хочется выслушать, это интереснее. Буду ждать продолжения! Спасибо!

Edited at 2017-07-03 02:56 (UTC)

<<Татьяна совершала поступки совершенно неожиданные для Пушкина>>
Это не может быть доказательством, что Пушкин её не придумал, скорее это доказательство обратного. У писателей нередко случается так, что герои их произведений выходят из-под контроля и живут своей жизнью. Не скажу сейчас навскидку, но мне случалось читать, как писатель жаловался на своего персонажа, что он вытворяет нечто такое, что он совсем для него не планировал. Писатели нередко пишут свои романы без строгого плана, имея в голове лишь общий замысел, и это не самый плохой вариант писательского творчества.
Вопрос заключается в том, была ли на свете такая Татьяна, которая волшебным образом преобразилась из мечтательной сельской барышни в блистательную светскую даму, притом за какие-то короткие несколько лет? Это даже для Пушкина стало неожиданным, если судить по цитируемым вами словам, стало быть, он ничего подобного в жизни не наблюдал.
Это нисколько не умаляет её образа. Она теперь не только литературный факт, но и факт нашей культуры.

<<Так что, моя версия продолжения романа вполне вероятна. Когда Онегин и Татьяна, которые теперь оба любили, соединились, они тут же потеряли для Пушкина всякий интерес. Но я не думаю, что это помешало им быть счастливыми.>>
Сомневаюсь я в этом. Татьяна ведь не верила в его любовь, и я скорее согласна с ней, чем с ним - не было там с его стороны любви. Впрочем, можно придумать и такой финал, отчего нет? "А знаешь, какую штуку удрала моя Татьяна? Она замуж вышла" во второй раз - за Онегина! :))

А Печорин, конечно, чудовище!
Кстати говоря, ваши разборы Онегина и Печорина хорошо бы почитать школьникам, которые пишут выпускные сочинения. Мне кажется, что их сочинения сильно бы обогатились мыслями после такого прочтения.

Пушкин - солнце нашей поэзии, а Лермонтов... луна. Недаром именно ему после смерти Пушкина публика вручила жезл первого поэта, преемника Пушкина.
Они похожи музыкальностью стихов, темами, но мотивы разные. Оба они важны нам еще и тем, что каждый отразил в творчестве героев своего времени.
Пушкин - влюбленный, верящий в дружбу, человек, сформированный в эпоху общественного подъема после победы над Наполеоном, который в русском сознании был и остался символом антихриста.

Лермонтов не застал этого ликования, свободы, он родился в 1814 году, формировался как личность в эпоху закручивания гаек, всеобщего страха после расправы над декабристами. Его стихи полны одиночества, неверия ни а любовь, ни в дружбу. Потерянное поколение. Поэтому мотивы его поэзии мрачны.

Лермонтов иногда нарочито вторит Пушкину, показывая тот же характер, но в иных обстоятельствах. Стихотворение "Пророк" 1941 года - прямое продолжение "Пророка" Пушкина. Лермонтов согласен - устами поэта говорит сам Бог, но кому нужен это пророк? Он изгнан, отвержен людьми, над ним смеются.

Печорин - тот же Онегин, но родившийся в другое время. Он злее Онегина, и автор не оставляет ему никаких перспектив - он умирает. Он причиняет сознательно зло (Мери, Грушницкий), иногда - от ленивого эгоизма (Бэла).Но в дневнике он объясняет, почему он так себя ведет: он много страдал, его не любили, и он научился приносить страдания другим и находить в этом радость.

Некая ветхозаветность: око за око.

По поводу мужа Татьяны Лариной. Он мог быть и не старым ("какой-то толстый генерал", но не старый генерал). Генералами в 1812 году на поле боя становились очень молодые (братья Тучковы и пр. Стихотворение М. Цветаевой "Генералам 12 года...")

  • 1