?

Log in

No account? Create an account

tareeva


Интеллигентская штучка

до конца своих дней


Previous Entry Поделиться Next Entry
К столетию. Гражданская война. Продолжение
tareeva
Я начала писать о революция в России в октябре прошлого года, накануне 99 годовщины Октябрьской революции. Но сейчас 2017 год и до столетия Февральской революции осталось меньше месяца. Поэтому я цифру 99 в заглавии заменила цифрой 100.

Столетний юбилей – огромное событие. Можно себе представить, каким полем брани он станет для историков, политиков, общественных деятелей, историков философии и литературы и не только для них. Какие там будут разыгрываться баталии. У каждого свой взгляд и огромное количество совершенно неопровержимых доказательств в правильности этого взгляда. Будем надеяться, что эти бои не станут кровопролитными в буквальном смысле слова. И, конечно, же консенсус найден не будет. Гражданская война в нашей стране продолжается.

И я хочу принять участие в этой битве. То, что происходит в нашей стране, а, следовательно, и ее история для меня всегда было важнее того, что происходит со мной лично. Такой у меня врожденный дефект, я получила его с генами моих родителей, а в результате воспитания он еще развился. Я не одна такая. Таким был и мой муж, и, когда мы были вместе, то, что происходит со страной, было для нас не только важнее того, что происходит с нами, но даже важнее того, что происходит между нами. Таким было все мое поколение, во всяком случае наш круг.

То, что я начала писать в октябре, это моя точка зрения, мой взгляд и в сущности моя концепция истории России 20 века. Я выстрадала эту концепцию всей моей жизнью. Окончательно она сложилась у меня к началу осени 2016 года. Мне кажется, наконец ,я во всем разобралась, и все встало на свои места. И я намерена изложить эту концепцию всю от начала до конца, конечно, если успею.


20 век в России был коротким. Он начался в 1914 году. То, что было до 1914 года, - это было продолжение 19 века. Нового в нем было только то, что это был декаданс, декаданс 19 века. А кончился 20 век в России в начале 90-х годов с распадом Советского Союза. Он продолжался меньше 80 лет, но был насыщен событиями, поворотными для страны, а может быть и не только для нашей страны. Каждое из этих поворотных событий было следствием предыдущего события, его развитием и в то же время его отрицанием. И каждое событие было развилкой.

Мы уже говорили о Февральской и Октябрьской революциях. Февральская революция была развилкой, после нее страна могла стать буржуазно-демократической, необязательно республикой. Это могла быть конституционная монархия, по типу Великобритании, но так не случилось. Не случилось потому, что революционный взрыв был слишком мощным. После него страна погрузилась в хаос, и этот хаос невозможно было преодолеть с помощью демократических процедур. Хаос не мог быть преобразован в демократию, им могла овладеть только диктатура. Такую диктатуру безуспешно пытался установить Керенский, военную диктатуру пытался установить генерал Лавр Корнилов, это также не удалось. Диктатуру после Октябрьского восстания установили большевики. После Февральской революции Россия не стала буржуазно-демократической страной, а стала вроде бы на социалистический путь развития. Следующий развилкой был НЭП, но об этом позже.

Дорогие френды! Я прервала разговор о Гражданской войне, потому что в рождественскую неделю разговор на эту тему казался мне неуместным, думала, что откладываю его до конца рождественских каникул. Но я написала пост на, как мне казалось, более подходящую тему, а потом были комментарии к нему, и нужно было ответить на комментарии, и перерыв затянулся почти на месяц. Теперь я собираюсь писать продолжение, понимая, что начало вы забыли. Я там писала, что не знаю, как построить длинный и сложный разговор о Гражданской войне, и решила, что буду писать сначала про белых, потом про красных. И прошлый пост был про белых. Я там еще вспоминала книгу поручика Сергея Мамонтова «Походы и кони». Я там сказала, что у белых не было шансов на победу. И еще там был разговор о том, что половина офицерского корпуса царской армии – 75 тысяч – не участвовала в Гражданской войне. А из тех, кто участвовал, 50 тысяч воевали на стороне красных, 25 на стороне белых. В одном из комментариев к этому посту меня спросили, почему я считаю, что у белых не было шансов победить. А в другом комментарии читательница написала, что офицеры, которые не участвовали в войне, были бездельники и трусы, если бы они участвовали, то и ход и результаты войны могли бы быть другими, а может и революции не было бы. Эти два комментария меня удивили. Мне казалось, что я в своем посте как раз и пытаюсь объяснить причины принципиального неучастия офицеров в гражданской войне. И эти же причины привели к поражению белых. Но либо я плохо объяснила, либо невнимательно прочли. В комментариях вообще не видно, что их авторы читали мой текст, в комментариях звучат привычные стереотипы. А я считаю эти стереотипы неправильными и пишу, чтобы это доказать, чтобы их разрушить. Раз продолжают спрашивать, я продолжаю отвечать. Видно самоцитирование и бесконечное повторение одного и того же на разные лады – моя судьба.

Я далека от мысли, что 75 тысяч офицеров не воевали, потому что были трусами и предпочли отсиживаться. Они были не трусы и они были люди чести, что же тогда помешало им участвовать в войне? Им не совсем понятно было, за что именно воевать, под какими лозунгами. Восстанавливать самодержавие? Но царя вроде свергали все вместе и они в этом принимали участие. Бороться за восстановление монархии в 20-м веке как-то несовременно. И потом, восстановить трон и кого на него посадить? Был еще лозунг: «Загоним народ обратно в его норы». У этого лозунга было много сторонников, но как его загонишь? Здесь эффект тюбика: выдавить содержимое из тюбика очень легко, это можно сделать одним нажатием, а вот обратно в тюбик не запихнешь. К тому же в войне нужны не только офицеры, но и рядовые солдаты, а это тот же народ, за таким лозунгом они не пойдут. Воевать за единую неделимую Россию, так и красные за нее воюют. Красные предлагали всем понятный, четкий и ясный социальный проект, у белых этого не было. Что они могли предложить? Восстановить прежний порядок? Но этот порядок никому не нравился, именно он и вызвал всеобщий протест. К тому же, офицерам, только что вернувшимся с германского фронта, не просто было стрелять в своих же солдат. Неучастие большей части русских офицеров в Гражданской войне было принципиальным, и мы в этом убедимся, когда будем говорить о конкретных событиях, конкретных эпизодах этой войны.

Мы с вами уже много раз по разным поводам говорили об особенностях русского национального менталитета. Такими особенностями принято считать примат духовного над материальным, примат общего над личным, примат будущего над настоящим. Об этом Сергей Сильянов снял замечательный документальный фильм «Русская идея». Об этом же вся великая русская литература. Идея революции, которую в Гражданскую войну защищали красные, совпадает с русской национальной идеей и созвучно содержанию русской литературы. В русском языке есть слово правда, не знаю, можно ли его перевести на какой-нибудь другой язык. Слово правда, это не синоним слова истина, это другое. Это – истина плюс справедливость. За правду можно сражаться, за правду легко умереть. А справедливость – это социальная справедливость, равенство всех перед Богом. Вот красные в Гражданской войне были уверены, что воюют за правду, за общее и за светлое будущее – такое, какого никогда и нигде прежде не было. Они его установят сначала в России, а потом и весь мир их поддержит. Правду все поймут. А белые, выходит, воевали против всего этого. И против правды и против русской литературы.

В доказательство сошлюсь на фильм Никиты Михалкова «Солнечный удар». В этом фильме белые офицеры, попавшие в плен к красным (этим офицерам Никита Михалков сочувствует всей душой), рассуждают о том, как и почему произошла революция, как это все могло случиться. Пытаются разобраться в причинах. Первая причина, по их мнению, недостаточно жесткая борьба власти с революционерами. Если бы всех «агитаторов» вешали, то революции бы не было. Нужно было туже завинчивать гайки. Но в западных странах гайки вообще не завинчивали и, в отличие от России, коммунистическая партия не была запрещена, однако революция произошла не в этих странах. Вторая причина – русская литература, которая больше ста лет поливала грязью прекрасную русскую жизнь. Но литература того направления, которая в советском литературоведении называлась критическим реализмом, была во всех европейских странах. Там были Бальзак, Теккерей, Диккенс, который очень выразительно живописал ужасы английской действительности, показывая трагические судьбы детей. Западное общество смотрелось в эту литературу как в зеркало, видело свои уродства и благодаря этому совершенствовалась. Русская элита вела себя иначе. И, вероятно, причина революции именно в этом.

Кажется, я объяснила, против чего воевали белые, а вот за что они воевали? Получается, что за восстановление прежней жизни со всеми привилегиями, которыми они там пользовались. Какие бы высокие слова они не говорили, например, о защите культуры от грядущего хама, они чувствовали, что воюют за материальное преимущество для себя, за свое добро, за бабло. Для русского человека это, конечно, плохой стимул.

Кто же были русские офицеры? Какими они были? Мы можем себе представить это по литературе последней четверти 19 века. Те, что были раньше, до революции и Гражданской войны не дожили. Дожили герои «Поединка» Куприна и «Трех сестер» Чехова. Попытаемся себе представить, участвовали ли они в Гражданской войне и кто на какой стороне, при этом будем помнить, что на стороне белых их было вдвое меньше, чем на стороне красных. В «Трех сестрах» офицеры Вершинин, Тузенбах и Соленый. Соленый конечно, участвовал и, конечно, на стороне белых. Пленных красноармейцев он не расстреливал, как расстрелял Тузенбаха, а вешал. А вешал после допросов и пыток. Соленый и Тузенбах в пьесе Чехова — выраженные антогонисты и выходит, что в Гражданской войне они должны были оказаться в разных лагерях. Хотя могло случиться иначе. Вершинина я вообще не могу себе представить в братоубийственной войне. Китайцы говорят «человек похож на свое время больше, чем на отца и мать». Значит и они были похожи на свое время, а их временем был серебряный век, декаданс. Люди декаданса, я говорю не о каждом, а о типе, были разочарованными, пресыщенными, опустошенными, поэтому искали острых ощущений. Употребление кокаина стало распространенным явлением. Атмосфера была пряной и нечистой. В литературе было много эротики и эротики нездоровой, какое-то болезненное сладострастие. В сущности, это началось уже с Достоевского. Старик Карамазов, отношения Тоцкого с Настасьей Филлиповной, когда она была девочкой, и, наконец, Свидригайлов. Это типичный представитель декаданса. И теперь представьте себе Свидригайлова, в военной форме и с оружием, и при этом он сознает, что прежняя жизнь с ее правилами и нормами кончилась и теперь нормой стало отклонение от нормы, и все дозволено. Я думаю, что этот Свидригайлов пострашнее простого темного мужика с ружьем. У Врангеля спросили, зачем он согласился принять командование, когда поражение уже очевидно. И Врангель сказал: «Я хочу прекратить этот кабак». Понятно, что воевать, не очень веря в свою правоту и в возможность победы, трудно будучи трезвым.

Продолжение следует.

  • 1

«Загоним народ обратно в его норы»

У меня есть 95% уверенность что черносотенцы при Николае 2, социальная база большевизма, социальная база сталинизма, социальная база брежневского застоя, социальная база краснокоричневых в 90-е и социальная база нынешнего НОД и Антимайдана это в своей сути одно и тоже. И поэтому как не крути, проблема заталкивания пасты обратно в тюбик стоит до сих пор.

Вы говорите о направленности в будущее как части русской идеи. Но вот сейчас я вижу в нашем, так сказать, основном курсе обращённость в прошлое. Кто-то стремится в СССР, кто-то в царскую Россию, а кто-то даже в языческую Русь. Будущее при этом обозначено только туманным "вставанием с колен" и возвращением в одну из этих реальностей или во все сразу.

(Удалённый комментарий)
У Вас очень хороший слог, Вас легко читать!

  • 1