?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
Ответы на комментарии к постам, что были до Дня Победы.
tareeva
Прошла моя болезнь, прошли праздники, и я хочу вернуться к ответам на комментарии.
Я понимаю, что и авторы комментариев давно забыли, что писали, и все читатели забыли те посты, но я со свойственным мне тупым занудством продолжаю отвечать.

Уважаемый semenspokojnyj, Вы пишите, что образование и здравоохранение в Советском Союзе не было бесплатным, потому что бесплатного ничего не бывает, и что за него платил весь народ. Спасибо, что объяснили, а я-то думала, что образование и здравоохранение в Советском Союзе финансировали марсиане или оно как-то иначе с неба сваливалось. Платило все общество, но ведь это и называется социальная справедливость. А когда учиться и лечиться могут только богатые, то это отсутствие социальной справедливости, потому что богатство богатых тоже создается не ими. Еще Прудон говорил: «Собственность — это кража». Богатые могут участвовать в создании своего богатства в большей или меньшей степени, а могут и вовсе не участвовать. Ничего не делать, развлекаться, путешествовать и получать прибыль от предприятий, которые построили не они, а какие-нибудь их предки, и руководят ими, и работают на них также не они. Бывает и иначе. Такие люди как Стив Джобс или Бил Гейтс сами создали свое богатство с нуля, но это уже, в информационную эпоху, теперь все изменилось.

Вы пишите, что «элитные, специализированные школы были хороши, но таких было мало и только в больших городах. Обычные средние школы были очень плохими даже в Москве, и со временем становились все хуже и хуже». Я могу согласиться только с тем, что школы становились все хуже. Школа, в которой я училась до войны, была лучше той, в которой я преподавала в начале 1960-х. Конечно, тотальная общественная ложь не могла не отразиться на состоянии школы. Но даже когда школы стали все хуже, плохими они не были. Программа советской школы по всем предметам кроме истории и литературы была очень хорошая, почти идеальная. Если бы я сейчас помнила все, чему училась в школе, я считала бы себя не только хорошо образованным человеком, но и высоколобым интеллектуалом. Я всегда мечтала повторить программу старших классов средней школы по всем предметам, но как-то не получилось.

Я помню восторг, который вдруг охватил меня, когда я сдавала экзамен на аттестат зрелости. До войны я окончила 8 классов, а в Казахстане, поселке, где мы жили в эвакуации, была только семилетка и я долгое время не училась. К счастью, в одном из домов нашего поселка были учебники старших классов по всем предметам. Владелец этих учебников кончил десятилетку и ушел на фронт. Его сестра дала мне учебники и я весной 1944 года за три месяца самостоятельно прошла программу 9-10 класса, повторила 8-ой и поехала в районный центр «Бурлин», чтобы сдать экстерном экзамены на аттестат зрелости. Вероятно, потому что я прошла такой большой материал в короткий срок, все сразу, у меня вдруг все,что я узнала по всем предметам объединилось в некую общую цельную законченную картину мира, я как-то вдруг все увидела и все поняла и это привело меня в восхищение. Это я к тому. Что школьная программа была хорошей.

К программе по литературе есть две претензии. Они касаются литературы 20 века и Федора Михайловича Достоевского. Когда я училась в школе и когда преподавала, Достоевского в школьной программе не было вообще. Но через несколько лет в программу включили «Преступление и наказание». Что же касается истории, то это и сегодня яблоко раздора.

Вопрос в том, насколько ученики овладевали этой программой. (Вообще долгий разговор о школе здесь может быть некстати и невпопад, но для меня это важная тема, может быть, самая важная, поэтому я воспользуюсь тем, что Семен Спокойный ее коснулся, и позволю себе о ней поговорить).

Когда я училась в школе, я и все школьники были уверены в том, что главная задача учителя поймать ученика на каком-нибудь незнании и поставить ему двойку и что вообще учителя стараются ставить ученикам как можно худшую отметку. Однажды учитель физики, заметив, что на контрольной я передала шпаргалку и обидевшись на меня за это, сказал: «Березина, пятерки в четверти ты не получишь». А я сказала: «Посмотрим!». В конце четверти он спросил у меня весь материал четверти и поймал меня на том, что не совсем понимала, как работают какие-то «кулачки» в каком-то там приборе. Приборы меня интересовали меньше, чем теория. И, поймав меня на этих кулачках, физик, торжествуя, поставил мне четверку в четверти. Я была круглой отличницей не потому, что гналась за пятерками, а потому, что процесс обучения я воспринимала как поединок с преподавателем, и в этом поединке я должна была победить.

Когда я пришла в школу, в начале 1960-х, ситуация была несколько другой. Работу учителя оценивали не по знаниям учеников, а по отметкам. Наличие двоек считалось браком в работе учителя, учеников нельзя было оставлять на второй год, тем более исключать из школы. Поэтому учителя не ставили двоек не только неизлечимым лентяям, но даже почти дебилам, и ученики это знали и пользовались этим.

Неправда, что хорошими были только элитные специализированные школы в Москве. Специализированные школы были либо с математическим уклоном, либо с языковым, и в них по расширенной программе проходили либо математику с физикой, либо язык, все остальное в этих школах было как во всех. Лучшие советские педагоги, у которых были свои оригинальные методики и свои подходы, жили не только в Москве, и не столько в Москве. Я хочу сказать, что педагоги, также как врачи, товар штучный. Для того, чтобы хорошо учить или лечить, недостаточно овладеть ремеслом. Здесь нужно призвание, а лучше — дар. И наличие такового или отсутствие от местоположения школы не зависит, так же как от системы.

Еще я хочу сказать, что работа в школе отнимает у педагога все время, все 24 часа в сутки, и этого не хватает. Когда я работала в школе, то не только я посвящала ей все время, но и мой муж все свободное от основной работы время отдавал моему классу. Мы вместе проверяли сочинения и обсуждали их. По сочинениям он знал всех моих учеников. В тот год было столетие со дня рождения Чехова, и я решила поставить со своими учениками чеховские водевили «Юбилей» и «Предложение». И, конечно, этим занимался в основном Игорь, использовав все знания и умения, полученные в ГИТИСе. В то время, когда я работала в школе, со мной ни о чем другом, кроме как о моих учениках, разговаривать было невозможно. В свой 10 класс я была влюблена. Вообще когда я пересекала порог школы, я оказывалась как бы в особом пространстве, которое вызывало у меня особые положительные эмоции. Я поднималась по лестнице, мой класс был на 3-ем этаже, за 2 лестничных марша до этого до меня доносились голоса моих учеников и когда я их слышала у меня падало сердце, как-будто я иду на любовное свидание. Что такое любовь учителя к ученику - это знает только учитель. Это чувство ни на что не похоже, и только учителю дано его испытать.

Моя мама одно время преподавала в школе математику и химию, ее самая близкая подруга — Лиза Ш. (я о ней много писала), всю жизнь преподавала математику в школе. Ее дочь и моя подруга Нела Ш. преподавала химию и биологию. Среди их и моих друзей было много учителей. Обычно вечером за чайным столом обсуждали именно проблемы школы, всегда острые и животрепещущие.

И насчет того, что сельские школы были хуже московских. Нела Ш. после окончания института получила назначение в школу в деревне Бетлица, кажется в Калужской области. Туда же поехали еще две девочки из этого выпуска. Одна окончила филологический факультет, другая географический. Они отработали в сельской школе обязательные для молодого специалиста два года и вернулись в Москву. Вернулись, потому что здесь был дом и родители, и они как-то привыкли здесь жить. Но, живя в Москве, они с нежностью вспоминали своих бетлицких учеников и постоянно сравнивали их с московскими, и сравнение было не в пользу московских. Бетлицкие были любознательными, всем интересовались, задавали вопросы, хорошо вели себя на уроке, а московским ничего не интересно и к ним не пробьешься. Живя в Москве, они переписывались со своими бетлицкими учениками и виделись с ними, когда те приезжали в Москву. И две из этих трех девочек — Нела Ш. и ее подруга Лиля, географ, через 3 — 4 года после возвращения в Москву вышли замуж за своих бывших учеников, и я думаю потому, что кроме своих учеников они никого вокруг не замечали, никаких мужчин тоже не видели.

Я говорила, что школа отнимает у учителя всю жизнь без остатка, ничего нельзя оставить, сохранить, припрятать для себя. Тому, у кого есть какие-то свои творческие планы, кто хочет заниматься например литературной критикой или наукой о литературе, или рожать и воспитывать своих детей, тому надо от школы держаться подальше. Моя ученица Ася (вы ее знаете по ее дипломной работе о В. Аксенове и Э. Лимонове) начала учительствовать очень рано после педагогического училища. Она была прелестной девушкой, высокая, статная, с золотыми волосами темно-карими бархатными глазами. Каждый, увидев ее восклицал: «Да это же Ассоль?» или «Это живая Суок?» или что-нибудь в этом роде. Так вот эта Ассоль-Суок замуж не вышла и детей не родила и в аспирантуру не поступила, а ей предлагали после защиты диплома поступить в аспирантуру без экзаменов. Когда она училась на вечернем отделении филфака университета, то говорила, что поступила в университет, чтобы хоть на этих занятиях отдохнуть от мыслей об учениках и их родителях.

Вся ее жизнь отдана ученикам, говорить она может только об учениках, их родителях и изменениях в программе обучения. Еще в первые годы ее учительства случилось, что родители ее любимого ученика перевели мальчика в другую школу. Ася целый месяц заливалась слезами, говорила, что каждую ночь видит Тимура во сне, и видит, что ему плохо и он в ней нуждается. В прошлую субботу она приезжала ко мне и рассказывала о своих теперешних учениках. Рассказывала, какие они замечательные, как они удивительно хорошо читают Маяковского, Давида Самойлова и других поэтов, как они непостижимым образом все понимают, чего и взрослому не дано понять, и как они тонко чувствуют. Ни о чем другом мы поговорить не успели.

Уважаемый semenspokojnyj ! Вашими похвалами, совершенно незаслуженными, вы ставите меня в неловкое положение Я чувствую себя обманщицей и самозванкой. Вы принимаете меня за какого-то другого человека, а у меня вовсе нет намерения вводить вас в заблуждение. Ваше заблуждение может быть связано с тем, что мы с вами люди разные. «Волна и камень, стихи и проза, лед и пламень, не столь различны меж собой..» сколь мы с вами. Вы ведь не просто так взяли себе ник semenspokojnyj? Если бы вы назвали себя semen- беспокойный, вы были бы мне понятнее и ближе. Я так понимаю. Что быть спокойным, это ваше желание и принципиальная позиция. Это меня немного даже пугает. Хотеть и уметь быть спокойным в наше время, когда вокруг такое …., да и во всякое другое время - мне это трудно понять. Есть состояние покоя и состояние движения, это два разных состояния. Состояния покоя, стабильности трудно достичь и легко утратить, так что, я думаю, вам жить не просто. Мне близко выражение «Цель ничто, движение всё». Состояние покоя мне недоступно, и я к нему не стремлюсь. Дон Кихот сказал: «в мире столько зла, что только и отдыхаешь, когда сражаешься». Он это сказал про себя, и про меня. Я чувствую себя комфортно только на баррикадах. Когда не сражаюсь, то все время мучает совесть и чувство вины перед теми, кому хуже, чем мне. Я боец, и свои баррикады всегда нахожу.

Ваше стремление и ваша любовь к покою, стабильности, определяет выше отношение к тому или иному историческому событию, в частности, ваш взгляд на историю России ХХ века - основной теме нашего ЖЖ в последнее время. Я думаю мы с вами никогда ни в чем не сойдемся, но полемика может оказаться интересной, если вы захотите её продолжить. А ездить в колхоз на картошку я в студенческие годы очень любила, а когда стала работать, то выезд на картошку был самым счастливым днем. Провести целый день, осенний, нарядный на свежем воздухе под открытым небом, в движении, вместо того, чтобы просидеть его на стуле в душном помещении над неинтересными бумагами… пообедать горячей каркошкой, испечённой в костре, вымыть руки и умыться из речки - об этом можно было только мечтать. Этого дня ждали, о нём потом долго вспоминали. У Высоцкого есть песня на эту тему и там все правда:

Но вы ж ведь там задохнетесь за синхрофазатронами,
А тут места отличные — воздушные места


  • 1
Уважаемая Энгелина Борисовна! Я так понимаю, что Вам помогает кто-то с текстами. Дайте им пинка! Ну нельзя же так: вопиющая безграмотность! Ошибка на ошибке... даже там, где редактор должен красненьким подчёркивать.

Это давно свойственно даже вполне уважаемым сайтам, но Вам-то точно нет?
Извините за брюзжание.

Да ладно уж. Главное - чтоб писали. А мы и потерпеть можем. Видно, совсем в школах российских худо стало.

(Удалённый комментарий)
Мы не знаем, кто набирает. Ошибок стало больше, это верно. Но главное, чтобы были люди, которые набирают, чтобы посты Э.Б. выходили. Еще из-за этого не хватает ей переживать. В ее грамотности ни у кого сомнений нет. Вполне возможно, что набирает не филолог вовсе. Если бы я жила в Москве, предложила бы свою помощь. Я и сейчас с удовольствием могу вычитывать посты перед публикацией, если будут мне присылать по электронке, но ведь это задержит пост.
Э.Б., вам не предлагали издать весь блог книгой? С удовольствием буду корректором, если понадобится (редактор вам не нужен).

все же в основном это явные опечатки, не ошибки. Они и раньше проскакивали, но все же понимают ситуацию. Были бы тексты, это не тот случай, когда стоит выискивать блох

Кто-то приезжает на пару часов набрать с голоса или с бумажки и этот кто-то не филолог, и, скорее всего, перечитать он уже не успевает, так я понимаю. Но главное - приезжает.

И спасибо большое тем, кто это делает

Я в советской школе и училась, и работала. Мне в школе было хорошо, потому что я хорошо училась. У меня в аттестате две четвёрки - по нвп и по химии. Остальные - пятёрки. При этом химию я не знала вообще, прогуливала все контрольные. Там и тройки не валялось. Однако поставили.И так многим. Да и приём устных выпускных экзаменов - сплошь бульшит. А потом поступление в ВУЗ - ещё один большой бульшит. Здесь в Израиле я познакомилась с одним бывшим вузовским преподавателем математики из Ленинграда. Он рассказал, как всё работало в 70-80х. Да и муж рассказывал, как он поступал и его знакомые (это уже в Москве) - вся эта система "частных уроков". А школьная программа и вправду была хорошей.
Теперь, отработав 23 года преподавателем в Израиле, могу сравнивать. И сравнение совсем не в пользу советской школы. Хотя и в израильской системе есть свои тараканы. Как раз завтра мои школьники сдают гос. экзамен по моему предмету - computer science. Сдают письменно. Нет никаких билетов - должны решать задачи, соображать. Потом я буду проверять экзамены от мин.проса. При проверке есть только баркод удостоверения личности. Больше я ничего не знаю о проверяемом. Знаю только, что это точно НЕ мой ученик. Вступительных в университеты нет. Все по аттестату, потому что он абсолютно объективный. Но больше всего меня изумило поначалу (сейчас уже привыкла) - нельзя вызывать к доске, если только ученик сам захочет, нельзя писать оценку на титульном листе или вслух озвучивать оценки. На род.собраниях каждому родителю (больше пап, чем мам) выделено время, когда никто, кроме родителя и ребёнка не слышит, что учитель говорит. Ребёнок должен присутствовать при беседе - не принято обсуждать человека за его спиной. Учитель обязан сначала рассказать про хорошее, только потом про плохое. Двоечник - прежде всего личность. А кто у нас был двоечник в сов. системе - человек второго сорта, полный лишений и выгоняний...

Когда всю жизнь без остатка отдаешь чему-то одному, то это как-то негармонично, Энгелина Борисовна и не думаю, что это путь к счастью. Пусть это даже и такое вроде достойное дело, как учительство в школе.

"Провести целый день, осенний, нарядный на свежем воздухе под открытым небом, в движении, вместо того, чтобы просидеть его на стуле в душном помещении над неинтересными бумагами…" - для дня на открытом воздухе есть выходные, я ездила и в школе, и в университете на картошку, капусту, морковку, и на уборку, и на прополку. И если возможность для школьников добровольно заработать в каникулы могу только приветствовать, то принудительно терять месяц учебы в университете, подстраивать под это учебные планы каждого выпуска лучших вузов страны, кажется исключительно неправильным. А уж любимую работу на не пойми откуда взявшуюся "картошку" и вовсе не хотелось бы менять. Может быть потому, что свою работу я воспринимаю не как как "сидение на стуле с неинтересными бумагами", а как возможность вместе с другими умными людьми сделать что-то общее, гораздо более полезное, чем неумелый сбор картошки, которая потом ещё может сгниет на складах. А то ещё, рассказывают, была разновидность тухлые овощи перебирать на базе - без свежего воздуха и костра. На костёр, кстати, у нас на картошке/морковке времени никогда не было, максимум перекусить бутербродом, сидя на вёдрах. А на прополке летом в чемпионах (проходили по две грядки, пока остальные по одной) были одноклассники, которые бестрепетно вырубали тяпкой большую часть капусты вместе с сорняками, но у городских учителей не было квалификации оценить качество "прополки"

В поездках "на картошку" для посылаемых были и плюсы и м

но для народного хозяйства страны это было убыточно, а для страны в целом это был позор.

В любой ситуации есть плюсы, пока человек жив. Романтизировать картошку я бы за это не стала, хотя плюсов не отрицаю, были, конечно

ответ на ответ

Уважаемая Энгелина Борисовна, давайте сначала о медицине.
Итак, мы с Вами согласны, что бесплатной сов. медицина не была. За «бесплатную медицину» платил «весь советский народ», но сверх того очень часто платили сами пациенты. Врачам за операции (редко меньше 100 руб.), сестрам за процедуры (3-10 руб), нянечкам за утки (1-3). Не всюду и не всегда, но очень часто. Это было очень широко распространено, не скрывалось и практически не преследовалось. Использовалось, как предлог – например, нужно врача наказать за что-то другое.
Но главное не в дороговизне, а в отсталости, низком уровне и в отсутствии многих лекарств. Многие лекарства врачам запрещали выписывать – именно потому, что их не было. Ну, не то, чтобы не было... Были. Но не для всех.
Помните, как Ельцыну операцию на сердце делали? Ближе Германии врача не нашли. И поправьте меня, если я ошибаюсь, но я думаю, что этот врач инструменты, приборы, лекарства и ассистентов привез с собой, а не взял на месте, пусть даже и в спец. больнице для слуг народа. А если такая операция понадобилась простому гражданину? Ему тоже в Германии врача брать? А в США такие операции делают пачками во многих местах, я лично знаю двух человек, к-рым в те же годы их сделали по бесплатной страховке
«учиться и лечиться могут только богатые» - в более или менее развитых странах это не так уже лет 150, а про наше время и говорить нечего. Нехорошо заниматься саморекламой (а почему, собственно?), но приглашаю всех в макспарк точка ком в сооб «Про жизнь. Американскую и не только», там это более подробно расписано.

да, советская медицина была несовершенна, в ней тоже были перекосы, однако же она была сильно доступнее! Лечили всех, всем давали больничные. Даже в маленьких городах были больницв, сейчас же сплошные сокращения и закрытия! Другое дело, что в советское время уровень медицины в целом был ниже — многих технологий не было, многие операции были экспериментальными, то есть редкими, о многих известных сейчас болезнях тогда вообще наука не знала... взяточничество же было в России всегда, об этом еще писатели 19 века рассказывали))) конечно, оно было в СССР. Но оно и сейчас не исчезло!

Также неясно, причем тут Ельцин? Это не в СССР было, а в России...

С чем соглашусь, так это с тем, что качественное лечение сейчас только для богатых. Сама я много и часто болею и вижу это.

в основном, согласен с Вами

а Вы - со мной. Сов. медицина была отсталой и не была бесплатной. Но она была.

О медицине в нынешней России ничего не говорю. Впрочем, говорю: погуглите "Больницы России".

Ельцин при том, что вряд ли лучшая (самая менее плохая) росс. медицина сильно отличалась от лучшей советской.
Я, кстати, ошибся, мне здесь правильно указали: врача позвали не из Германии, а из США.

Теперь об образовании

Насчет спецшкол я переборщил, признаю. В обычных школах тоже были хорошие учителя. Верней, бывали. Просто в спешколах их собирали со всего города и анкетной стороне вопроса нередко уделяли внимания меньше, чем обычно. Поэтому в спецшколе могло быть несколько выдающихся учителей, несколько средних, а большинство – хороших и очень хороших. В обычной школе очень выдающихся или хороших учителей могло быть 0 или 1, м.б. кто знает, где было больше, я – нет. Разве что в школах Сибири в известные годы по известным причинам.
Вы пишете, что программа была хороша, но Вы же пишете, что не помните ее. Это Вы! А что тогда говорить о среднем ребёнке? Так какой в таком случае толк от хорошей программы? И хороша ли она?
Я говорил с одним рабочим. Он был рабочим в СССР и остался рабочим в США. Слова его я запомнил дословно: «Меня в школе учили алгебре. Зачем нужна алгебра?! <тут я с ним не согласен, но он так сказал> А как с людьми разговаривать, меня не учили. А что нужнее?» И он прав.
Я не говорю о нынешней росс. школе (посмотрел сериал Гай Германики, если хоть половина правда – как россияне могут спать ночью? Нужно спасать детей! срочно!), но в сов. школе много внимания уделялось знаниям ( sin(2x)=2sin(x)cos(x). Спасибо, Марья Ивановна, это нам очень помогло в жизни!) и ничего не говорилось о психологии, о межличностных отношениях. Разве это хорошая программа?
Это теория, а вот практика. Моя соседка меня как-то спросила, правда ли, что в небе есть «большие круглые, как наша Земля»? Ей муж сказал, она усомнилась. Она кончила 11 классов!
Я преподавал в школе, и у меня две десятиклассницы читали по слогам. Один девятиклассник не знал латинского алфавита. Согласен, это были особые случаи, другие читали бегло и лат. шрифт знали. Но больше ничего, даже таблицу умножения! (Кроме трех мальчиков, но это были талантливые дети, тоже особые случаи). Это были психически здоровые дети, отнюдь не забитые, «по жизни» развитые даже больше, чем. Но директор школы пропил урожай из школьного сада, и его за это перевели учителем в эту же самую школу (а куда было его девать?) и назначили директором другого, к-рый на директора не тянул, но его жена спала с заврайоно, а учительница младших классов не знала, сколько будет минус 1 умножить на минус 1 – она вела в т.ч. и арифметику-, а один учитель мог прийти на урок пьяным, а муж одной учительницы пришел на ее урок и избил за то, что она жила с другим учителем...
Школа была в ужасном состоянии, так же, как и медицина, как и промышленность и сельское хозяйство и экспериментальная наука (теоретическая была на высоте, т.к. в мозгах, бумаге и ручках недостатка не было). Не в школе дело, не в медицине и т.д. Просто ленинский, сталинский и троцкистский варианты марксизма – ошибочные теории. Думаю, израильский и скандинавский варианты тоже неверны, но тут уверенности нет.

Re: Теперь об образовании

Вы какие-то ужасы рассказываете. Верю, что такие случаи были, но это не типично для всей советской школы, совсем не характеризует её. Я сам закончил десятилетку в сельской школе, с благодарностью вспоминаю почти всех учителей. Потом работал в сельской школе уже не советской. Были ученики, которые приходили в 10 класс, не умея прочитать без ошибок одно предложение (им и в 9-м нечего было делать, но нужно-же было хоть свидетельство об окончании основной школы дать!), но им просто ставили двойки за полугодие и они сами уходили из школы. Но были и замечательные дети. Тупые дети есть везде и были всегда, но это не вина школы совсем, то есть абсолютно - просто их надо отсеивать, не обманывать ни себя ни их, не заниматься приписками. Любая "хорошая" школа (так называемая элитная) всего лишь провела отбор детей - это прежде всего и главное, а уровень преподавания только накладывается на это главное.
Живу сейчас в Португалии. Вот это действительно ужас. Среди пожилых взрослых встречаются СОВСЕМ не умеющие читать. Таблицу умножения не знают практически все. В уме 15 поделить на 5 - неразрешимая задача (в телешоу это вопрос на засыпку, причём 15 на три они делить могут). Про учебники, книги вообще - отдельная история (у меня невольно складывается мнение, что проводится целенаправленная работа по обыдлению людей - чтобы меньше думали). Я никаких исследований не проводил и таковых не знаю, но по моим наблюдениям уровень образованности и умственного развития среднего человека в России (получавшего образование ещё в СССР) намного выше. По рассказам знаю, что в США обычная, неэлитная муниципальная школа - тот ещё кошмар. В Великобритании знакомые живут - рассказывают, что все стремятся отдавать детей в частные школы. Прочитайте рассказ академика В. И. Арнольда про высшее математическое образование во Франции. Или "Пятое правило арифметики" Виктора Доса.

Re: Теперь об образовании

В том-то и дело, что это типично для советской школы эпохи застоя. А хорошие учителя были, никто не спорит.
Замечательные дети тоже были, как и тупые. Но я говорил об обычных детях, ограбленных соввластью во многих отношениях, в т. ч. и в школе.

Про муниципальнэ школы в США у Вас однобокая и/или ложная информация, хотя очень плохие школы здесь есть. Здесь вообще много плохого и очень плохого, но рос./сов. человеку этого не понять, поэтому ему лепят то, что понять он может.

Про Францию не знаю, но немного знаю про акад. Арнольда. Он крупнейший математик и неумный человек. Последнее видно из его высказываний о физике. Не знаешь физики - и не надо, ты не обязан, но умный человек не выставляет себя на посмешище и не говорит о том, чего не знает.
Кроме того, он лжец. Я в ютьюбе нашел его рассказ о его личном опыте в США - этого не могло быть потому, что в наше время этого не могло быть. Дал это посмотреть одному человеку, к-рый с ним знаком лично, очень его любит и уважает. Этот человек на тот момент жил в США лет 20, поэтому он знал, что академик врет. Сказать, что это приписали, что не мог Арнольд пороть такую чушь, он тоже не мог, т.к это был ютьюб. Поэтому он сконфуженно сказал, что Арнольд не всегда излагает события так, как они были. И у меня сложилось впечатление, что этот человек знает и другие случаи, когда академик врал.

Хорошее образование по своей природе селективно. Если учить всех подряд, выдавая всем аттестаты и дипломы, то качества не будет - будет фикция, халтура. Даже на деревообрабатывающем комбинате брёвна по своему качеству, пригодности отличаются друг от друга, и поэтому производится их отбор, не из каждого бревна можно сделать качественный шкаф. Кроме того, ученик сам является работником (учится), а не простым получателем услуг. Должны работать фильтры, не пропускающие "обрабатываемый материал" на более высокие ступени образования. Всеобщее и обязательное образование (среднее или высшее) - глупость (замечу, что в 2007 году Путин, вопреки мнению специалистов, сделал обязательной 11-летку). В этом и была главная причина отрицательных моментов советского образования - нельзя было ни двойку поставить, ни из школы исключить, ни в 9-й класс не взять. В этом причина и сегодняшнего низкого качества образования, потому что аттестаты выдают всем, в вузы берут всех. Нужно, правда, сказать, что сейчас положение понемногу меняется, благодаря введению ЕГЭ, сокращению расплодившихся вузов. Образование должно быть РАВНОдоступным (а не просто общедоступным - понятие без чёткого смысла), но ни в коем случае не обязательным, чтобы не приходилось ставить липовые тройки, выдавать липовые аттестаты, липовые дипломы.

обо мне и картошке

Уважаемая Энгелина Борисовна, мы с Вами действительно очень разные. Вы – открытый человек, экстраверт, к Вам люди тянутся. Вот и я притянулся...
Я – малообщительный, спорщик, у меня плохой характер. Часто Вам возражаю, о Маяковском отрицательно высказывался... Я боялся, что стану Вам антипатичен, но Вы оказались выше. Я очень этому рад и надеюсь ещё долго с Вами спорить. :-)

Что касается моего ника – он появился, можно сказать, сам собой. Лет 15-20 назад, когда я только начинал шататься по росс. интернету, занесло меня на некий форум, где обсуждали правописание. И столько там было злобы, оскорблений и антисемитизма (это было до того, как росс. форумы поразила антиамериканскоая паранойя), что я вмешался и стал призывать народ к спокойствию. Ника у меня еще не было, я разместил несколько постов как Аноним, меня стали называть спокойным, т.к. надо было меня отличать от других безимянных, и я решил, что так тому и быть.

В том, что студентов, инженеров, врачей, школьников и солдат посылали на сельхозработы, на стройки, на овощные базы были свои плюсы. Как для посылаемых, так и для народного хозяйства в целом. В нормальной стране это было бы однозначно плохо для экономики, да там это и невозможно, а тут наряду с очевидными минусами были и плюсы.
Для СССР и марксизма-ленинизма это было позором.

Про картошку

<<А ездить в колхоз на картошку я в студенческие годы очень любила, а когда стала работать, то выезд на картошку был самым счастливым днем. Провести целый день, осенний, нарядный на свежем воздухе под открытым небом, в движении, вместо того, чтобы просидеть его на стуле в душном помещении над неинтересными бумагами… пообедать горячей картошкой, испечённой в костре, вымыть руки и умыться из речки>>
Да, поездки на картошку для городского жителя - это такой типа отдых на природе, судя по вашим словам. Для меня как для сельского жителя в этой уборке картошки не было ничего интересного и романтичного, обычная рутина. Начиная с пятого класса мы работали на картошке в родном колхозе по две-три недели, и никакой испечённой в костре картошки там не было, мы тупо собирали её вслед за лошадью с плугом, позднее после картофелеуборочного комбайна. Ещё успеть бы собрать, пока лошадь/комбайн не сделали новый круг. Терпеть не могла эту трудовую повинность.
А потом ещё дома та же самая картошка, её тоже надо копать. Никакой романтики, одна проза жизни.

<<Я говорила, что школа отнимает у учителя всю жизнь без остатка, ничего нельзя оставить, сохранить, припрятать для себя... Так вот эта Ассоль-Суок замуж не вышла и детей не родила и в аспирантуру не поступила... Вся ее жизнь отдана ученикам, говорить она может только об учениках, их родителях и изменениях в программе обучения.>>
Мне кажется, что это ужасно. Жизнь очень разнообразна, и отдать её всю без остатка чему-то одному - это фактически не жить. Можно удивляться и даже преклоняться перед такими людьми, но повторить их путь... нет, не хотела бы.

  • 1