Энгелина Борисовна Тареева (tareeva) wrote,
Энгелина Борисовна Тареева
tareeva

Category:

Ответ на комментарии к моему ответу doc.rw. Продолжение.


Спрашивают как и почему я стала верующей. На этот вопрос я не знаю ответа, совсем не знаю. Я думаю, что никто из тех, кто пришел к этому своим путем в сознательном возрасте не сможет ответить на этот вопрос. Почему, будучи уже немолодым, крестился Александр Галич? А Людмила Улицкая, Екатерина Гениева, Тимур Кибиров, Александр Архангельский — они все крестились будучи уже взрослыми людьмиДмитрий Быков стал верующим сравнительно недавно, не знаю может ли он объяснить, как и почему это случилось. Один из моих молодых друзей рассказал мне как это произошло с ним. Когда ему было 8 лет он прочел книгу, которая называлась «Евангелие для детей», прочел и понял, что все написанное в этой книге — правда. Он попросил родителей, чтобы его крестили. Родителей атеистов его просьба удивила и выполнять ее они не собирались, мало ли что ребенку в голову взбредет. Мальчик настаивал, просил, требовал, плакал... сказал, что сам пойдет в церковь и уговорит священника и священник ему не откажет. Наконец одна из бабушек атеисток сжалилась над любимым внуком, отвела его в церковь и его крестили. Вот почему он поверил этой книге? Он знал, что книги писатели сочиняют, читал много сказок, но как-то понял, что в этой книге не сказки.

einat_ceisar спрашивает: «Энгелина Борисовна, а почему тогда именно христианство, а не иудаизм, который Вам бы подошёл больше?» Не понимаю, почему иудаизм подошел бы мне больше? По национальному признаку? Я считаю, что религия не может определяться национальной принадлежностью, она больше национального. Религия не может быть частью национальной культуры. Хотя я знаю, что многие люди, в том числе православные, думают именно так. Отцу Александру Меню на лекции как-то задали вопрос: «Что делать, чтобы евреи не лезли в православие?» Не стану приводить ответ отца Александра. Но вот, казалось бы, если вы считате, что православие это правда, то вы должны всем нести эту правду, должны хотеть, чтобы все стали православными. Но вот поди ж ты, сами хотят спастись, а от других путь к спасению закрывают и при этом считают себя христианами.

Почему не иудаизм? Но сначала не про религию. К евреям, израильтянам я отношусь с глубоким уважением. Преклоняюсь перед их мужеством. Они живут в маленьком государстве, их шесть миллионов триста тысяч, и государство это окружено трехсотмиллионным арабским миром, и полутора миллиардным мусульманским миром, и

это окружение враждебное. Причем, враждебность с годами не снижается, а только усиливается. Это окружение не признает за евреями право на независимое еврейское государство в Палестине. Израильтяне реально живут в ситуации осажденной крепости. Израиль - форпост западной цивилизации на Востоке, который становится угрозой для этой цивилизации. И, казалось бы, он может рассчитывать на поддержку западного мира, но он не встречает не только поддержки, но и просто лояльности. В этих условиях израильтяне ухитрились превратить каменистую пустыню в цветущий сад. Это не может не восхищать. Применяется какая-то, я полагаю, уникальная агротехника. У нас в России огромные просторы плодородной земли зарастают сорняками, и картошку мы импортируем из Израиля, и хорошо, что нам это позволяют, что дурацкие антисанкции не распространяются на Израиль.

В Израиле я была в маленьком городке, не помню, как он называется, на самой границе с одной из арабских стран, кажется, Иордании. В этом городке есть фабрика, где изготавливаются изделия из серебра, я там купила сережки для сестры моего мужа. Прелестный чистенький городок, белоснежные дома утопают в зеленых садах. Граница обозначена каким-то заборчиком, и по ту сторону границы бурая бесплодная пустыня, никаких следов человеческой деятельности. Мимо заборчика проехал бронетранспортер с израильскими пограничниками, ребята махали нам руками, что-то весело кричали и смеялись. Две территории по обе стороны забора выглядели, как разные планеты. И я сказала: « Дайте мне УЗИ и патроны к нему … Я буду защищать этот цветущий сад от наступающей на него пустыни и людей, которые там живут».

У меня много вопросов не к иудаизму, как таковому, но к сегодняшней практике исповедания этой религии. Вот как случилось, что кашрут стал важнее 10 заповедей? А это случилось, если вы станете отрицать это, я с вами не соглашусь и подумаю, что вы лукавите. Бог заключил со своим избранным народом договор, завет, и условия этого договора написаны на Скрижалях Завета — это 10 заповедей. Кашрута на Скрижалях Завета нет, его нет и в Ветхом Завете. Кашрут появился позже, но приобрел приоритетное значение. Вероятно, для этого есть очень важные причины, но мне кажется, что такая заформализованность быта может отвлекать от истинно духовного и даже это духовное подменить. Я понимаю, что кашрут и шабат это национальные скрепы, и они сыграли важную роль в истории народа, не позволили ему раствориться в более многочисленных народах, ассимилироваться. За это время десятки народов и языков исчезли с лица земли, а избранный народ существует. Возможно, эти скрепы нужны и сейчас. Евреи съехались в Израиль из разных стран, и разных культур, с разными языками и, следовательно, с разным менталитетом. И я понимаю, что их связывает нациаональная идея и иудаизм со всеми многочисленными правилами, регламентирующими быт. Но я человек не национальный, а интернациональный, и хуже того, я космополит. Никакая национальная идея мне не близка, и я надеюсь, что наступит время «когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся». И хочу, чтобы это время наступило как можно скорее.

Сейчас в русском национализме есть направление, сторонники которого критикую христианство и призывают русских вернуться к языческим славянским богам. Они говорят, что христианство - слюнявая космополитская религия. И это правда, космополитская, и слюнявая в том смысле, что очень возится, няньчится с человеком, и бесконечно терпима к его слабостям.


Но я, конечно же, не стану вступать с вами в богословские споры. Христианство просто потому, что я верю в Иисуса Христа. И я считаю, христианство следующим после иудаизма шагом к совершенствованию человека. Тема любви к ближнему возникает уже в Ветхом Завете, но в Новом Завете она получает развитие. В Ветхом Завете сказано, что ближнего нужно любить, но так же сказано «око за око, зуб за зуб». Значит, мстить можно и нужно, соблюдая при этом меру, тогда это будет не месть, а справедливое возмездие. И возникает вопрос: кто ближний, а кто нет. В Евангелии в Нагорной проповеди сказано, что возлюбить нужно и врагов и гонителей твоих. Это уточнение сильно упрощает жизнь. Не нужно разбираться, кто есть кто, люби всех и не ошибешься. И не нужно придумывать, как отомстить, чтобы не превысить меру: за зуб не сокрушить всю челюсть, и за глаз не снести голову. Нужно просто, если тебя ударили по одной щеке подставить другую. Мстить не нужно, нужно прощать. И этот Новый Завет мне лично симпатичней, чем Ветхий. Любовь к ближему в христианстве безусловный приоритет. Любовь к Богу проявляется не через соблюдение формальных ритуалов и обрядов, а через любовь к ближнему. Процитирую Евангелие.


(34) Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: 35ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; 36был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

(37) Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? 38когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? (39) когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

(40) И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Если ты не способен разделить с ближним последний кусок хлеба и отдать ему единственную рубашку, но никакой кашрут тебе не поможет.


Естествено, все, вышесказанное, относится к христианскому вероучению, а конкретные христиане следуют ему не всегда. Бог дал человеку свободу воли, и человек широко пользуется этой свободой. Он может рассчитывать на раскаяние «не согрешишь, не покаешься, не покаешься, не спасешься» «И Бог радуется одному раскаявшемуся грешнику больше чем 99 праведникам». Можно раскаяться, можно искупить грех, и можно надеяться на милосердие Бога.

В одном голливудским фильме я видела такой эпизод … Два молодых гангстера сообираются на дело и моются под душем, тела - загляденье. Один уже вымылся и одевается, а второй все стоит под струей. Первый спрашивает: «Ты что так намываешься? Не на свидание идешь!». Второй отвечает: «На дело идем, будет перестрелка, мы может погибнуть, не хотелось бы предстать перед апостолом Петром недостаточно чистым». Первый: «Ты думаешь мы в рай попадем?» Второй: «А почему бы нет?» Вот, идет на дело, собирается стрелять в людей и верит, что Бог примет его, как любимого блудного сына в своих райских кущах.

Мне кажется, я объяснила, почему христианство. А вот то, что именно православие, это просто так случилось. Православие оказалось под рукой. Мои дети принадлежали к общине отца Александра Меня. Община собиралась у нас дома и отец Александр бывал у нас. Правда тогда я была от всего этого далека и, будучи человеком сталинской школы, готова была и отца Александра подозревать в том, что он работает на КГБ. Я даже познакомиться с ним не захотела, о чем теперь жалею. Поэтому, естественно, когда я решила креститься, то обратилась к своим детям, и меня крестил отец Александр Борисов, друг Александра Меня. Они учились в одной школе, потом в одном институте, а после гибели Александра Меня его прихожане стали прихожанами отца Александра Борисова. Но вполне могло случиться так, что я бы приняла католицизм или протестантизм — это не принципиально, я — убежденный экуменист.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments