?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Сегодня день рождения Пушкина. Продолжение 4
tareeva
Читательница написала, что не любит роман «Евгений Онегин». Я этого не понимаю. Даже если бы там не было ни сюжета, ни героев, а одни только лирические отступления, то и тогда роман невозможно не любить. Но вот хоть отступление о ножках. Его прочесть - все равно что бокал шампанского выпить. Большой бокал настоящего шампанского, лучшего. Выпил и сразу почувствовал, как вино проникло в кровь, растеклось по жилам, и вся жизнь вмиг изменилась чудесным образом.

Увы, на разные забавы
Я много жизни погубил!
Но если б не страдали нравы,
Я балы б до сих пор любил.
Люблю я бешеную младость,
И тесноту, и блеск, и радость,
И дам обдуманный наряд;
Люблю их ножки; только вряд
Найдете вы в России целой
Три пары стройных женских ног.
Ах! долго я забыть не мог
Две ножки... Грустный, охладелый,
Я все их помню, и во сне
Они тревожат сердце мне.

Когда ж, и где, в какой пустыне,
Безумец, их забудешь ты?
Ах, ножки, ножки! где вы ныне?
Где мнете вешние цветы?
Взлелеяны в восточной неге,
На северном, печальном снеге
Вы не оставили следов:
Любили мягких вы ковров
Роскошное прикосновенье.
Давно ль для вас я забывал
И жажду славы и похвал,
И край отцов, и заточенье?
Исчезло счастье юных лет -
Как на лугах ваш легкий след.


Дианы грудь, ланиты Флоры
Прелестны, милые друзья!
Однако ножка Терпсихоры
Прелестней чем-то для меня.
Она, пророчествуя взгляду
Неоценимую награду,
Влечет условною красой
Желаний своевольный рой.
Люблю ее, мой друг Эльвина,
Под длинной скатертью столов,
Весной на мураве лугов,
Зимой на чугуне камина,
На з`еркальном паркете зал,
У моря на граните скал.


Я помню море пред грозою:
Как я завидовал волнам,
Бегущим бурной чередою
С любовью лечь к ее ногам!
Как я желал тогда с волнами
Коснуться милых ног устами!
Нет, никогда средь пылких дней
Кипящей младости моей
Я не желал с таким мученьем

Лобзать уста младых Армид,
Иль розы пламенных ланит,
Иль перси, полные томленьем;
Нет, никогда порыв страстей
Так не терзал души моей!

Мне памятно другое время!
В заветных иногда мечтах
Держу я счастливое стремя...
И ножку чувствую в руках;
Опять кипит воображенье,
Опять ее прикосновенье
Зажгло в увядшем сердце кровь,
Опять тоска, опять любовь!..
Но полно прославлять надменных
Болтливой лирою своей;
Они не стоят ни страстей,
Ни песен, ими вдохновенных:
Слова и взор волшебниц сих
Обманчивы... как ножки их.

Я боюсь, дорогие френды, что вы прочли эти стихи и не испытали того, что испытываю я, когда их читаю. Вот, если бы я могла прочесть их вам вслух, мне может быть удалось бы донести все смыслы, все оттенки чувств, все тона, полутона, всю эту счастливую игру. Дело в том, в связи с особенностями моего детства, я ближе к Пушкину и его времени, чем современные люди. Я рассказывала в воспоминаниях что мой отец был партийным работником и мотался по стране, и мы с братом и домработницей мотались вместе с ним. А мама в это время после окончания военно химической академии, работала на секретном заводе где-то вблизи Нижнего Новгорода, и взять детей ей было некуда. Поэтому, если бы я даже хотела дружить с детьми, у меня не было такой возможности. Но я этого и не хотела совершенно. Общество детей меня пугало. Всё, что дети делали и говорили, казалось мне бессмысленным. В 6 лет я научилась читать, и с тех пор читала 24 часа в сутки с перерывом на сон, а во время еды я тоже читала. Когда я прочла про Татьяну:

Она ласкаться не умела
К отцу, ни к матери своей;
Дитя сама, в толпе детей
Играть и прыгать не хотела
И часто целый день одна
Сидела молча у окна.

Я поразилась, насколько это точно про меня. Роман «Евгений Онегин» я прочла в 7 лет, и читала его до тех пор, пока не выучила наизусть. Жизни я тогда, понятное дело, не знала и я её понимала и принимала через «Евгения Онегина», входила в жизнь через этот роман. Он был моей инициацией. И надолго, на несколько лет мир Пушкина стал моим миром, он был мне понятнее, ближе и роднее окружающей меня реальности. Так продолжалось лет до 13, а может и дольше. Я читала Пушкина, все что можно было прочесть о нём, и в связи с ним. Однокашников Пушкина по лицею я знала лучше, чем своих одноклассников.

Я уже рассказывала, что пошла в школу только в 10 лет, сразу в третий класс, и когда стала отвечать на уроке, мои одноклассники начали смеяться, потому что я говорила на каком-то другом языке. Елена Петровна, наша учительница, сказала, чтобы они не смеялись, и объяснила, что это тургеневский язык (почему-то она его так определила), и говорить на этом языке можно, он правильный и хороший. И на этом языке я говорила много лет. Я помню, это было весной 1940 года, в школьном коридоре я разговорилась с незнакомой девочкой. Так получилось, что мы обе опоздали на первый урок и стояли в коридоре у окна, ожидая перемены. Говорили мы о Маяковском. Я тогда в 15 лет впервые прочла Маяковского, была потрясена и ни о чем другом ни говорить, ни думать не могла. Эта незнакомая девочка, десятиклассница, вдруг сказала: «Ты, наверное, Березина!» Я спросила - «как ты угадала?», она сказала: «Ты говоришь на тургеневском языке». Наверное, во время войны, после жизни в колхозе и прочих событий, я перешла на современный язык. Но и теперь, когда выхожу из себя, злюсь, то в состоянии аффекта я перехожу на свой родной тургеневский язык. Бранюсь и возмущаюсь на этом языке, и наверное, это выглядит комично. И сегодня, когда я открываю Пушкина, я как бы возвращаюсь домой, вроде бы приехала на побывку, и меня отпускает напряжение, и охватывает чувство покоя.

У нас с вами заявлена узкая тема - сравнение Онегина - Печерина, но так как это, может быть, последний разговор о Пушкине, я позволю себе выйти за рамки этой темы. Я хочу признаться в своих грехах, я грешна перед Пушкиным. Грех 1. Литературоведение говорит о трех источниках творчества Пушкина. Это: античная литература и культура, вообще античность; европейский романтизм с Байроном во главе, его еще называют «байронизм», и русское народное творчество, русский фольклор. Эти три струи в творчестве Пушкина легко различить, они не сливаются. Так вот, грех мой заключается в том, что я люблю в творчестве Пушкина все, что в нем от античности и европейского романтизма, и совершенно равнодушна к тому, что в нем от русского фольклора. Я даже к сказкам равнодушна, у меня в школе из-за этого были неприятности. Наша учительница Елена Петровна сказала: «Ребята! Завтра мы начинаем читать сказки Пушкина!» А я, услышав это сказала: «Барахло». Моего отца вызвали в школу. Елена Петровна возмущалась, говорила, как это он меня так плохо воспитал, что я о нашем великом Пушкине выражаюсь совершенно неподобающим образом. Папа пришел домой и спросил меня: « Почему ты сказала, что сказки Пушкина «барахло», ведь ты же знаешь их наизусть?» Я действительно знала их наизусть, и даже не могу сказать, чтобы не любила, но мне казалось, что в сравнении с «Евгением Онегиным», «Цыганами», «Каменным гостем», это, все-таки, слабо. И не надо быть Пушкиным, чтобы такое написать. Вот Ершов написал сказку «Конек Горбунёк» не хуже сказок Пушкина, а если уж говорить на чистоту, то и лучше. И к стихам Пушкина, которые от фольклора, я тоже равнодушна. К таким, например, как «Утопленник» (...прибежали к избам дети...), «Жених» (...три дня купеческая дочь Наташа пропадала) - это большое произведение, баллада; «Трусоват был Ваня бедный», даже «Сижу за решеткой в темнице сырой»... Почему-то немного лучше я отношусь к стихотворению «Гусар» «скребницей чистил он коня...). А вот к стихотворению «Сват Иван, как пить мы станем, непременно уж помянем...» я несколько изменила отношение, когда после войны познакомилась с творчеством Александра Твардовского. Строчки из этого пушкинского стихотворения
Поминать – так поминать, Начинать– так начинать,
Лить,так лить, разлив разливом.

это ведь совершеннейший Твардовский. И я поняла, что творчество гения стоит на пути литературы, как двухстороннее зеркало, отражая то, что был до него, и то, что будет после.
Второй мой грех перед Пушкиным, что у меня вообще не получается любить героинь, которых очень любят мои любимые писатели. Наверное, это просто ревность. Я уже как-то писала, что не могу любить Наташу Ростову, потому что Толстой её залюбил в усмерть, обслюнил с ног до головы, а потом еще сахаром посыпал. Что-то вроде и у меня с Татьяной, хотя, конечно, гораздо в меньшей степени, чем с Наташей Ростовой. В существование Наташи Ростовой, такой, как её описал Толстой, я еще и не верю. А в существование Татьяны верю, не смотря на то, что Пушкин, описывая её, использует литературные сравнения: «та, которая грустна, и молчалива, как Светлана», и не смотря на то, что её письмо к Онегину кажется мне списанным с французских романов. Я знаю, что такие люди, созданные литературой, бывают, сама такая, если из меня вынуть то, что во мне от литературы, или хотя бы то, что во мне от русской классики, то от меня ничего не останется.

И я хочу еще немножко сказать про Онегина… Кроме всех его качеств, о которых мы с вами говорили, мне кажется он был еще и просто очень привлекательным мужчиной. Это можно понять даже по его интонациям, они прямо-таки слышны в романе, как будто это партитура. Но возьмем хоть его интонации в его первом монологе или в разговоре с Ленским в коляске по дороге от Лариных… Эта его разочарованность, которую он всячески обыгрывает. Его «тоскующая лень» - есть в этом какое-то мужское обаяние. Поэтому не удивительно, что Татьяна его полюбила. Интересно то, что она продолжала его любить и что никто из окружавших её блестящих людей света не затмил в её душе образ её первой любви. А объясняется ли это постоянство тем, что Онегин и вправду был лучше других, или особенностями характера Татьяны, тем, что она оказалась однолюбкой — об этом каждый из нас может судить по своему разумению.
Но мы хотели сравнить отношения Онегина и Татьяны и отношения Печорина и княжны Мэри, и я собираюсь это сделать.

Продолжение следует.
Метки:

  • 1

пожалуйста, продолжайте!

прочел с огромным интересом и удовольствием. За давностью лет уже не помню, но мне кажется, когда я читзл Евгения Онегина первый раз, я испытывал такие же чувства.

Для себя Онегина открыл довольно поздно, лет в 15. И сразу выучил первую главу и путешествие Онегина в первом варианте. Мне кажется, что окончательная редакция путешествия получилась  ампутированной и скомканной. Первый вариант был куда лучше. Не могу сказать, что мне особо близки герои или интересен сюжет, но музыка стиха просто зввораживает. И мысль Пушкина. Острая, точная и стремительная. Не понимаю как можно не поддаться магии этого романа в стихах. Это ведь химичиски чистое волшебство.


"Читательница написала, что не любит роман «Евгений Онегин». Я этого не понимаю".

А я понимаю:
https://www.youtube.com/watch?v=HyJIOhweiRo

От "Гусара" у меня с детских лет зацепилась фраза, которая теперь стала как бы девизом Российского государства "Там человека берегут как на турецкой перестрелке". И снова сожалею, что не удалось прочесть "Онегина" до начала его изучения в школе. Хотя знала много кусочков наизусть. Да и вообще в те годы память была цепкой, так как когда задавали учить три строфы, я обычно учила вдесятеро больше. До сего дня многое помню наизусть. Но глубоко я его не продумала, как вы. У меня другое устройство головы: торопыжное и неглубокое. И потом вся эта история стала какой-то неприятной: жестокий поверхностный сноб Онегин, убивающий бессмысленно бедного Ленского, скучающая деревенская барышня Татьяна, тупица Ольга, там нет приятных для сердца персонажей вообще. Они уже тогда были только в западной литературе, в русской не припомню ни одного женского образа, который можно было бы считать ролевой моделью.

А как же исправившаяся неряха Федора из "гигиенического" "Федорина горя"? Преодолеть себя - это дорогого стоит. К тому же, Татьяна Толстая справедливо указала, что в русской литературе это практически единственное произведение, где сказано, что обладать вещами хорошо. А ведь это действительно совсем неплохо - жить в чистоте и быть окруженным любимыми вещицами и красивой посудой и удобной мебелью. "Кошкин дом" конечно в конечном счете тоже несет такой смысл, но основная мысль там не эта. Хотя на образ кошки я бы тоже посоветовал обратить внимание.

Очень образно, жду продолжения. )

Спасибо, Энгелина Борисовна. Прочитал с интересом и жалею, что ничего такого в школе нам и близко не было доступно.

Я тоже понимаю, как Онегин может не нравиться. Пока ваши тексты про него не прочитала, вообще о нем не думала и как-то мимо он прошел— не понимаю самого жанра «роман в стихах», что-то в нем есть надуманное... Стихи — это как полет души для меня, некая форма самовыражения, когда не выложишь эмоции в стих, так погибнешь. Стихи — это что-то, что можно прочесть под ситуацию и что придаст нужное настроение. Поэтому роман в стихах — по сути просто рифмование того, что можно было в прозе написать не хуже — для меня всегда был как жанр чем-то излишним.

Edited at 2017-06-28 05:17 (UTC)

Пушкин велик, как основоположник современного стихотворения.
Он был прекрасный психолог.

Но и большинство ее творчества- пошлость, в основе которой животная суть самца. Вы перечитайте внимательней хотя бы тексты, которые здесь привели. Суть возьмите, а не красивые слова.

Уважаемая Энгелина Борисовна!
Вы воспитывались под лозунгами равенства женщин и мужчин, ваша юность пошла в товарищеских отношениях между юношами и девушками.
Когда вы читаете строки Пушкина о женских ножках, вам не кажется, что Пушкин относился к женщинам, как к объектам, как к предмету потребления? Что для него самым важным в женщинах были ножки (ланиты и перси на втором месте)?

Отмечу также, что для того, чтобы заявить
«…только вряд
Найдете вы в России целой
Три пары стройных женских ног.»,
нужно пересмотреть довольно много ног, а при тогдашней моде это возможно только при, гм, близком знакомстве.
Вам это не мешает?

Как раз сегодня купила себе карманный экземпляр "Евгения Онегина", хочу выучить наизусть.

Скажите, этот кусок был в школьной программе? Совершенно не помню, хотя конечно давно это было. Или текст для школьников был отредактирован?

Дорогая Энгелина Борисовна!
Я ведь тоже провела свое детство в "Евгении Онегине", тургеневских романах и других не менее упоительных местах!... И друзья Пушкина - мои друзья.
Так близко то ,что Вы пишете. Я очень любила Феликса Борисовича , и мне очень радостно , что можно общаться с Вами хотя бы через ЖЖ.

Энгелина Борисовна, ваш пост как глоток свежего воздуха, так приятно! У меня "Евгений Онегин" до недавнего времени был любимой русской классикой. Которую в этом году, увы, отодвинула на второе место "Анна Каренина":) Я люблю Татьяну, а вот к Онегину никогда не получалось испытать теплых чувств. Разве что когда видела своего любимца Ральфа Файнса в этой роли.


  • 1