Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

К 100-летию. Гражданская война. Колчак и не только. Продолжение 3.

Мне только сегодня прочли полемику, если её можно так назвать, а вернее, перебранку между В.Хандориным и набросившимися на него какими-то злобными недоумками, к тому же явно неадекватными. Воспитанный человек Владимир Геннадьевич, к моему удивлению, еще пытался с ними разговаривать. Мне ужасно стыдно, и я чувствую себя виноватой перед ним за то, что все это безобразие произошло на страницах нашего ЖЖ. Мы с ним можем занимать разные политические позиции, по-разному оценивать те или иные события гражданской войны, но в его эрудиции я не сомневаюсь и считаю его крупным специалистом, может быть, главным специалистом по вопросам, которые мы сейчас обсуждаем.

А позиции у нас действительно разные. Вообще убеждения человека связаны с особенностями его характера, для меня это несомненно. В силу моего характера мне нравится свобода, воля, самодержавие в любых формах для меня отвратительно, социальное неравенство я воспринимаю как зло и убеждена, что человечество с этим злом справится в обозримом будущем. Я интернационалистка, и мне подозрителен патриотизм, особенно имперский патриотизм, вооруженный... Колчак — носитель всего того, что я считаю злом, а для Хандорина он положительный герой. Поэтому я думаю, что у нас разные характеры, и разные политические позиции мы с ним занимали всегда. Я всегда была в оппозиции — и во времена Сталина, и в позднесоветское время, и сейчас я в оппозиции к путинскому режиму. А Хандорин, я полагаю, поклонник Путина, имперские устремления нашего лидера должны его очень вдохновлять.


А, может быть, мы с Хандориным занимаем разные позиции еще и потому, что его предки были колчаковскими офицерами, а мои дедушка и бабушка были революционерами, а родители участвовали в Гражданской войне на стороне красных, причем будучи очень молодыми, почти подростками. Победили мои родители, потому что народ был на их стороне, и, значит, они победили правильно. Правда, построить свой новый мир, за который они воевали, им не удалось. Власть захватил Сталин и расстрелял моего отца, так же, как прадедушку В. Хандорина. Так обычно бывает. Есть выражение «победитель не получает ничего», плоды победы обычно достаются мародерам. Но история показала правоту моих родителей, весь цивилизованный мир встал на путь, который они наметили, и произошло это именно в тот срок, который указал Маркс. Маркс сказал, что капитализм сменится следующей формацией, когда исчерпает свои возможности и станет камнем преткновения на пути прогресса. И вот теперь это время пришло. И мы видим, что весь цивилизованный мир движется к социализму. Избрание в Штатах совершенно ископаемого Трампа и успех правых популистов в некоторых странах — это всего лишь временное отступление. Весь мир движется к социал-демократии в той или иной форме. А самодержавие и империализм, а Колчак был убежденным империалистом,- это прошлое человечества, все великие империи распались. Писать о симпатии к Колчаку и к Николаю II и рассчитывать на понимание и сочувствие читателей можно только живя в нашей стране. Все, даже представители дома Романовых, понимают, что именно Николай II виноват не только в том, что революция произошла, но и в том, что она была такой кровавой. А мы здесь декларируем приверженность традиционным ценностям и некий диковинный супергиперконсерватизм. И, в частности, опираясь на ложно понятое православие, призываем вернуться назад, в прошлое. Вот только непонятно, как далеко в прошлое. То ли во времена Александра III, то ли во времена Ивана Грозного. Недаром же мы поставили памятник этому душегубу и садисту, которому до сих пор не было ни одного памятника в стране, где он правил.

Из-за этой отвратительной перепалки в нашем ЖЖ у меня прямо-таки психологическая травма, и продолжать разговор о Колчаке неохота. Поэтому разговор будет короче, чем задумывался.


Мы уже говорили, что, получив информацию о февральских событиях в Петрограде, командующий Черноморским флотом Колчак скрыл её от своих подчиненных, и велел заблокировать телеграфную и почтовую связь, и доставлять телеграммы ему лично. Но приказ о блокаде он вскоре отменил, как бесполезный, потому что немцы эти события освещали подробнейшим образом. Естественно, Колчак делал все возможное, чтобы не допустить революцию на флот. Некоторое время он не верил в необратимость происшедшего, и продолжал провозглашать верность флота царю и Отечеству. Но, когда поверил, то проявил неожиданную гибкость, способность к компромиссу, и я бы сказала, даже хитрость. Он прикинулся революционером, говорил, что декларировать монархические взгляды сейчас не своевременно, и он молчал об этих своих взглядах и когда уже был в Сибири.

Колчак вроде бы шел на встречу революционным требованиям, согласился перезахоронить прах лейтенанта Шмидта, и провел еще ряд революционных мероприятий. Колчак пытался сохранить боеспособность флота, он был сторонником продолжения войны до победного конца. Он хотел вписать вновь возникшие судовые комитеты в существующую субординацию, подчинить их командованию флота. Некоторое время ему все удавалось. Но не долго. Колчак продолжал вести минную войну. Как флотоводец он, похоже, больше ничего не умел. Крупные победные морские сражения за ним не числятся. Но расстановкой мин он увлекался очень, удивительно, что его суда не подрывались на собственных минах. До сих пор Бог миловал, но вот теперь на этих минах подорвались три собственных баркаса.

Революционные настроения на флоте усиливались, и это событие привело к взрыву. Матросы потребовали разоружить офицеров. Некоторые согласились сдать оружие, один из офицеров застрелился. Колчак взял в руки золотую саблю, которую получил в награду во время русско-японской войны, и сказал: «Наши враги японцы оставили мне эту саблю, и вам я её не отдам». С этими словами он бросил саблю в море. Командовать флотом после этого Колчак больше не мог, заявил об этом матросам, и покинул флот, не дожидаясь приказа из Петрограда. В сущности он совершил дисциплинарный проступок, ибо не имел права без приказа Временного правительства покидать своего поста.

Это было в июне, а в июле Колчак прибыл в Петроград. В Петрограде он сразу же включился в общественную политическую жизнь. Много выступал, его выступления публиковали в газетах. Гучков предложил Колчаку пост военного министра во Временном правительстве, от которого Колчак отказался. В определенных кругах Колчак был популярен, его прочили в военные диктаторы так же, как Корнилова. В Петербурге Колчак познакомился с американским адмиралом Гленноном, и тот пригласил его в США. Американцы готовили Дарнанелльскую операцию, и участие русских было бы очень уместно. Колчак принял приглашение, но оказавшись в США понял, что Дарданелльской операции не будет. То ли американцы передумали, то ли никогда всерьез ее не планировали. 25 октября Колчак покинул США. В Йокогаме он узнал об Октябрьском перевороте и о планах заключения Брестского мира. И то и другое было для него ударом. Он связался с английским командованием и предложил ему свои услуги, сказал, что хочет участвовать в войне и в личном качестве и как представитель России, которая в его лице таким образом сохраняет верность союзническим обязательствам.

Англичане приняли его предложение, и он даже получил назначение в Мессопотамию. Но обстоятельства сложились так, что он все же остался в России.

Окончание следует.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment